Архитектура        19 февраля 2013        124         0

Период Урука

Варка

Наиболее полную информацию об этом периоде дала работа немецких археологов в самом Уруке, продолжавшаяся с перерывами почти полвека. Урук, называющийся Варкой, — это также Эрех Ветхого Завета. В шумерской литературе он связывается с именем Гильгамеша, одного из древнейших правителей династического периода, которого теперь считают реальным историческим лицом. Однако уже и в додинастическое время город, как полагают, занимал площадь около 200 акров, примерно треть которой, была застроена храмами и другими общественными зданиями, а две трети — жилищами горожан. Шурфы, заложенные в разных, далеко отстоящих друг от друга частях городища, показали, что даже в убейдский период поселение имело внушительные размеры.

Когда немецкие ученые начали раскопки на территории храмовой застройки в центре города, работа сосредоточилась на двух основных комплексах зданий, которые они назвали соответственно храмом Ану и комплексом Эанны. На их счастье, в обоих случаях развалины додинастического периода оказались залегающими не слишком глубоко.

Период Урука

Реконструкция «Колонного зала» в Варке («Урук IV». ок. 3200 г. до н. э.). На торце центральной сдвоенной лестницы изображен миниатюрный храм.

Храм Ану

Понять значение первых открытий в храме Ану сегодня легче, чем когда они были сделаны. Здание, названное археологами Белым храмом за стены, выкрашенные снаружи в белый цвет, покоилось на неправильной в плане кирпичной платформе. Оно оказалось позднейшей перестройкой святилища, чье происхождение, подобно аналогичному сооружению в Эреду, удалось проследить до убейдского периода («Ирак»). Тем не менее, планировка и характер этой последней перестройки, датируемой периодом Джемдет-Наср (3200-2900 гг. до н. э.), представляют особый интерес, поскольку в ней сохранены все основные черты убейдских храмов, лишь площадь платформы, на которой стоит храм, значительно увеличилась. К храму, облицованные фасады которого наклонены внутрь под небольшим углом, ведет величественная тройная лестница. Поскольку ни одного подобного «храма на платформе» от более поздних времен до нас не дошло, этот приобретает особое значение, являясь, непосредственным прототипом шумерского зиккурата.

Метрах в пятидесяти к востоку от Белого храма возвышаются стены комплекса Эанны — скопления дворов и террас, окружающих уже настоящий, многократно перестраивавшийся зиккурат, посвященный богине Инанне. На раннем уже этапе исследований ясно стало, что этот монументальный ансамбль заменил более древний комплекс культовых зданий, относящихся к завершающим фазам додинастического периода. Немецкие ученые посредством пробного шурфа в центре этого района смогли предположительно реконструировать хронологическую последовательность этих «архаических» строений и стратиграфически увязать их с лежащими ниже уровнями обитания предшествовавшего периода. В последующие годы площадь раскопок комплекса Эанны была значительно расширена, и археологи занялись «распутыванием» планировки этих зданий.

Легко можно представить себе всю сложность вставшей перед ними задачи, если принять во внимание, что подобные здания строились почти исключительно из недолговечного кирпича-сырца. В конце концов, перед учеными предстало полдюжины храмов с различными пристройками, которые закладывались, расширялись, разрушались, перестраивались и, как правило, перекрывали друг друга, причем остатки их стен часто возвышались лишь на несколько дюймов. Если учесть, что определить форму и направление этих стен можно было, лишь тщательно зафиксировав положение каждого отдельного кирпича, то расчистку комплекса Эанны нельзя не признать одним из триумфов археологии.

Комплекс Эанны

У нас нет возможности описать здесь каждое здание в этом секторе раскопок Урука (Варки) или оценить по достоинству реконструкцию их планов, которая в отдельных случаях была искусно произведена по незначительным уцелевшим фрагментам. Поэтому остановимся лишь на зданиях, представляющих особый интерес. Одно из них, кстати, сохранившееся лучше других, — это так называемый Колонный зал (слой IV). Перед нами случай, когда столь характерная для этого периода украшающая фасады «мозаика из конусов» уцелела in situ. «Зал» имел форму большого портика шириной в тридцать метров с двойным рядом круглых, свободно стоящих колонн (2 м в диаметре) и симметрично расположенными полуколоннами на каждом конце.

Период Урука

Восстановленные планы храмов С и D в комплексе Эанны в Варке (ок. 3100 г. до н. э)

К залу примыкал прямоугольный длинный двор, лежавший на более низком уровне. Вдоль боковых стен двора также стоял ряд полуколонн; к колоннаде со двора вели три отдельные лестницы. Непосредственно колонны, а также стены боковые декорированы были мозаикой из вдавленных в глиняную штукатурку терракотовых конусов, раскрашенные основания (или «шляпки») которых образовывали различные геометрические орнаменты. Вся эта великолепная архитектурная композиция, по-видимому, служила лишь монументальным преддверием какого-то здания, находившегося по другую ее сторону и либо остававшегося недостроенным, либо полностью разрушенного.

На стенах построек этого периода, которые определенно можно считать храмами, мы также встречаем «мозаику из конусов», но здесь она беднее. По планировке эти храмы можно разделить на две категории.

Первая представлена обычной «трехчастной» конструкцией. Второй же тип планировки являет собой абсолютное новшество: на одном из концов здания от святилища отходят трансепты (поперечные нефы), а посредине находится дверь, ведущая в расположенную по основной оси здания отдельную камеру. Прекрасным образцом этого типа планировки может служить реконструированный план храма D в слое IV а. Примечательны уже размеры этого здания (80X55 м), а что касается планировки, то это, если только мы можем быть уверены в правильности реконструкции, — подлинный переворот в архитектуре. Входы, проделанные в обоих трансептах, вели в огромное Т-образное святилище, со всех сторон окруженное боковыми камерами. Внешние фасады были украшены сложной резьбой, а по обеим длинным сторонам глубоко врезанные в фасад орнаментальные ниши чередовались с лестничными клетками, иногда имевшими вход с внешней стороны здания. Другой образец (храм С) из того же слоя демонстрирует упрощенную планировку этого же типа, но за камерой имеет продолжение: по существу, тут целиком добавлен второй, «трехчастный» архитектурный элемент, по форме и размерам близко соответствующий Белому храму; создается впечатление, что здание выполняло две функции.

Такая черта храмовой планировки, как Т-образная форма святилища, известна не только в Южной Месопотамии. Два образца подобной конструкции были найдены на севере Ассирии, причем по времени они соответствуют только что описанным.

Другое любопытное здание — не вполне, впрочем, ясного назначения — было названо несколько тяжеловесно: Храм с мозаикой из каменных конусов. Стоит оно изолированно, западнее основного массива Эанны, и по времени постройки также соотносится со слоем IV. Это загадочной планировки здание обнесено необычной защитной стеной со сдвоенными контрфорсами, причем внутренняя поверхность стены, равно как и фасады самого здания, украшена мозаикой из конусов, сделанных из цветного камня. По поводу этих каменных конусов высказывалось много догадок, поскольку они постоянно встречались в больших количествах и вне всякой связи со своим первоначальным архитектурным контекстом в Эреду, Убейде и других местах. Высказывалось порой предположение, что они являются более архаичной формой декора, а впоследствии их заменили терракотовыми конусами из соображений экономии. Это кажется вполне вероятным, тем более, если учесть многообразие и сложность мозаичных орнаментов в конце периода Урука. Иногда, например, терракотовые конусы длиной до 30,5 см с углублением в середине «шляпки» образовывали орнаментальный пояс вокруг храмовой платформы, а в одном позднем здании из Эреду использовались конусы из гипса, причем «шляпки» их были оправлены в медь. Случалось, в мозаичный рисунок включали фигурный орнамент, вырезанный на небольших каменных плитках; для оживления узора использовались и другие средства.

Телль-Укайр

На многих памятниках Нижней Месопотамии встречаются элементы этого мозаичного декора, что служит надежным свидетельством обитаемости этих мест в урукский период. Одним из объектов, обнаруженных по этому признаку, является холм-городище Телль-Укайр, расположенный в 50 милях южнее современного Багдада. Он был раскопан археологами Иракского музея в 1940-1941 гг. Находящийся у окраины типичного убейдского поселения невысокий холм скрывал под собой остатки храма урукского периода с хорошо сохранившейся платформой и стенами, в отдельных местах до сих пор достигающими высоты в несколько метров. Планировка в данном случае точно соответствовала планировке Белого храма в Уруке, с той только разницей, что на одном из концов святилища церемониальные входы были заменены расположенным на главной оси здания высоким алтарем, к которому вела небольшая лестница. Впрочем, археологи впервые проникли в здание через одну из боковых дверей, и тут выяснилось, что вся внутренняя поверхность стен покрыта многоцветными фресками. Поверх стенной панели красного цвета проходил бордюр геометрического орнамента, а над ним помещался фриз с изображениями людей и животных, от которого уцелела лишь нижняя часть. Лучше сохранилась роспись на стенах главного алтаря, который, подобно торцу центральной лестницы в Колонном зале Урука, был раскрашен так, что воспроизводил фасад миниатюрного храма с вертикальными мозаичными панелями. На сторонах, обращенных к лестнице, красной и черной красками были изображены фигуры двух «стражей» — пятнистых леопардов. Если не считать побеленного фасада, по которому получил свое имя урукский Белый храм, и Красного храма в комплексе Эанны, от которого уцелело лишь несколько горизонтальных рядов кладки, настенная роспись в Телль-Укайре является единственным образцом фресковой живописи додинастического периода, и поэтому она и поныне не утратила своего значения.

Храм с росписями в Телль-Укайре был предварительно датирован последней фазой урукского периода (прибл. 2800 г. до н. э.). Как и в Белом храме, его помещения в какой-то момент были заложены довольно крупным кирпичом-сырцом, с тем, чтобы поднять платформу и построить на ней очередное, более пышное святилище. Точно установить время, когда это произошло, разумеется, невозможно, но благодаря найденной у подножия платформы скромной вспомогательной «часовенке» кое-что удалось узнать. «Часовенка» была заполнена остатками вотивных сосудов, которые составили в своей совокупности подборку керамики периода Джемдет-Наср, по качеству даже превосходящую образцы, полученные на самом поселении Джемдет-Наср. Наконец, самые надежные хронологические данные были получены в результате находки четырех глиняных табличек, покрытых пиктографическими знаками, характерными для периода Джемдет-Наср, и представлявших собой, видимо, образцы храмовых хозяйственных записей.

До сих пор речь шла в основном о наземной планировке и стенных украшениях храмов. Об общем виде последних более полное представление можно получить по изображениям, иногда встречающимся на шумерских цилиндрических печатях и резных рельефах. Высоко в промежутках между контрфорсами боковых стен часто располагались треугольные окна — либо настоящие, либо декоративные. Если же говорить об освещении храмов, то, судя по изображениям, стены центрального святилища были выше стен дополнительных боковых камер, в результате чего оставалось достаточно места для размещения окон — «фонарей». Что касается больших храмов комплекса Эанны, то иногда высказывались сомнения, имели ли вообще их святилища крышу. Сейчас, однако, большинство специалистов сходится на том, что необходимая для этого древесина вполне могла доставляться сюда водным путем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *