Путешествия и открытия        28 февраля 2014        66         0

Плавание от Кронштадта до Портсмута

1393566165_suvorov9 октября 1813 года, рано поутру, когда еще весь Кронштадт спал, «Суворов», отсалютовав крепости девятью выстрелами, вышел в море. Погода стояла отвратительная. Густой туман, сменявшийся дождем и мокрым снегом, видимость сокращал до предела. Иногда на несколько часов горизонт прояснялся, но ветер в это время переходил из умеренного в порывистый штормовой и заставлял корабль либо двигаться с зарифленными марселями, либо укрываться в ближайшей бухте. Три раза приходилось «Суворову» становиться на якорь в закрытых бухтах Финского залива, пока он добрался до шведского порта Карлскроны.

Комиссионеры Российско-Американской компании суперкарго(1) Молво, его помощник Красильников и доктор Шеффер раньше не бывали на море во время шторма и впервые испытывали качку. Они настаивали на возвращении в Кронштадт, советуя Лазареву заявить правлению Компании, что, ввиду позднего времени, экспедицию следует отложить до будущей летней навигации.

Временами, когда качка особенно усиливалась, Молво и Шеффер неистовствовали, требовали прекращения плавания, считая дальнейшее пребывание корабля в море безумием, которое приведет к гибели.

Лазарев спокойно доказывал им, что качка — обычное явление в море и не следует ее пугаться; впереди, может быть, придется преодолеть действительно суровые испытания. Но когда комиссионеры начали ссылаться на свою ответственность за грузы и за исход плавания, то Лазарев попросил их больше не вмешиваться в дела командира.

Убедившись в непреклонной воле командира продолжать путь, комиссионеры больше его не беспокоили.

После полудня 19 октября «Суворов» бросил якорь в Карлскроне. Здесь наши моряки посетили адмиралтейство и осмотрели шведские корабли.

В адмиралтействе больше чинилось английских кораблей, нежели шведских. Англичане хозяйничали в доках, как у себя дома.

Вечером 21 октября в Карлскроне до наших моряков дошла радостная весть. В тот день, вышли они когда из Кронштадта, русская армия, освобождая Европу, одержала блестящую победу над Наполеоном в семидневной битве под Лейпцигом. В этой битве наполеоновская армия была наголову разбита, и русские войска уже двигались на Париж. В городе всюду, где ни появлялись наши офицеры и матросы, их встречали как представителей победоносной русской армии.

22 октября с наступлением благоприятной погоды «Суворов» вышел в море.

Дальнейшее плавание близ датских берегов и в Зунде возможно было только под надежной охраной в составе крупного конвоя. Дания в то время в союзе с Францией воевала против России, и датско-французские корсары часто грабили одиночные русские корабли.

Нередко бывало и так, что ночью датско-французские корсары нападали на конвой. Пользуясь темнотой, они внезапно появлялись и брали на абордаж первый «из попавшихся транспортов конвоя, затем также внезапно исчезали в темноте. Во время стоянки «Суворова» в Мальме на якоре корсары захватили пять транспортов из состава конвоя.

Под прикрытием темноты, особенно в плохую погоду, они незаметно подходили вплотную к борту корабля и мгновенно перебрасывали сходни. Нападавшие корсары быстро перебегали на корабль и обезоруживали ошеломленную внезапным появлением вахтенную службу. Затем корсары рубили якорные канаты, брали на буксир корабль и уводили в море.

Побывавшие в плену у корсаров англичане рассказывали:

— Корсары иногда так ловко проводили операции по захвату транспортов на якоре, что свободные от вахты служители и команда узнавали только на утро, что они в плену вместе со своим кораблем и грузом.

В Мальме «мы всегда были готовы принять неприятеля, но не было нападений», — писал старший офицер «Суворова» Унковский.

Во время прохода через Зунд из датской крепости Кронберг по конвою был открыт артиллерийский огонь. «Суворов», лавируя между транспортами и прижимаясь ближе к шведскому берегу, благополучно вышел из пролива в Каттегат.

Плавание в Каттегате и Скагерраке было опасно из-за частых там жестоких бурь и штормов. Каждый бывалый моряк, вступая в Скагеррак, всегда испытывал неприятное ощущение при виде этих коварных мест, где многие корабли кончили свой век на гранитных скалах.

В Гетеборге была последняя якорная стоянка на переходе до Портсмута. Когда от начальника конвоя пришла инструкция о порядке дальнейшего плавания и был дан сигнал о снятии с якоря, то на «Суворове» в это время не оказалось суперкарго Молво. Он ушел с корабля сразу же по прибытии в Гетеборг и не появлялся до 12 ноября. Где он был и что делал, никто не знал, даже не знал о нем на сей раз и его покровитель, доктор Шеффер. Лазареву пришлось послать в город на розыски Молво нескольких матросов.

Только на следующий день «Суворов» вступил под паруса и взял курс на запад.

Два дня противные ветры с дождем и снегом держали «Суворова» в дрейфе близ мыса Скаген. На день третий по выходе из Гетеборга подул попутный северо-восточный ветер, и «Суворов», развив скорость до десяти узлов, через сутки догнал конвой.

Когда наши моряки поравнялись с конвоем, то ко всеобщему удивлению увидели, что в составе конвоя не было и третьей части кораблей, которые вышли из Гетеборга. Случилось то, чего нужно было ожидать всегда в Скагерраке. Разразившийся внезапный шторм быстро расстроил походный строй конвоя, а ночью разбросал все корабли в разные стороны. Несколько слабых судов затонули, более крепкие получили большие повреждения. Очень неприглядный был вид уцелевших кораблей. На некоторых из них даже были порваны паруса, поломаны реи и мачты. Иные имели большой крен и едва держались на воде.

По оказании посильной помощи потерпевшим кораблям «Суворов», поставив все паруса, быстро скрылся из виду конвоя. Он шел со скоростью, временами превышавшей 11 узлов.

Норвежские рыбаки, попадавшиеся на пути, с любопытством засматривались на красавца «Суворова».

На пятый день плавания после разлучения с конвоем, ночью, у плавучего маяка Ганлопер «Суворову» встретился французский люгер, который сделал один выстрел, но, опознав большой корабль, быстро скрылся в темноте.

Имея благоприятную погоду и почти всегда попутный ветер, «Суворов» благополучно приближался к Спидхедскому рейду. 27 ноября в 2 часа пополудни на корабль для провода на рейд прибыл английский лоцман. Он сообщил новости и поздравил наших мореплавателей с блестящей победой русских войск. Русские войска, во главе с фельдмаршалом Воронцовым, в это время уже освобождали от наполеоновского ига Голландию и вступали в Бельгию.

Как известно, Наполеон более десяти лет держал Англию в постоянном страхе. Англия задыхалась от «континентальной блокады». Еще года два — три, говорили в то время официальные английские политики, и Англии пришлось бы встать на колени перед Наполеоном. Но этого не случилось только благодаря России, которая, разгромив наполеоновскую армию в Отечественной войне 1812 года, освободила Европу и спасла Англию.

(1) Суперкарго — лицо, заведующее на судне приемом и выдачей грузов; в данном случае, уполномоченный по торгово-промышленным делам Компании.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *