Путешествия и открытия        14 апреля 2014        75         0

Отношения людей и обезьян

1397438713_obeziyanaНемецкий офицер, капитан Оскар фон Беринге, путешествовал по тогдашним африканским колониям Германии. Путешествовал не ради удовольствия: Беринге имел определенное задание — он должен был приложить все усилия, чтобы внушить вождям племен мысль о величии и непобедимости Германской империи. Капитан фон Беринге был дисциплинированным офицером и, чтоб выполнить задание, пробирался через почти непроходимые леса и горы Руанда-Урунди. Трудно сказать, преуспел ли капитан в своей миссии. Даже если и преуспел, вряд ли имя Беринге сохранилось бы в памяти потомков только благодаря этому. Но надо сказать к чести капитана, что был он не только дисциплинированным служакой, но и любознательным человеком.

…Это произошло 17 октября 1902 года. В тот день капитан вместе со своим спутником решил подняться на гору Собинио. Разбив лагерь на высоте примерно трех тысяч метров, они увидели необычных обезьян и двумя выстрелами подстрелили двух из них. Обе упали в ущелье. И опять же к чести капитана и его спутника нужно сказать, что не стали они больше стрелять в необычных животных, а предпочли в течение пяти часов вытаскивать убитую обезьяну из ущелья.

Фон Беринге, видимо, разбирался в обезьянах и в своем отчете писал: «Я, к сожалению, определить не мог, к какому виду эта обезьяна относится. еще Ещё не встречались шимпанзе размера такого, в районе озера не было еще установлено наличие горилл».

Если не шимпанзе и не гориллы, то кто же? Ответить на этот вопрос никто не мог. И не удивительно — «отношения» людей и обезьян складывались очень необычно: люди давно знали про существование обезьян, но знали о них очень мало. Народы, живущие в тропических лесах и имеющие возможность постоянно видеть их в природных условиях, были убеждены, что это те же люди. А не разговаривают они лишь потому, что боятся, как бы их не заставили работать (вообще-то они разговаривать умеют).

Арабы были убеждены, что обезьяна — это дьявол, а египтяне, индийцы, малайцы считали обезьяну богом. На различных предметах, дошедших до нас из древнего мира, не раз встречаются изображения обезьян. Упоминается о них и в литературных произведениях, и в трудах древних ученых.

Еще в 470 году до нашей эры карфагенский мореплаватель Ганон, добравшийся до Западной Африки, встретил у подножия гор Сьера-Леоне волосатых «людей», которые кидали в путешественников камнями. Трех животных — их местные жители называли «гариллаи» — поймали. Плиний рассказывает, что через триста с лишним лет (в 146 году до н. э.), при вторжении римлян в Карфаген, в развалинах одного из храмов были найдены две шкуры этих зверолюдей.

В Древней Греции и Древнем Риме проявляли большой интерес к обезьянам, но изучить их, естественно, не могли: на территории Рима и Греции они не водились, а привозить их было очень трудно. В средние же века отношение к обезьянам, как и ко многим животным, резко изменилось: изучать обезьян мешало не только то, что жили они в малодоступных районах, этому мешали и церковники. Церковь сознательно извращала представление о них. (Достаточно вспомнить, что в США до недавнего времени в некоторых штатах было официально запрещено преподавание в школах теории Дарвина о происхождении человека. А в 1925 году одного учителя даже судили за то, что он нарушил запрет и рассказал школьникам о происхождении человека.)

Не удивительно, что в Европе широкая публика впервые увидела обезьян лишь в 1792 году, когда по постановлению Конвента — высшего органа республики, созданного во время Великой французской революции в Париже, — организован был первый в Европе зоологический сад. В России обезьяна в Измайловском зверинце еще в 1744 году появилась, где она, как свидетельствует документ, «муку кушала пшеничную, баранки житные и масла на 5 руб. 80 коп. в месяц». Но и в России, и в Париже были низшие обезьяны. Человекообразные появились в Европе лишь в 1830 году — тогда в Лондонском зоопарке впервые демонстрировался орангутан. Шимпанзе в 1836 году в Лондоне появился тоже. Горилла же впервые появилась в Европе в 1855 году, да и то «инкогнито», никто, даже ученые, не знали, что эта обезьяна и есть горилла.

Отношения людей и обезьян

К концу позапрошлого века обезьяны были относительно неплохо изучены. Но изучены, в основном, в неволе. О жизни обезьян в природе люди знали очень мало.

Основными источниками сведений об обезьянах на воле были записки путешественников. Путешественники же не стеснялись кое-что присочинить, приукрасить. Да и прихвастнуть не считали зазорным.

К тому же немало животных, и в том числе обезьян, они описывали с чужих слов, а порой выдавали за истину фантастические рассказы, услышанные от туземцев.

Не мудрено поэтому, что, когда путешественники привозили в Европу «вещественные доказательства» — черепа огромных обезьян, к ним тоже относились с недоверием, считали, что это черепа животных, давно уже вымерших.

Ученые долго не хотели признавать существование горилл. Ведь до середины XIX века горилл вообще никто не видел, а первые, увиденные людьми, гориллы принимались за крупных шимпанзе.

В конце концов, гориллы были признаны наукой. Было определено и место, где они обитают: Западная Африка.

Именно эту гориллу и имел в виду капитан Беринге, говоря, что гориллы в районе озера (он находился недалеко от озера Киву) не водятся. Еще бы! Ведь озеро находится от известного места обитания горилл в тысячах километров. Беринге было простительно сомнение: даже крупные ученые не могли поверить в существование горилл в тех местах. А ведь они знали от путешественника Спика, который в 1863 году в книге «Открытие истоков Нила» рассказывал, со слов местных жителей, о «чудовищах, которые не умеют разговаривать с людьми», хотя и очень похожи на человека.

Не поверили ученые и другому путешественнику, который в 1898 году сообщил о найденном им скелете гигантской обезьяны.

Но Беринге привез в Европу не только рассказы и легенды, он привез скелет убитого им животного. И вот в 1903 году появляется сообщение ученого П. Матчи о существовании горной гориллы (в отличие от известных, живущих в лесах на побережье Гвинейского залива, береговых горилл). Горная горилла была крупнее и мощнее береговой, ее рост превышал два метра, а вес крупных самцов достигал 300— 350 килограммов.

Фон Беринге не прославил Германскую империю, но сам он прославился. П. Матчи назвал горную гориллу в честь того, кто ее открыл, — гориллой Беринге.

Трудно сейчас сказать, гордился ли этим капитан германской армии. Но через три десятилетия, когда в Германии к власти пришли фашисты, многие офицеры презрительно отнеслись к славе их коллеги. Впрочем, как вообще ко многим наукам. В почете были лишь те, которые помогали Германии готовиться к войне, наращивать военную мощь, и те, которые помогали фашистам доказывать превосходство арийской расы.

Не будь этого, другое замечательное открытие, не менее замечательное, чем открытие Беринге, не задержалось бы на столько лет. Ведь ученые уже были на пути к нему. В 1929 году Эрнст Шварц, работая в бельгийском музее и изучая скелеты обезьян, живущих в Конго, несколько обнаружил костей, принадлежащих, видимо, очень мелким, по сравнению с шимпанзе, обезьянам. Приняв за новый вид шимпанзе, ученый назвал их карликовыми, и в науку они вошли под именем карликовых шимпанзе Шварца. Вскоре и живые шимпанзе-карлики появились в Европе — один прибыл из лесов Конго в Парижский зоопарк, другой — в Антверпенский.

Зоологи, изучив шимпанзе-карликов, еще решали вопрос, отнести ли их к новому виду или это лишь подвид шимпанзе, уже известных науке, когда вторая мировая война началась, развязанная фашистами. И мало кому из ученых было известно, что в зоопарке (от Мюнхена неподалеку), небольшого города Халлабруннера, живет еще несколько карликовых шимпанзе. И уж наверное никто, кроме двух-трех сотрудников да сторожа, не знал, какие это удивительные обезьянки. Они не только внешне отличались от крупных шимпанзе — в два раза были легче и мельче, у них и характер был другой — мирный и общительный (большие шимпанзе часто угрюмы и необщительны), и «разговаривали» они иначе, чем большие шимпанзе, и даже дрались вовсе не так, как их собратья, — не кусались и не царапались, а лишь обменивались ударами, да и то очень редко, потому что вообще очень редко ссорились. И надо же такому случиться, что именно эти мирные и добрые обезьянки погибли в 1944 году во время налета американской авиации. Не от бомб погибли, а от страха. Конечно, они были робкими и пугливыми, но только ли в этом дело? Может быть, причина в более утонченной нервной системе?

Но шла война, фашистское государство трещало по всем швам, и Германии было не до изучения карликовых шимпанзе. Лишь через десять лет после гибели маленьких обезьянок — в 1954 году — два немецких ученых очень интересный опубликовали труд.

Считалось до того времени, что человекообразных обезьян существует три: шимпанзе, горилла и орангутан. Немецкие же ученые доказали: нет, не три, а четыре. Четвертая — обезьяна, которую, с легкой руки Эрнста Шварца, считали карликовым шимпанзе. Ученые назвали его бонобо — так конголезцы называют этих обезьян у себя на родине.

Впрочем, вопрос о бонобо еще не был решен окончательно: некоторые ученые продолжали настаивать, что это все-таки карликовый шимпанзе, другие считали, что эта обезьяна к горилле близка. И, тем не менее, может быть, семье наших «родственников» — обезьян человекообразных — новый появился член. И, возможно, самый близкий.

Как подсчитал Артур Кейф (английский ученый ) у человека 1065 анатомических признаков. 312 из них только человеку свойственны. 396 признаков у него общие с шимпанзе. Общих с гориллой — 385, с орангутаном — 354, а с другими обезьянами — всего 113 признаков.

Трудно сказать точно, сколько у человека и у бонобо общих признаков, но, несомненно, не меньше, чем у остальных человекообразных. А может быть, и больше. Во всяком случае, бонобо по строению черепа к человеку ближе других обезьян.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *