Передвижение и транспорт        27 октября 2016        77         0

Первое воздушное путешествие людей

Этьен Монгольфье, прибыв в конце августа в Париж, начал строить воздушный шар для Академии наук.

Первый его баллон представлял собой как бы бочку, с узким основанием снизу и с заостренной верхушкой. При высоте свыше 20 м этот монгольфьер весил около 450 кг и имел избыточную подъемную силу около 550 кг. Материалом служила грубая холстина, оклеенная с обеих сторон плотной бумагой. Наружная сторона была ярко разукрашена орнаментом и вензелями.

Первые воздушные шары 1783 г.

Первые воздушные шары 1783 г.: 1. Шарльер 27/VIII; 2. Монгольфьер 11/IX (погибший от непогоды до подъема); 3. Монгольфьер 19/IX; 4. Монгольфеьр 21/XI; 5. Шарльер 1/XII.

Уже через две недели после испытания первого шарльера Монгольфье приступил к опробованию нового баллона. В течение девяти минут оболочка была наполнена дымным воздухом и стала так сильно тянуть вверх, что потащила с собой восемь человек, старавшихся удержать ее за канаты. С трудом притянули баллон назад к земле.

На следующий день, 12 сентября, несмотря на начавшийся дождь, происходило испытание баллона в присутствии официальных комиссаров Академии наук, среди которых был и знаменитый Лавуазье. Вновь дали наполненному баллону подняться на канате с добавочной нагрузкой около 225 кг.

Но дождь усиливался, а укрыть баллон было, конечно, невозможно. Отпустить же его на свободу не хотели, так как через неделю была назначена публичная демонстрация в присутствии короля. Как ни старались спасти баллон, но от дождя и порывов ветра его намокшая оболочка расклеилась, расползлась, стала рваться, одним словом, пришла в полную негодность.

Четверо суток, день и ночь, мастерили новый монгольфьер. На этот раз его сделали в форме шара, слегка вытянутого по высоте. При объеме около 1200 м3 оболочка со всей назначенной нагрузкой весила около 400 кг. и излишек сплавной силы составлял свыше 300 кг. Для подъема соорудили помост с широким круглым люком, над которым была подвешена оболочка; ее удерживали канатами, натянутыми на четырех высоких мачтах. В люке под нижним отверстием баллона жгли резаную солому и шерсть.

19 сентября в Версале (под Парижем) состоялся торжественный подъем монгольфьера перед сотнями тысяч зрителей.

Подъем монгольфьера в Версале 19 сентября 1783 г.

Подъем монгольфьера в Версале 19 сентября 1783 г.

О полете людей серьезно не говорили, так как считали это очень опасным. Мало ли что может случиться: а вдруг человек задохнется от недостатка воздуха на высоте? Просьба молодого физика Пилатра де Розье, который очень хотел лететь, была отклонена. Решили сначала пустить в разведку нескольких животных; выбор пал на барана, утку и петуха. Бессловесных пассажиров посадили в одну клетку и подвесили под баллоном; в клетке же впервые установили и барометр.

Шар стал подниматься до высоты примерно 500 м и через 8 минут спустился в расстоянии менее 4 км от места подъема. Малые высота и продолжительность полета объясняются тем, что при подъеме была повреждена верхняя часть оболочки, и горячий воздух вышел преждевременно.

Первым подоспел к спустившемуся баллону Пилатр де Розье. Обиженный, что баран полетел раньше него и тем отнял у него пальму первенства, физик поспешил раньше других убедиться в самочувствии своего счастливого соперника. Спуск произошел спокойно. Ни баллон, ни его пассажиры не получили никаких повреждений. Баран, спустившись на землю, мирно пощипывал травку, а обе птицы спокойно сидели в углу клетки. О серьезных опасениях, какие были у зрителей по поводу результатов полета, говорит лаконическая фраза корреспондента в Париже «Московских ведомостей»: «Живы остались все животные и не стали дикими».

Когда собрались члены контрольной комиссии для составления акта, то — о, ужас! — при осмотре петуха нашли, что одно крыло его было чем-то повреждено. Из-за петушиного крыла среди окружающих разгорелся жестокий принципиальный спор.

— Ага! — кричали скептики, — видите, к чему приводит нарушение естественных законов природы. Даже петух, в некотором роде птица, и тот получил при полете повреждения! Как же можно говорить о полетах человека? Это — явное безумие!..

Другая часть зрителей, настроенных дружественно, сперва сконфуженно молчала. Действительно, был петух здоров, а после полета оказался с изъяном. Кто знает, что поразило его там, в небесах?.. Но смущение стало рассеивался, когда нашлись свидетели, видевшие, что при размещении «пассажиров» в клетке баран лягнул петуха; при этом его крыло и было поранено.

Недоброжелатели, однако, не сдавались, отказываясь верить и очевидцам. Тогда был составлен еще другой акт, в котором десять свидетелей удостоверили, что на их глазах перед отправлением в полет малосознательный баран действительно позволил себе лягнуть своего товарища петуха… Надо сказать, что, несмотря на такой отнюдь не геройский поступок, баран все же был водворен с почестями на королевский скотный двор и на шею ему была повешена лента с новым именем «Монт-о-сьель» (побывавший в небе)…

Основной вопрос о влиянии высоты на живой организм так и остался пока невыясненным. Тем не менее, приступив к постройке нового баллона, Монгольфье предусмотрели возможность подъема людей. Для этого под оболочкой была подвешена кольцевая галлерея шириной примерно 1 м, изготовленная из прутьев ивы и еще обшита тканью. В середине галлереи для сжигания топлива был подвешен очаг в виде плетенки из железных прутьев. Баллон имел высоту 22,7 м, при диаметре около 15 м. Вес баллона с галлереей составлял около 675 кг.

На этом монгольфьере производились многократные привязные подъемы, в которых особенно деятельное участие принимал Пилатр де Розье. Он изучил условия спуска и опроверг мнение, будто по охлаждении внутреннего воздуха баллон рискует падать камнем, что конечно, представляло бы опасность для пассажиров. На самом деле, первые же опыты показали, что по мере охлаждения воздуха внутри баллона шар опускается плавно и садится очень мягко. Выработали, кроме того, способы поддерживать баллон на высоте. Оказалось, что нужно подкидывать крошеное топливо горстями, чтобы не глушить пламя, а не охапками или целыми вязками соломы, как это делали сначала.

Сперва люди поднимались в одиночку, причем для равновесия галлереи с противоположной стороны клали балласт. Когда же Пилатр овладел техникой привязного подъема и спуска, то вместе с ним стали подниматься и другие спортсмены… Высоту подъема постепенно довели до 100 м, а продолжительность — до 7—8 мин. Конечно, для этих опытов выбирали спокойные, безветренные дни.

Тем временем «баллономания» заразила весь Париж. Многим хотелось на собственном, хоть самом маленьком, опыте повторить то, что сделали Монгольфье и Шарль. После долгих поисков обнаружили, что кишечная пленка животных прекрасно держит газ, причем собственный вес ее очень мал. В продаже появились маленькие шары диаметром 75, 50 и даже 25 см. Повсеместным пусканием этих детских шариков, окрашенных в разные цвета, Париж отметил наступление эпохи воздухоплавания.

Но увлечение баллонами этим не ограничилось. В театрах ставилась пантомима «Арлекин, пилот воздушного корабля». Появилась комедия под заголовком «Аэростатомания». Столичное население с нетерпением ожидало увидеть смелых путешественников в воздухе.

Физик Пилатр возобновил свои хлопоты о разрешении отправиться в воздушное плавание. Соблазнился полететь и один из поднимавшихся с ним спортсменов, маркиз д’Арланд. Но без позволения короля летать было невозможно, а король не соглашался, настаивая, чтобы раньше отправили в полет двух уголовных преступников, приговоренных к казни, обещая им за это помилование. Пилатр волновался и выходил из себя в отчаянии, что великая честь открыть путь в небеса достанется преступникам. Но у него не было никаких связей при дворе, и он не мог добиться успеха.

Помощь пришла совершенно неожиданно. Делом заинтересовался королевский наследник, обратившийся к Монгольфье с просьбой организовать подъем шара в его имении. Однако это стоило больших денег. Маркиз д’Арланд согласился устроить все на свой счет, если позволят лететь ему вместе с Пилатром. Наследник обратился с просьбой к королю, и тот дал, наконец, разрешение.

Первый настоящий, т. е. свободный, полет людей состоялся 21 ноября 1783 г. при громадном стечении зрителей, с пушечной пальбой. Но когда баллон был еще на канате, ветер рванул шар, и оболочка надорвалась снизу. Пришлось баллон спустить для ремонта, что задержало отправление на два часа. Наконец, дан был старт, и первые воздухоплаватели поплыли по ветру, дружески раскланиваясь с громко приветствовавшей их толпой.

Первое воздушное путешествие людей

Первое воздушное путешествие людей (на монгольфьере) 21 ноября 1783 г.

Конечно, заботы о подогревании баллона быстро отвлекли внимание путешественников от волнующейся внизу толпы. Поддерживание огня почти без остатка поглощало все их внимание во время полет. А скоро явилась и другая забота, так как в оболочке появились прожоги и оборвались две веревки из числа удерживавших галлерею. Регулируя горение в очаге, смельчаки подыскали в направлении полета подходящее свободное место и сели так же, как при спусках на привязи. При этом немного пострадала от огня оболочка монгольфера.

Описывая геройство «воздушных плавателей» и их самочувствие после спуска, корреспондент «Московских ведомостей» прибавляет: «Они не совсем устали, однако от жары вспотели и нуждались в смене белья»… К этому можно прибавить, что Пилатр нуждался еще и в замене сюртука, так как снятый им в дороге сюртук, был зрителями разорван на кусочки, каждый хотел сохранить память об этом историческом полете.

В воздухе шар продержался около 20 минут и в течении этого времени пролетел 9 км. Теперь, казалось всем, уже ничто не помешает человечеству овладеть атмосферой так же, как оно владеет морем.

Ликовал не только Париж. Газеты и журналы всего мира высказывали самые радужные надежды на ближайшее развитие воздухоплавания. Больше же всех ликовал Пилатр, довольный своей ролью в открытии небесных путей и мечтавший о новых лаврах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *