Техника живописи и скульптурные приемы        02 июня 2013        79         0

Пермская деревянная скульптура

Скульптуры XVII века

Больше всего пермская деревянная скульптура была распространена в северной и, главным образом, северо-западной части Западного Урала, то есть в местах обитания коренного местного народа — коми-пермяков и старинного заселения края русскими.

После присоединения Приуралья (Перми Великой) к Русскому государству христианство и здесь стало идейной опорой феодально-крепостнического строя. Церковь активно убеждала простых людей в божественности веления — «трудиться в поте лица» и «повиноваться господам своим». Характерен, например, такой факт. В XVI-XVII веках много селений и земель по Каме и ее притокам захватили Строгановы. Для идейного утверждения помещичьего владычества в строгановской вотчине в первые же десятилетия появилось девятнадцать храмов, несколько монастырей.

Вместе с тем церковь не могла быть в стороне и от социального развития. У народов Приуралья в XV-XVI веках оно заключалось не только в экономическом прогрессе, но и в приобщении к более передовой русской культуре, в получении письменности, развитии народного творчества. Тогда, частично через храмы, в местный край пришли славянская письменность, традиции древнерусского искусства.

Писцовые книги Перми Великой начала XVII века в описях обстановки церквей указывают ряд деревянных резных изделий. Ни одно из них не сохранилось. Судя по писцовым записям, это была, главным образом, орнаментальная резьба того типа, который процветал в Москве и распространялся по периферии. Фигурных изображений названо только три. Они, как и орнаментальная резьба, были низкого рельефа (их объемные формы мало выступали из плоскости предмета).

Самые давние пермские деревянные скульптуры найдены в старинных поселениях Верхнекамья — Покче, Вильгорте, Ныробе, Верхнеборовском, Соликамске. Это — две несколько различные группы работ второй половины XVII века.

Работы первой группы — два барельефа и одна скульптура разной рельефности — исполнены в духе иконописных традиций, сохранившихся в Московской Руси XVII века. Еще два небольших барельефных серафима повторяют подобные московские фигурки XVII века. Произведения этой группы дают возможность проследить, что именно наследуется из древнерусского искусства и вносится в скульптуру создателями ее.

Работы второй группы — две скульптуры — отличаются объемностью построения, своеобразием композиции. В пластической трактовке фигур есть некоторые общие черты. Но в каждой есть свое творческое решение, своя особая выразительность. Уже в них можно увидеть зачатки тех художественных элементов, которые со временем получили развитие в пермской скульптуре.

Всмотримся сначала в три предмета первой группы.

Из села Верхнеборовского поступила доска с барельефной позолоченной резьбой на ней и кокошнике. Культовые изображения находятся посреди крупных орнаментальных композиций. Мотив узоров — «травы разметные» с фантастическими цветами на причудливо изогнутых стеблях. Этот мотив бытовал в изделиях второй половины XVII века. Орнаменты расположены по закону зеркальной симметрии.

На резьбе этого предмета ярко сказалась традиционная любовь русского народа к декоративному узорочью. Орнаменты заняли гораздо большее место, чем изображения Христа на кокошнике и креста на доске. По краям доски вырезан церковнославянский текст: «непобъждимая и бжественая сила…». Крупные рельефные буквы по форме и ритму хорошо связаны с орнаментальной композицией.

Небольшую фигуру Христа мастер исполняет, перелагая в барельеф лучшее иконописное изображение своего времени (работы Симона Ушакова). Вместе с тем он использует из более ранних образцов детали, подходящие по силуэту для пластических форм.

Из села Вильгорта получен другой предмет, в котором видны традиции древнерусского искусства и опять-таки тяготение к узорной резьбе. Это — массивный высокий крест из тесаных досок полуметровой ширины. Безыскусственные барельефные изображения на нем как бы повторены с литых медных крестиков XVI-XVII веков. Плавные рельефы и текучие линии в очертаниях плоской укороченной фигуры Христа, его большого лица, распластанных рук кажутся продиктованными узорным мотивом. Еще более орнаментальны ряды складок на развевающейся повязке, завитки облаков под фигурой Саваофа. Мастеру этой большой работы, как видно, была близка узорная бытовая резьба. Склонность резчика к декоративности сказалась и на трактовке фигуры. Рельефность форм подчеркнута цветной раскраской.

Из Соликамска доставлен образец высокого скульптурного искусства.

Пермская деревянная скульптураРаспятие – фрагмент скульптуры из г. Соликамска.

Крупная резная фигура распятого Христа необычайно выразительна. Она выполнена с редкостным для того времени утонченным чувством пластической формы. Поражает чистота и гармония в линиях тела и рук.

Создатель скульптуры творчески использует ряд замечательных художественных достижений древнерусской иконописи: изысканность образа, изящество композиции, ее ритмическое единство, точность силуэта, плавность форм. Автор скульптуры не отказывается от установившегося в иконописи построения фигуры, но все лучшие изобразительные традиции он применяет, мастерски используя для воплощения сюжета.

Ради пластической выразительности применяются также два важных скульптурных приема. Во-первых, крайне сдержанно моделированы формы (когда скупая и без резкостей, очень внимательная обработка дерева дает все необходимое для четкого выражения, будучи в то же время лишена ненужной детализации). Во-вторых, поразительно умело использовано богатство скульптурных форм, от низкого барельефа до круглого объема. Объемно вырезана беспомощно поникшая голова; она вся выдалась вперед из плоскости фигуры и резко склонена вниз; от этого острее ощущается ее безжизненность. Широко распростертые руки сильно напряжены и от ладоней со следами пригвождения к кресту круто направлены к плечам. При таком изображении правдивее воспринимается повисшая на руках большая бескровная фигура. Плосковатый рельеф длинного туловища подчеркивает изможденность замученного до смерти человека. Вытянувшаяся нижняя часть (от крутых бедер до непомерно тонких ног) целостно заканчивает фигуру.

Скульптура оставляет неотразимое впечатление. Поражает мудрая простота ее решения и вместе с тем сила выразительности. Только незаурядный талант, крупный художник, движимый сильным чувством, резчик с опытом мог создать такое произведение. Оно является ценным памятником развития в стране объемной пластики.

Другие, близкие по уровню, скульптуры той поры до нас не дошли. Хотя ясно, что мастер делал и еще какие-то работы. И не в одиночестве он был как художник. Местные тенденции в искусстве были значительны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *