Архитектура        10 декабря 2016        135         0

Планировка и застройка сибирских сел

Некоторое представление о системе застройки поселений Сибири дают нам старинные гравюры и планы сибирских городов-острогов, авторами которых являются русские рисовальщики — «знаменщики», как их называли в те времена, а также зарисовки иностранных путешественников: Витсена, Адама Олеария, И. Идеса и других, посетивших Сибирь в XVII-XVIII веках.

Древние сибирские города-остроги в композиционном отношении представляли из себя ни что иное, как крупные развитые деревни с постройками из дерева, обнесенные террасовыми или тыновыми оградами.

Подобные крепости-остроги в Сибири возникали по мере продвижения по ней русских людей и имели первое время исключительно стратегическое значение: необходимо было построить опорные пункты в новом, неосвоенном крае.

С течением времени остроги обрастали постройками пришлого люда — промышленников, звероловов, охотников, купцов, «пашенных крестьян».

Беспокойная обстановка вынуждала воинские гарнизоны брать под свою защиту население, расположившееся вокруг основного ядра — острога.

Постепенно с подчинением области московским воеводам постройки горожан стали выходить за пределы стен острога, образовывая посады, где селилось преимущественно неслужилое население — ямщики, ремесленники, торговые люди.

Разрастаясь в разные стороны от основного ядра иногда с большой быстротой, города меняли облик свой в зависимости от окружающей природной обстановки.

Развитие городов и сел Сибири шло обычно без плана, без какой-либо заранее предусмотренной схемы. Сама жизнь диктовала систему и характер застройки, как в городе, так и на селе. Как видно из анализа ряда поселений, значительную роль в устройстве и расположении жилища играл социальный фактор.

Ближе к центру города-острога обычно селились люди служилые и слои населения наиболее обеспеченные. Окраины заселялись преимущественно менее состоятельной частью жителей.

Подобная организация городов и сел нашла соответствующее отражение в архитектуре. Наиболее крупные, богато оформленные постройки возникали в центре. По мере движения к окраинам здания становились беднее, хуже.

Полная свобода перестройки и организации отдельных усадеб влияла на внешний облик деревни в целом.

Первые основатели селений, будь то «вольные»» или «невольные» пришельцы в Сибирь, выбирали удобные в природном отношении места и строили свои заимки-хутора без учета будущего роста поселка.

В некоторых случаях первые поселенцы противились дальнейшему заселению облюбованных ими мест. Так, в селе Старая Минуса старые жители разрушали постройки новых пришельцев, старавшихся занять захваченные ранее места.

После многолетней борьбы победили новые поселенцы, которые организовали новую часть села, слившуюся впоследствии со Старой Минусой.

Улица Старой Минусы

Общий вид улицы в селе Старая Минуса Красноярского края.

Поселение гнездами

Общий вид поселения «гнездами» в селе Старая Минуса Красноярского края.

Постепенно деревня разрасталась от основного ядра первых поселений во все стороны. Селились «гнездами», удобно располагаясь около рек, озер, проездных дорог и просто в тайге — в «урманах».

Крестьяне очень внимательно подходили к подбору места для заселения.
Жители имели стремление к тому, чтобы хороший вид открывался из окон их домов, чтобы село из-за реки было хорошо обозримо, а так же с дороги или с тракта.

Касаясь архитектурно-пространственной композиции сел, организованных отдельными усадьбами-«гнездами», без ярко выраженных улиц, можно отметить, что в общей структуре этих сел, имеющих как бы случайно сложившуюся планировку, заложено своеобразное живописное начало.

Отдельные группы усадеб («гнезда») представляют собой самостоятельные небольшие комплексы жилых и хозяйственных построек.

Поселение гнездом

Поселение «гнездом» в селе Старая Минуса.

Уголок села Харюзовка

Уголок села Харюзовка Иркутской области.

Эти отдельные «островки» застройки, разбросанные по сложному рельефу местности, имеют единое композиционное начало, общий архитектурно-строительный модуль, близкие архитектурно-конструктивные детали, создающие единство целого.

При такой системе планировки предусматривалась органическая связь застройки с окружающей природной обстановкой. Рельеф местности становился решающим фактором в организации деревни.

В зависимости от того, где размещалась деревня — около дороги-тракта, на берегу большой и многоводной реки или близ маленьких ручьев и речушек, она принимала соответствующую планировку.

В тех случаях, когда для поселения выбирали участок близ маленькой речки или ручья с извилистым руслом, деревня строилась на двух его берегах. Поселок получался без ярко выраженного центра и главной улицы — обязательных принадлежностей деревень, расположенных около больших рек и фунтовых дорог.

Однако такая планировка имела ряд преимуществ, а именно — большая компактность, удобство расположения отдельных усадеб близко к воде, возможность ставить жилые избы окнами на солнечную сторону и т. д.

С течением времени, когда к этим деревням были подведены трактовые дороги, застройка их распространилась и вдоль тракта. Таким образом, в одном и том же селе можно наблюдать различные приемы планировки. То же самое наблюдается и во многих сибирских городах, выросших из острогов.

Превалировавшая в застройке городов свободная, живописная планировка, начиная с XVIII века, сочетается с регулярной.

Это синтетическое сочетание свободной планировки с регулярной в ряде случаев привело к очень интересным архитектурно-композиционным решениям, предусматривающим и функционально-утилитарные удобства.

При создании новых сел, расположенных на сложной по рельефу местности, необходимо творчески использовать некоторые принципы данной планировки.

Часто в районах Восточной Сибири встречаются села, расположенные у больших рек. Подобный тип заселения, носящий название «долинного», очень древний. Как уже говорилось, продвижение в Сибирь в первый период ее освоения шло преимущественно по руслам больших и малых рек.

Водные пути были основными магистралями, связывающими разрозненные, оторванные друг от друга редкие поселения. Удобно было селиться около рек, дающих не только естественные пути сообщения, но и источник подсобных, а иногда и основных доходов в виде рыболовства, охоты, сплава леса и т. д.

В некоторых селах, расположенных на берегах рек в безлесной местности, строительство велось из дерева, полученного по рекам за сотни километров.

Как видно, дальность расстояний от основного строительного материала сибирских зодчих вовсе не смущала.

При «долинном» расположении деревень можно отметить несколько приемов планировки и застройки улиц, единых по своей композиционной схеме, но имеющих некоторое принципиальное различие. Избы обычно выстраиваются относительно прямолинейно в один или несколько рядов, образуя «порядки» — «ряды» улиц. Река при этом является как бы композиционной осью, объединяя всю застройку.

Можно отметить три основных приема организации улиц в таких селах:

  • односторонняя застройка вдоль реки;
  • двусторонняя застройка в одну улицу;
  • ряд улиц, расположенных параллельно реке.

При односторонней застройке улицы избы обращены фасадами к реке, дворы же со всеми хозяйственными постройками расположены за домом. Общую композицию усадьбы завершает огород, где устраивается колодец с журавлем, оживляющий силуэт деревни.

Можно отметить ряд сибирских сел, представляющих живописную пространственную композицию, органически увязанную с берегом реки и окружающим ландшафтом. Особенно живописными выглядят подобные села со стороны реки и подъездов к деревне.

Обычно протяженная композиция села с одинаковой по высоте застройкой оживляется каким-либо высотным центром — церковью, звонницей или пожарной вышкой, расположенными в центре села.

Как видно, создание вертикальной оси в центре поселения является очень удачным композиционным приемом, что должно быть учтено при проектировании новых сел, особенно расположенных на открытых местах.

В предложенных типовых проектах общественных зданий для сел можно заметить стремление ряда архитекторов создать вертикальную композицию сооружений.

Кроме общих архитектурно-композиционных вопросов, связанных с планировкой села на берегах рек, сибирские народные строители обращали внимание на размещение жилых помещений в домах. Они добивались того, чтобы из окон избы открывался хороший вид на реку и заречный пейзаж. Подобная организация жилых помещений не исключала возможности дальнейшего развития улицы с сохранением известного порядка в застройке.

В Сибири имеются села, где ориентация окон домов на реку была определяющим фактором при постройке изб.

До сих пор существующее мнение, что крестьяне часто строят свои избы, как придется, без учета окружающей природной обстановки, исходя только из функциональных удобств, в корне неверно.

Русский народ любит свою природу, тонко ее понимает и стремится так организовать свое жилье, чтобы оно сочеталось с окружающим ландшафтом.

Среди сел с односторонней застройкой, где все фасады изб обращены к реке, встречаются села, имеющие как бы раскрытое пространство перед улицей, с видом на широкие заречные горизонты.

Обычно берег реки в таких случаях является излюбленным местом отдыха для жителей села.

Живописную картину представляют открытые односторонние улицы в дни праздников, когда пестрая, яркая толпа местных жителей заполняет берег реки.

Наряду с некоторыми функциональными и эстетическими достоинствами данной планировки (к таковым можно отнести то, что расширению усадьбы не препятствует берег реки, что все хозяйственные постройки размещаются со стороны поля и скот можно гнать не по главной улице деревни, а в сторону от жилых построек, и т. д.) необходимо отмстить и некоторые ее недостатки.

Прежде всего, при большом поселении очень растягивается улица села, и окраина далеко отстоит от центра. Некомпактная застройка неудобна, особенно в зимнее время.

Кроме того, расположение приусадебных участков вдали от реки вызывает известное затруднение при поливке огородов.

Естественно, подобная односторонняя застройка старых сел Сибири не может удовлетворять требованиям нового села. Но некоторые особенности такой планировки должны быть учтены и критически использованы в практике строительства сел близ больших водоемов.

Наряду с односторонней застройкой деревень, расположенных на берегах больших рек, в Восточной Сибири одинаково часто встречаются села с двусторонней застройкой и рядами улиц, расположенных параллельно реке.

В общей композиционной схеме такие села мало чем отличаются от сел Западной Сибири.

Очевидно, данная организация поселения была вызвана климатическими условиями края. Основная, а иногда и единственная улица села при подобной планировке не была подвержена снежным заносам в такой степени, как в селах с односторонней строчной застройкой.

Наряду со многими общими чертами в планировке «долинных» сел Восточной и Западной Сибири между ними есть и некоторое различие.

Планировка сел Восточной Сибири гораздо компактнее.

Избы разных хозяев строились рядом — бок о бок, а хозяйственные постройки — амбары, расположенные на некотором расстоянии от жилья и отделенные от избы воротами, соприкасались с амбарами соседей.

По фасаду, таким образом, получался характерный ритм построек: пара изб, ворота, пара амбаров — и так по всей протяженности улицы.

Усадьба села Бараново

Усадьба села Бараново Иркутской области.

Этот прием, очень типичный для Восточной Сибири, сообщал особый характер всему фронту широких улиц.

Как видно на примере сел с двусторонней застройкой, ориентация окон на юг или в сторону красивого ландшафта не всегда имела решающее значение. Окна избы обычно размещались со стороны улицы.

В ряде случаев при организации села бралось в учет направление преобладающих ветров. На местах открытых, где часто зимой случаются заносы из снега, располагались улицы по направлению главенствующих ветров. Улица в этом случае снегом не заносилась, что при иной ориентации было бы неизбежным.

Естественно, не всегда было возможно располагать улицы с учетом господствующих ветров: этому препятствовали или рельеф местности, или первоначально сложившееся ядро деревни, или другие факторы.

При расположении улиц без учета господствующих ветров в зимнее время избы, размешенные с одной стороны улицы — «под ветер», во время сильных метелей и буранов заносило почти до крыши снегом.

В таких случаях для защиты от заносов было естественным создать на улице, перед постройками, зеленый заслон. Но только в отдельных деревнях можно наблюдать посадки зеленых насаждений, служащих для борьбы с заносами.

Обычно улицы сибирских сел, в особенности сел Иркутской и Красноярской областей, лишены зеленых насаждений.

Если кое-где и имелись сады, то они обычно размещались за домом, со стороны двора.

При расположении домов вдоль тракта ширина улицы достигала 40— 60 метров, в то время как ширина обычных улиц не превышала 15 — 25 метров.

Иногда по обеим сторонам тракта оставалось пустое пространство, заросшее травой, что как бы смягчало впечатление от плотной застройки рядов улицы.

Улицы пересекались переулками, застроенными хозяйственными помещениями, обычно не имеющими окон.

Когда в Восточной Сибири стали развиваться гужевые дороги села начали располагать вдоль них, преимущественно с двусторонней застройкой. Тракт в таких случаях является основной улицей села.

Этот тип заселения, носящий название «дорожный», был широко. Обычно села, расположенные у трактов, имеют большую протяженность. Окраина села отстоит от центра на расстоянии одного-двух километров.

Создавая большую компактность протяженной улицы и приближая окраины к центру, так же как в селах, расположенных у больших рек, избы ставятся обычно узкой стороной к улице, образуя, таким образом, плотный квартал. Очень типично в этом отношении село Восточенское, построенное в 1745 г.

Старое село с одной главной улицей, расположенное вдоль Каратузского тракта, протянулось с востока на запад километра на три. Только в центральной части, около церкви, село как бы расширилось за счет пристроенных с двух сторон дополнительных улиц, идущих параллельно главной.

В данном случае церковь, поставленная в центре села, в середине широкой улицы, сыграла значительную композиционную роль в общей застройке. Силуэт протяженного села с одинаковыми по высоте и общему архитектурно-конструктивному облику избами и хозяйственными постройками во многом выиграл от наличия в центре высотной композиции.

При въезде в село по тракту с востока или запада перспектива широкой и пустынной улицы, лишенной зелени, удачно замыкается в центре церковью, являющейся во всей застройке как бы организующим звеном.

В селе Восточенском избы (в основном клетские и пятистенки) стоят плотными рядами, обратившись фронтонами к улице. Они как бы прижались друг к другу, оставляя только место для устройства ворот.

Оград, выходящих на улицу, почти нет. Усадьбы имеют вытянутую форму, периметр фасадной стороны двора очень мал, и на улицу выходят только торцы изб и ворота.

Такая концентрированная застройка широко распространена в Восточной Сибири. Дружная, тесная семья изб, поставленных вплотную, придает своеобразный характер всей улице и кажется особенно уютной в зимнее время в глухих далеких деревнях, разбросанных по необъятным просторам Сибири.

Улица с плотной застройкой

Общий вид улицы с плотной застройкой в селе Тигрецк Красноярского края.

Прием плотной, компактной, застройки был широко распространен и в других районах Сибири, а также на Урале и в европейской части России. Однако там подобные деревни имели иной характер.

Обычно отдельные участки, более широкие, чем в Восточной Сибири, застраивались по всему наружному периметру усадьбы жилыми и хозяйственными постройками. Между отдельными усадьбами оставались небольшие разрывы, имеющие противопожарное назначение.

Анализируя приемы планировки нескольких сел Восточной Сибири, нужно, отметить, что при некотором сходстве с планировкой сел европейской части России они наделены особенностями, в большей степени продиктованными влиянием климатических и природных условий. Это сказалось на общей организации села, на планировке усадеб, устройстве изб с ориентацией окон на солнечную сторону и на некоторых архитектурно-конструктивных деталях.

Улица в деревне Дмитриевка

Общий вид улицы в деревне Дмитриевка Иркутской области.

Вид села Харюзовка

Общий вид села Харюзовка Иркутской области.

Переулок села Восточенское

Переулок села Восточенское Красноярского края.

В деревнях Красноярской области имеются улицы и переулки, где на одну сторону выходят главные фасады изб с окнами «на солнышко», а на другую — стены изб вообще без окон, хозяйственные постройки, амбары, скотные дворы и т. д.

Такое расположение вызвано желанием ориентировать избу на солнечную сторону.

Группы построек с окнами, выходящими во двор, производят очень внушительное впечатление своими «безоконными» фасадами. Напоминая неприступные крепости-остроги, подобные сооружения поражают своей суровой замкнутостью.

Очень интересны постройки подобного типа в селе Старая Минуса.

В данном случае предельно простыми средствами, своеобразной композицией простых объемов, без каких-либо декораций, зодчий достиг большой выразительности и силы.

Предельный лаконизм, даже некоторая суровость всего комплекса звучат в унисон с окружающей природной обстановкой, простой и величественной.

Не менее интересным комплексом, сохранившимся почти в своем прежнем виде, является поселок Панкратово на реке Ангаре.

Своеобразная группировка построек, созданных из крупного леса, выразительный силуэт, отсутствие лишних декоративных украшений, целеустремленность обшей композиции, с окружающим ландшафтом органическая связь свидетельствуют о высоком мастерстве зодчих.

Уцелевшие памятники сибирского деревянного зодчества интересны в том отношении, что позволяют в какой-то мере судить о композиционных приемах старых народных строителей, применяемых как в отдельных сооружениях, так и в строительстве целых комплексов.

В некоторых районах Сибири строители стремились так разместить деревни, чтобы они не были особенно заметны среди окружающей природы.

Подъезжая к селу, не сразу обнаружишь жилые постройки. Они скрыты от взора случайного наблюдателя. Кажется, что село притаилось в лощине за поворотом дороги или за холмом, приникло к земле. Возможно, в подобной организации поселений сказались особенности жизни первых поселенцев-застройщиков. Они выбирали для селения труднодоступные места, расположенные как можно дальше от представителей власти.

В Минусинской тайге сохранились поселки, которые трудно отыскать незнакомому с местностью человеку, — это притаившиеся в глухих лесах бывшие старообрядческие скиты. Тайга как бы покровительствовала запрятанным в ее дебрях поселениям.

Большая оторванность населенных пунктов друг от друга и от районных и городских центров наложила особый отпечаток на общий облик сел. Архитектурный характер сел Восточной Сибири отличается некоторым своеобразием.

Наряду со стремлением в какой-то степени воспроизвести в местной интерпретации мотивы народного зодчества европейской части России ощущается самостоятельность, как в приемах планировки, так и в декоре.

Эта самостоятельность проявляется иногда в некотором упрощении планировочных приемов и архитектурного решения, что сообщает общему виду сел, на первый взгляд, скучное, однообразное выражение.

На архитектуре села сказалась тяжелая безрадостная жизнь крестьянина Восточной Сибири, выдерживавшего беспощадную борьбу с суровой природой.

Невысокие избы, построенные частенько без подклета, без фундаментов, поставленные непосредственно на землю, с весьма скромной декоративной составляющей, преимущественно сосредоточенной лишь на наличниках окон, вызывали впечатление однообразия и бедности.

Кажется, что у жителей этих сел не было никакого стремления архитектурно оформить свои постройки.

Но это первое впечатление о скудной творческой фантазии сибирских зодчих исчезает при более внимательном знакомстве с сооружениями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *