Путешествия и открытия        07 сентября 2013        135         0

Первое кругосветное путешествие

Кто был первым?

Еще по урокам школьной географии мы помним, что первое в истории человечества кругосветное путешествие совершила флотилия выдающегося мореплавателя Фернана Магеллана. Этот факт настолько общеизвестен, что на вопрос, поставленный коротко и ясно: кто совершил первое кругосветное плавание? — наверняка последует ответ не без доли удивления: как — кто? Магеллан!

Первое кругосветное путешествие

Но, несмотря на уверенность такого ответа, он, тем не менее, не верен! Если вы посмотрите на карту мира или на глобус, вы без труда отыщете в южной части Тихого океана вытянутые цепочкой Филиппинские острова. И, опять же без труда, убедитесь, что этот архипелаг лежит почти точно на полпути любого корабля, отправившегося из Европы в кругосветное плавание: преодолев Атлантический океан и пройдя через Магелланов пролив в южной оконечности американского материка, корабль выйдет в необозримые просторы Тихого океана и спустя какое-то время придет к Филиппинским островам. Именно такой путь проделала флотилия под командованием адмирала Магеллана. Но для того, чтобы завершить кругосветное плавание, нужно еще пересечь огромное пространство Индийского океана, обогнуть с юга Африку, выйти вновь в Атлантический океан и, пройдя тысячи миль, добраться, наконец, до европейских берегов, откуда плавание начиналось.

Почему мы напоминаем об этом так подробно? Только для того, чтобы напомнить еще один факт — печальный, но бесспорный: Фернан Магеллан не мог совершить кругосветного путешествия, потому что он был убит на полпути — именно на Филиппинах, на одном из островов в стычке с жителями.

1378525907_huan-sebastiyan-elikanoОднако в том, что первое кругосветное путешествие в нашей памяти прочно связано с именем Магеллана, нет ничего несправедливого: эта беспримерная экспедиция была организована и осуществлена по его замыслу. Несправедливо другое — то, что полному забвению было предано почти на четыреста лет имя человека, доведшего до конца задуманное Магелланом дело, — имя человека, впервые проведшего свой корабль вокруг земного шара и тем самым, в частности, доказавшего на практике шарообразность Земли. Ну, в самом деле, попытайтесь вспомнить: говорит ли вам что-либо такое имя — Элькано? Между тем это именно он — Хуан Себастьян Элькано и есть первый в истории человечества мореход, совершивший кругосветное плавание.

А дело было так…

Потомственный рыбак и моряк, баск из Гипускоа испанской провинции, владелец и капитан большого корабля, участник морских походов полководцев Гонсало де Кордова и Сиснероса — согласитесь, что из этого беглого перечисления встает образ мужественного и поседелого в битвах морского волка. И, тем не менее, этому «морскому волку» было едва за двадцать, когда он привел свой корабль из последнего похода в Алжир, где испанцы нанесли сокрушительное поражение маврам. Привел, чтобы… исчезнуть почти на десять лет. Почему? По одной простой причине: во все времена царственные особы с легкостью необыкновенной давали самые заманчивые обещания, а когда наступало время их выполнять, с той же легкостью забывали о них. Так случилось и на сей раз: испанский король Фердинанд, обещавший щедро вознаградить участников алжирского похода, как вы догадываетесь, и не собирался вспоминать о своих посулах. Иди речь о нем одном, молодой капитан Хуан Себастьян Элькано, возможно, и примирился бы с этим ударом — во всяком случае, через полтора десятка лет он так и поступил, снова испытав на себе «щедрость» монарха. Но на сей раз речь шла о целой команде, которой нужно было заплатить честно заработанные деньги. И капитан Элькано совершил поступок, не только справедливый, но и чрезвычайно мужественный: он продал корабль и, выручив нужную сумму, выплатил команде положенное жалованье. Постойте, можете сказать вы, — конечно, это справедливый поступок, но при чем тут мужество?

Дело в том, что королевским указом было строжайше запрещено продавать корабли португальцам — удачливым соперникам Испании на море. Нарушителя ждало такое наказание, что Элькано, продав свой собственный корабль и расплатившись с командой, вынужден был, как мы уже говорили, исчезнуть почти на десять лет, и не только из поля зрения альгвасилов (полицейских), но и историков: об этом периоде в жизни будущего великого мореплавателя мы, к сожалению, знаем мало. Точнее — ничего конкретного. Но все же главное мы можем предположить уверенно: он оставался моряком, и десять лет не прошли напрасно — к тридцати годам это был уже опытный и хорошо известный в своем кругу мореход.

Предположить это позволяет такой точный и многозначительный факт: когда в 1518 году Магеллан начал набирать людей для своих судов, которым предстояло беспримерное плавание, Элькано оказался в числе команды одной из каравелл. Серьезность проступка десятилетней давности нисколько не уменьшилась, ибо королевский указ не знал снисхождения. И то, что король Фердинанд давно скончался, а на испанском престоле восседал король Карл, ставший одновременно императором «Священной Римской империи», дела не меняло, ибо давний королевский указ никто не отменял и Элькано по-прежнему оставался преступником в глазах закона. И, тем не менее, он был взят Магелланом. А это означает только одно: Элькано был настоящим моряком, и адмирал готов был смотреть сквозь пальцы на давний проступок. Причем взят был Хуан Себастьян не простым матросом, а боцманом; то есть человеком, в те времена обязанным принимать деятельное участие в подготовке экспедиции. А всего через несколько месяцев, еще до отплытия, Элькано был назначен штурманом одного из судов флотилии Магеллана. Разумеется, такой стремительный взлет мог совершить только человек, чьи качества — мореходный талант, опыт и бесстрашие — были бесспорны.

А о том, что эти качества были бесспорны, свидетельствует, пусть пока тоже косвенно, и другой факт. Известно, что плавание с самого начала было омрачено постоянными конфликтами капитанов-испанцев с командиром флотилии — португальцем. Эти конфликты переросли в открытый мятеж, целью которого было отстранить Магеллана. Адмиралу удалось подавить бунт и расправиться с мятежниками в полном соответствии с суровыми законами того времени: один из капитанов был казнен, другой высажен на пустынный берег Патагонии, что тоже означало смерть, только медленную.

Десятки взбунтовавшихся моряков закованы были в цепи. В их числе был и бывший штурман каравеллы «Консепсьон» Хуан Себастьян Элькано… Но минуло едва полгода, и корабельный кузнец снял цепи с мятежного штурмана, потому что адмирал Магеллан, если воспользоваться современным выражением, «восстановил его в должности». Заподозрить Магеллана в мягкосердечии невозможно — по свидетельству современников, это был человек такой суровости, что она нередко доходила до жестокости, он был истинным сыном своего времени, когда жизнь человека ценилась не дороже одного мараведи, или, по-нашему говоря, ломаного гроша. И одновременно это было время Великих Географических Открытий, когда уже истинную ценность начали приобретать те качества, которыми столь щедро был наделен баскский моряк Элькано.

Мудрость решения Магеллана трудно переоценить: мы не знаем, удалось ли бы ему завершить это беспримерное плавание, вокруг света, не погибни он нелепо на полпути, но мы точно знаем, что оно закончилось бы бесславно после его смерти, если бы не Элькано.

После гибели адмирала последовательно его сменившие генерал-капитаны Эспиноса и Карвалью увели к берегам Борнео два последних уцелевших корабля, там они пустились в самый настоящий разбой. Лишь через полгода добрались корабли до Молуккских островов. И вот здесь одну из каравелл флотилии — «Тринидад» — вынуждены были поставить на ремонт, без которого она не могла продолжать путь. Таким образом, от всей флотилии Магеллана оставалось одно единственное судно — каравелла «Виктория», а капитаном на ней был не кто иной, как Хуан Себастьян Элькано.

Первое кругосветное путешествие

Значение этого факта таково: именно в этот момент началось… кругосветное путешествие! Позвольте, можете удивиться вы, как же так?! Плавание ведь началось еще полтора года назад!

Верно, и тем не менее… Но для того, чтобы все стало ясно, вернемся к Магеллану. И начнем с того, что целью экспедиции было вовсе не кругосветное плавание.

Ее целью были гвоздика, черный перец и прочие пряности, столь ценимые в аристократических кругах Европы и ценившиеся буквально на вес золота. Вся беда была в том, что пряности эти произрастали очень и очень далеко, на островах Индийского океана. Вернее, это было полбеды, потому что моряки того времени ухитрялись на своих убогих суденышках добираться даже до Молуккских островов — главного района пряностей. Беда же — для испанцев — состояла в том, что на морском пути из Европы в юго-восточную Азию хозяйничали безраздельно исконные противники и соперники — португальцы, которые топили, не задумываясь, всякий чужой корабль, осмелившийся пуститься в плавание к Молуккским островам.

Таким образом, для испанских охотников до пряностей путь из Европы на юг вдоль Африки и дальше, от ее южной оконечности на восток — был заказан. Магеллану принадлежит идея попытаться достичь Молуккских островов не с востока, а с запада. Эта идея португальским королем, у которого служил Магеллан, была отвергнута — зачем искать еще какой-то западный путь, если португальцы безраздельно владеют проторенным восточным путем? Тогда-то Магеллан и предложил свою идею и свои услуги испанскому королю Карлу. А тому, как сказали бы мы сегодня, деваться было некуда: пряности нужны, а дорога к ним недоступна. И Магеллан получил, возможность снарядить флотилию и пуститься в плавание, главной и единственной целью которого было отыскать западный путь к Молуккским островам. Путь этот, как мы знаем, ценой неимоверных страданий и тягот был найден. Сам Магеллан до Молуккских островов не доплыл, погибнув, как вы помните, несколько раньше. Но не случись этого и доберись он сам до главной цели плавания, что бы произошло-затем? Иначе говоря, повел-ли бы он свои корабли дальше, на запад, чтобы, обогнув Африку уже известным, восточным путем, вернуться в Европу, или повернул бы обратно?

Утверждать трудно, но предположить с большой долей вероятности можно следующее. Итак, основная цель плавания — открытие к Молуккам западного пути — была достигнута. Этот путь существовал, португальцы о нем не имели и понятия, так что возвратиться домой можно было спокойно без всякого риска встречи с ними путем уже новооткрытым. Вот поэтому мы вправе предположить, что Магеллан, нагрузив корабли столь желанными его величеству Карлу пряностями, повернул бы обратно — через Тихий океан.

Но если мы не можем знать точно, какое все-таки решение принял бы Магеллан, решение Элькано нам известно: он назад не повернул, а свой корабль повел дальше. Начался второй этап плавания, именно кругосветный. Избегая встреч с кораблями португальцев, «Викторию» Элькано повел гораздо южнее хорошо, известного восточного пути. Иными словами, он повел и привел в Европу свой корабль путем, ранее никем не хоженым!

Кое-как державшийся на плаву обветшавший в трехлетием плавании корабль «Виктория» 7 сентября 1522 года бросил якорь у берегов Испании. На одном уцелевшем от всей флотилии корабле вернулось только восемнадцать уцелевших моряков. Эти восемнадцать человек, обогнули впервые земной шар, и доказали шарообразность планеты и то, что существует единый Мировой океан.

Как же были, встречены дома эти люди, совершившие небывалый в истории мореплавания подвиг? Поверить трудно, но было так: Элькано и его товарищей подвергли многонедельному допросу, целью, которого было выяснить: весь ли груз пряностей, взятый на Молуккских островах, сдан королевским чиновникам или моряки часть этого груза утаили? Вы представляете, это было важнее всего для короля испанского, императора «Священной Римской империи» Карла V и его чиновников! А то, что впервые в истории было совершено кругосветное плавание, что девять десятых команды флотилии погибло во время этого беспримерного по трудностям и испытаниям трехлетнего похода через четыре океана, — все это абсолютно не имело никакого значения!

Когда же власти не без удивления убедились, наконец, что драгоценный груз с Молуккских островов доставлен и сдан в полной целости, король-император решил великодушно вознаградить Элькано. И знаете, в чем заключалось это вознаграждение? Карл V простил великому мореплавателю тот тринадцати летней давности проступок, к которому молодого капитана вынудил своей «щедростью» предыдущий король! Вдобавок, в порыве, того же великодушия Карл V назначил было Хуану Себастьяну пенсию в 500 эскудо, но тут же опомнился и отсрочил ее выплату до возвращения Элькано из второго плавания к Молуккам. Вряд ли Хуана Себастьяна удивило это решение, свидетельствовавшее о «щедрости» императора, потому что любому испанскому моряку были известны горькие слова Колумба, сказанные им незадолго до смерти: «По прошествии двадцати лет тяжелых трудов и опасностей у меня в Испании нет даже собственного крова». Такова была участь многих выдающихся мореплавателей, и не только мореплавателей, и Элькано не составлял исключения…

24 июля 1525 года флотилия из семи судов под командованием капитан-генерала Лоайсы и великого кормчего Элькано пустилась в новое плавание к Молуккским островам — плавание, из которого Хуану Себастьяну не суждено было вернуться. Император Карл сохранил свои пятьсот эскудо… Здоровье Элькано было подорвано тягчайшими испытаниями, и 6 августа 1526 года мужественный капитан, которому не исполнилось еще и сорока, скончался на флагманском своем корабле «Санта-Мария-де-ла-Виктория»… Могила его, великого мореплавателя, впервые в истории человечества обогнувшего земной шар, находится посреди великого Тихого океана…

Первое кругосветное путешествие

Многие годы имя и подвиг первого в мире кругосветного мореплавателя были преданы забвению и оставались неизвестными потомкам более четырех столетий.

Согласись, читатель, что всего того, о чем сказано, ты прежде не знал. Многие не слышали даже имени Элькано, и на вопрос: кто же совершил первое кругосветное путешествие, с полной уверенностью отвечали; Магеллан!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *