Передвижение и транспорт        17 ноября 2016        97         0

Первые механические крылья

В те самые годы, когда Бланшар, отчаявшись добиться от машущих крыльев необходимой для полета подъемной силы, перенес их на баллон, чтобы получить от крыльев хотя бы только тягу, баденский строитель Меервейн производил опыты с другим крыльчатым снарядом.

krylchataya-mashina-merveina

Крыльчатая машина Меервейна (1784 г.) с крыльями приспособленными и для гребного полета, и для планирования.

Свои наблюдения, мысли и описание своей машины Меервейн опубликовал в брошюре, которая была переведена с немецкого языка на французский и даже на русский (в 1794 г.), под заглавием «Искусство летать по птичьему». В этой брошюре Меервейн выступил принципиальным врагом воздушных шаров. Вот его утверждения:

«Употребляя машину менее стоящую, гораздо надежнейшую, нежели воздушные шары, годную во все времена, преодолевающую непогоды, я покушусь ездить по эфирным волнам, соображая мой полет с птичьим… Дикой утке я уподоблю свою машину… Из ног человека должен сделать хвост, как у птицы. … Воздушные шары не что иное суть, как игрушки, выдуманные физиками для забавы…»

Однако машина Меервейна недалеко ушла от предложений его предшественников. Летчик должен был руками двигать коромысло, с которым были соединены два крыла, махавшие вверх и вниз. Испытатель подвешивался в лежачем положении непосредственно под крыльями. Меервейн впервые сделал подсчет соотношения между весами и площадью крыльев у разных птиц. Принимая вес человека вместе с крыльями около 100 кг, он определяет нужную площадь «человеческих крыльев» в 14 м2.

Вот первые механические крылья, которые были противопоставлены аэростатам в годы их наиболее ярких успехов. Являясь принципиальным противником летания на воздушных шарах, Меервейн тем не менее считал, что его крылья будут полезны и для аэростатов.

«Машина моя может служить также и рулем для воздушных шаров»,— писал он в своей книжке.

К такому выводу пришел и другой современник Бланшара, Яков Деген, венский часовой мастер. Страстный любитель механики и изобретатель, он увлекся полетами Бланшара и Робертсона и тоже решил, что для свободного передвижения в воздухе нужно сделать механические крылья. Он сооружал и испытывал парашютообразные легкие крылья, на стойках расчаленные растяжками снизу и сверху. Но в отличие от машущих крыльев Меервейна, Дегеновы крылья ходили только вверх и вниз вертикально. Размещаясь в вертикальном положении на раме, крыльями испытатель работал при помощи горизонтальной штанги.

Подъемная сила в такой машине образовывалась, прежде всего, вследствие изогнутой формы крыльев, как бы парашютирующих при движении вниз. Деген в конструкции крыльев использовал лепестки-клапаны, которые при ходе крыльев вниз оставались закрытыми и при ходе вверх открывались. Дегеновы крылья были сделаны очень изящно и тонко из легковесных камышинок, к которым привязывались шелковинками маленькие, вниз откидывающиеся лепесточки (клапаны), как бы воспроизводившие птичьи перья. Имея не одну тысячу лепестков, весило каждое крыло всего-навсего 2,5 кг при ширине около 3 м и длине около 3,5 м. Машина полностью вместе с рамой имела вес только 14 кг.

Деген в своих испытаниях постепенно добился того, что подниматься мог на машине, на веревке, подвешенной через блок, имея противовес на другом конце веревки чуть более половины веса пилота вместе с машиной. Он проделывал такие опыты в Вене публично в 1805 г. Пытаясь сделать свой успех гораздо нагляднее, он придумал противовес с блоками заменить маленьким аэростатом, имеющим подъемную силу, равную весу противовеса. Весьма удачным стало 12 ноября 1808 г публичное испытание, когда Дегену при тихой погоде удалось от земли оторваться и в воздухе маневрировать несколько минут, то поднимаясь, то опускаясь. Газеты после этого подняли шум, оповещая широко об удачных результатах опытов Дегена. От правительства изобретатель был даже поощрен денежной наградой.

Его успехи, однако, и закончились на том.

В 1812 г. демонстрировать свою машину он пытался в Париже. Поговаривали, что связана была эта попытка с несколькими планами Наполеона применить против Англии «самоходные» воздушные шары.

Однако Деген здесь потерпел полнейший провал, неудачей закончились два его испытания. Как писали газеты Франции, не Деген на своих крыльях двигался против ветра под баллоном, а гнал его ветер, куда хотел. Столь же безуспешной оказалась и третья попытка.

В ту эпоху полеты воздушных шаров заставили многих упорно думать о том, как добиться летания без помощи «мыльных пузырей». К положительным работам относится, например, опыт с простенькой летной игрушкой типа современного геликоптера.

Два француза, физик-механик Бьенвеню и естествоиспытатель Лонуа, опубликовали в «Парижской газете» от 19 апреля 1784 г., что им удалось добиться удачного полета маленькой модели, по образцу которой можно будет «поднимать в воздух и направлять в атмосфере машину только одними механическими средствами, без помощи физики».

gelikopter-prosteishii

Простейший геликоптер, удачно испытывавшийся Лонуа и Бьенвеню (1784 г.)

Сообщая, что они хотят подготовить показ воздушного судна, которое, может быть, поднимет их обоих, изобретатели просили пока зарегистрировать первенство их идеи и факт полета модели, удачно продемонстрированной ими в редакции газеты.

За этим первым шагом изобретатели сделали через несколько дней и второй шаг, представив свою летную модель в Парижскую академию наук. Выделенная Академией специальная комиссия подтвердила способность механической модели легко взлетать и отозвалась очень одобрительно о простоте принципа и остроумии метода изобретателей. Но вместе с тем было признано, что по мере увеличения размеров модели будет все труднее добиваться ее взлетов.

Что же представляла собой эта модель?

Ее основная часть — два маленьких пропеллера, сделанных из восьми птичьих перьев, по четыре в каждом. Ступицей для каждого пропеллера служат пробки, насаженные по концам легкого стержня.

Пропеллеры раскручиваются тетивой, наматываемой на стержень и стягивающей лучок, а лучок скреплен со стержнем. Такая модель взлетает вертикально вверх, если поставить стержень отвесно.

Игрушка Лонуа и Бьенвеню замечательна тем, что она впервые бесспорно доказала возможность механического передвижения в воздухе без помощи баллонов. Но старания изобретателей добиться на том же принципе полета крупных моделей успеха не имели. Тем не менее, к идее геликоптера скоро вернулся другой ученый, работы которого в истории летного дела настолько серьезны и значительны, что его имя можно поставить непосредственно за именем Леонардо да Винчи.

Это был английский математик Джордж Кэйли (1773—1857 гг.).

Кэйли разрабатывал вопросы полета и на аэростатах и на механических крыльях. Он впервые применил к решению вопросов практического летания средства научного анализа,— ту область теоретической механики, которая называется аэродинамикой.

Здесь, в аэродинамике, механические крылья, вступившие позднее в соревнование с аэростатами, были их вернейшими союзниками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *