Антропология человека, этнография, география        24 апреля 2017        54         Комментарии к записи Первобытная культура – Ново-каменный период отключены

Первобытная культура – Ново-каменный период

Первобытная культура – Ново-каменный период

Над делювиальным слоем земной поверхности, в котором были открыты памятники древне-каменной, или палеолитической, культуры, лежит более молодой, аллювиальный слой, образовавшийся тогда, когда на обширных пространствах Старого и Нового Света стояли льды, климат земли смягчился и, ее флора и фауна приняли современный вид. В этом слое исчезают кости мамонта, носорога, пещерного медведя и других представителей делювиальной фауны, но зато появляются кости современных лесных и степных зверей и дичи и в возрастающем количестве кости собак и домашнего скота, а также остатки культурных растений. Сохранившиеся в большом количестве человеческие черепа и скелеты свидетельствуют, что человек этого времени по своему физическому развитию ничем не отличался от наших современников, а его изделия и быт обнаруживают большой прогресс сравнительно с древнекаменным периодом. Английский ученый Джон Леббок подметил, что каменные орудия постепенно совершенствуются, и потому разделил каменный век на древнекаменный (палеолитический) и ново-каменный, или неолитический, периоды. Датский ученый Стенструп, исследуя в 40-х годах прошлого века кухонные отбросы на побережьях Дании, установил границу между палеолитическими и неолитическими отложениями и признаки сравнительной давности древнейшей и позднейшей эпох неолитической культуры.

К неолитической культуре человечество переходило в разных местах в разное время, постепенно совершенствуя свои орудия, от материала и качества которых, главным образом, зависят успехи техники и другие культурные достижения. Кроме того, появляются новые отрасли человеческого труда: прядильное, ткацкое и гончарное дело, строительное искусство, земледелие и скотоводство.

Главным материалом для орудий, требующих твердости (наконечники стрел и копий, скребки, ножи) был кремень, затем и другие породы, отличающиеся твердостью и эластичностью; попадаются топоры даже из нефрита, красивого зеленого камня, добываемого в Азии в горах Куэнь-Лунь. Прежние грубые изделия в неолитический период заменяются постепенно изделиями более тонкой работы, притом имеющими специальное назначение: топоры различной формы, долота, струги, пилы, сверла и т. п. Кроме оббитых, появляются шлифованные орудия, материалом для которых служил мелкозернистый сланец, песчаник и т. д. Эти орудия имеют отверстия для вставки рукоятки или для продевания веревки, чтобы носить при себе. Находки неолитического периода дают нам возможность судить о всех стадиях обработки камня, начиная с первых ударов, придававших ему грубую форму предмета, и кончая шлифовкой посредством воды и песка. Особенное внимание обращалось на выделку каменных топоров. Шлифованные каменные топоры (цельты), выпукло заостренные с обеих сторон, вполне пригодны для грубой обработки дерева. Просверленные молотки и молотки-топоры по форме являются настоящими предшественниками современных металлических топоров и молотков. В числе каменных изделий имеются каменная мотыга, ручная мельница из песчаника и даже украшения в виде пластинок (из сланца или алебастра) с красивым орнаментом или резными изображениями животных.

Из дерева, рога и кости выделывались разнообразные орудия, оружие, предметы домашнего обихода и украшения, нередко отличающиеся тщательностью выделки и даже изяществом. Концы костяных стрел, шильев и напилков тщательно обточены. Кусочки ткани, найденные в швейцарских постройках на сваях, свидетельствуют, что искусство пряжи и тканья было известно. Маленькие костяные гребешки служили, вероятно, не столько для туалета, сколько для расчесывания животных сухожилий и растительных волокон при выделке ниток для пряжи и тканья. Любимым украшением были ожерелья из звериных зубов, спрос на которые был так велик, что их даже подделывали. Кроме того, для ожерелий вырезывались из кости и рога пластинки, шарики, кубики, корзиночки, челноки, долота и т. п. Для выделки колец, бус и ожерелий шли в дело перламутровые раковины. Попадаются браслеты из перламутровых бус и хорошо отполированного камня. В швейцарских же свайных постройках ново-каменного периода найдены изящно вырезанные ушные подвески, маленькие буковые гребни и даже головные булавки с пуговками. Итак, обитатели этих построек носили одежду не только из шкур животных, но и из тканей, так как умели прясть и ткать, чесали гребнем и убирали себе волосы и носили украшения, по существу аналогичные нашим.

В неолитическую эпоху возникло и имело развитие гончарное искусство, служащее существенным признаком этой эпохи. Палеолитический человек обходился без всякой посуды, как обходятся и современные дикари. Мясо можно зажарить на угольях, жидкости держать в растительных оболочках и мехах, или бурдюках, из шкур животных. Появление гончарного искусства свидетельствует, что потребности человека повысились, что у него явилось стремление к комфорту. Древнейшие сосуды из глины Европе сформированы из грубой глины, в которой присутствует примесь меленьких камушков, и имеют обыкновенно вид половинки яичной скорлупы, образцом для чего были, конечно, птичьи яйца, которыми питался человек. Впрочем, эта форма не является повсеместной; у американских сосудов, которые делались из глины с примесью обломков раковин, дно всегда плоское, да и в Европе часто встречаются сосуды с ровным плоским дном. Стенки сосудов очень толстые; на верхнем крае имеются скудные украшения в виде надрезов или вдавленных пальцем ямочек. Некоторые сосуды очень велики и, по-видимому, предназначались не для варки пищи, а для хранения запасов. Вылепливались сосуды прямо руками, без применения гончарного круга либо других приспособлений; но, кроме того, возможен и другой способ, какой практикуется в Африке: глиной обмазывают корзину и кладут ее в огонь, где дерево сгорает, а глина приобретает требуемые свойства.

Можно проследить постепенное усовершенствование гончарного искусства в течение неолитического периода, хотя первоначальные грубые формы долго держались на ряду с более усовершенствованными. С течением времени в дело идет более тонкая и хорошо обожженная глина, и стенки сосудов делаются тоньше. Сосуды позднейшего времени иногда отличаются художественной законченностью. На поверхности их появляются орнаменты в виде наколов, надрезов, вдавлений и выпуклостей; надрезы и наколы нередко заполняются мелом или гипсом, резко выделяющимся на красном или черном фоне. В некоторых местах встречается и цветная раскраска сосудов. На них появляются ручки, а форма сосудов своим разнообразием соответствует современной: горшки, амфоры (широкое брюшко, узкая шейка и 2 — 4 ручки), кувшины, чашки, миски, банки, сосуды бутылкообразные, похожие на ящик и в форме полушарий. Форма и украшения керамических изделий имеют местные отличия, но общий стиль их одинаков в разных странах и частях света.

В неолитическую эпоху человек, кроме охоты, собирания диких плодов и рыболовства, начинает заниматься земледелием и переходит от бродячей жизни к оседлому обитанию. Этот переход сказывается на возникновении и развитии строительного искусства и росте постоянных человеческих поселений.

Палеолитический человек ютился только в природных убежищах, в пещерах, расселинах скал, в дуплах и на ветках деревьев. В неолитическую эпоху человек стал строить себе жилище, и это было большим культурным достижением, облегчавшим повсеместное распространение людей на земле. В теплых странах жилище защищает человека от зноя и дождя, а в умеренных и холодных — от холода, дополняя одежду; в жилище легче укрываться и обороняться от хищных зверей.

Материал и способ постройки жилищ зависел от местных условий. В лесистых местностях жилища строились из дерева и имели прямоугольную или круглую форму. Ставились они на земле, но иногда устраивались и на деревьях, как это кое-где практикуется и теперь. В безлесных местах человек строил себе землянки из дерна или из плоских камней, которые в промежутках прокладывались мелкими камнями и промазывались глиной. Пещеры, в которых временно укрывался палеолитический человек, в неолитическую эпоху становятся постоянным жилищем, судя по находимым в них предметам. По образцу природных пещер, человек стал выкапывать себе для жилья искусственные пещеры.

Существуют и теперь обширные подземные поселения, устроенные в лёссовых отложениях северного Китая. Даже в современной Европе можно встретить троглодитов, или пещерных обитателей, напр., в предместье испанского городка Гюади (Guadix). Часто думают, что только пещеры были первым жильем человека, но это, конечно, неверно, так как пещеры распространены сравнительно в немногих местностях, а устройство подземных жилищ далеко не везде возможно. В пещерах только лучше сохранились следы человеческого пребывания, чем в других человеческих жилищах: поэтому и кажется, что человек первоначально жил только в пещерах.

Оригинальным памятником эпохи неолита являются свайные постройки, которые воздвигались на сваях, вбитых в дно озера, реки или болота.

Известны свайные постройки, обнаруженные в Швейцарии и др. местах. Швейцарские постройки имели четырехугольную или круглую форму.

В круглых хижинах стены делались из переплетенных ветвей, обмазанных внутри и снаружи глиной, а в четырехугольных — из вертикально поставленных бревен, распиленных вдоль пополам и обращенных плоскою стороною внутрь хижины. Пол состоял из бревен круглой формы, лежавших на толстом слое глины и соединенных глиняными прослойками. С водой хижина сообщалась посредством длинного бревна с отверстиями, в которые вставлялись перекладины лестницы. Многочисленные находки на местах швейцарских свайных поселений, собранные в Бернском Музее, дают полную картину развития неолитической культуры включительно до той поры, когда человек стал заниматься земледелием и скотоводством. Можно поэтому предположить, что люди в течение многих столетий пользовались этим типом жилищ. С другой стороны, самое сооружение подобных жилищ, вколачивание свай и т. п., недоступно силам отдельных лиц или семей и могло осуществляться только совместной организованной работой многих людей. Наконец, многолюдство этих поселений, совместная оседлая жизнь нескольких сотен семей в одном пункте не могла существовать без постоянного обеспечения пищей и без организации общественного строя.

Обширные свайные поселения, подобные швейцарским, существуют и в наше время, напр., на Новой Гвинее, островах Малайского архипелага и в др. местах.

Свайные поселения воздвигались не лишь над водой, сооружались и на суше. Такие поселения открыты были в Италии и называются террамарами (от terra — земля, mаге — море); их возникновение можно отнести к концу неолитического и началу бронзового века. Здания воздвигались на помосте, опиравшемся на сваи в 2—3 метра высотой; все поселение окружалось рвом и валом с палисадами и имело четырехугольное или овальное очертание. В Индокитае и др. тропических областях свайные постройки на земле имеют и теперь широкое распространение; устраиваются они и в других местах, но, главным образом, для хранения запасов, а не для жилья.

В некоторых странах, главным образом во Франции, Англии, Германии и Скандинавии, от неолитической эпохи сохранились величественные сооружения, сложенные из громадных камней (поэтому их называют мегалитическими). В народе сложилось мнение, что эти сооружения воздвигнуты великанами, и поэтому в Германии они называются «ложами гигантов», в Скандинавии — «комнатами исполинов». Действительно, трудно представить, как люди без помощи современной техники могли обтесать, установить и так хорошо приладить эти огромные камни, что они продержались тысячелетия. Эти сооружения часто имеют форму хижины с плоской крышей или стола и потому называются по-кельтски «дольменами», т. е. каменными столами. Кроме дольменов, там же встречаются «менгиры» (по-кельтски — длинные камни), имеющие вид грубо обтесанных колонн; один из французских менгиров имеет 19 метров высоты и посредине 5 метров ширины; самый большой из известных менгиров (упавший и разбитый) имел 21 метр высоты и весил около 3000 тонн. Менгиры встречаются или отдельно, или группами в виде кругов или четырехугольников, называемых по-кельтски «кромлехами». Большинство дольменов и менгиров в эпоху их сооружения были засыпаны землей в виде кургана, но некоторые оставались открытыми. Полагают, что места, где находятся дольмены и менгиры, были усыпальницами племенных вождей или племен, а кромлехи служили для народных собраний, торжественных жертвоприношений и в качестве храмов.

Кроме исполинских могильников в виде каменных сооружений и курганов, встречающихся в Европе, Африке и Америке, там же встречаются одиночные и семейные могильники меньшего размера, но такого же устройства, склепы в виде каменного ящика и, наконец, вырытые в земле ямы или пещеры. Эти могильники в разных странах имеют черты сходства и проливают свет на духовную жизнь неолитического человечества. Все верили, что загробная жизнь является продолжением земной и потому клали в могилу вместе с покойником оружие, утварь, украшения и пр., даже жен и рабов; все заботились о том, чтобы оградить покой умершего, и не щадили для этого никаких трудов и усилий. Это древнейшее верование человечества, этот культ мертвых, из каменного века перешло и в век металлов, к которому относятся наши южнорусские курганы.

У нас неолитических свайных построек не сохранилось, сооружения же из больших камней имеются, например, на Кубани и Северном Кавказе; имеется также много обнесенных земляным валом «городищ», служивших оборонительными пунктами, местами жертвоприношения и погребения. Интересные неолитические памятники, стоянки, мастерские открыты на севере (в Карелии), по берегам озер Ладожского и Ильмень и по берегам многих рек.