Врачевание и погребение        01 марта 2013        53         0

Погребения в слоях Гавры

Период Гавры

До сих пор мы лишь вскользь упоминали о погребениях — например, в Телль ас-Савване, где была найдена богатейшая серия вотивных алебастровых сосудов и статуэток, или на убейдском могильнике в Арпачии, давшем ученым огромную коллекцию расписной керамики. Немногочисленные шахтовые могилы и захоронения в урнах, засвидетельствованные на ряде других памятников Северного Ирака, не имеют существенного значения. Однако резко увеличивающиеся по количеству погребения в последнем (XII) убейдском слое Гавры уже отмечены некоторыми чертами, как будто предвосхищающими более сложную погребальную практику урукского периода. В слоях XI-VIII мы встречаем два различных типа погребений.

Здесь было найдено не менее 200 захоронений, из них 80% — детских, расположенных без какой-либо закономерности либо под полами жилых домов, либо вблизи культовых зданий. Некоторых взрослых, возможно, хоронили на кладбище за пределами поселка, но наиболее выдающиеся члены общины удостаивались чести быть погребенными в великолепных гробницах прямо между жилыми строениями на самом холме. Таких погребальных сооружений найдено около 80; они представляли собой прямоугольные камеры, сложенные из камня или кирпича-сырца, с перекрытием из дерева или каменных плит. В каждую камеру помещали, как правило, одного покойника в скорченном положении и, по-видимому, одетого; иногда его накрывали тростниковой циновкой или завертывали в нее.

Эти могилы примечательны не только своей конструкцией, но и разнообразием содержащихся в них личных украшений. В частности, бусы применялись так широко, что только в одном из захоронений их оказалось более 25 тыс. Для их изготовления использовались такие материалы, как бирюза, жадеит, сердолик, гематит, мрамор, известняк, кварц, обсидиан, лазурит и диорит, так же как раковины и слоновая кость, что указывает на торговлю с отдаленными странами, такими, например, как Афганистан. Но, пожалуй, больше всего удивляет обилие золотых украшений. Это по большей части кольца, розетки, маленькие «гвоздики» и украшения в форме полумесяца, вырезанные из листового золота и прикреплявшиеся к одежде или диадемам; примечательно одно маленькое изделие из электра, очевидно навершие какого-то спице-образного предмета, в форме волчьей головы, собранной из умело сваренных отдельных элементов.

Но основная ценность погребений в XI-VIII слоях Гавры — явные признаки того, что холм в это время был заселен людьми, обладавшими уже новыми техническими навыками и быстро усложнявшейся культурой. Прежде всего, бросается в глаза прогресс в металлургии. В убейдских слоях, лежащих ниже, было найдено всего полдюжины металлических изделий, выкованных или отлитых из чистой меди без добавления олова. В послеубейдских же горизонтах мы обнаруживаем, что металлы, в том числе и бронза, получили самое широкое распространение. В одном случае археологи даже констатировали, что вся «площадь раскопа позеленела от окислившейся меди, а местами отливала золотом». При этом надо учитывать, что слоями Гавры этого периода представлена, по-видимому, небольшая земледельческая община, нам же необходим памятник, на котором можно было бы изучить ту же культуру в ее «городском» аспекте и сопоставить ее с современными ей этапами развития протописьменного периода на юге, что дало бы нам возможность провести хронологические и иные параллели.

Мелкие изделия

Статуэтки

Среди немногих доступных нам материалов с поселений эпохи халколита Северного Ирака предметы культового назначения сравнительно редки. К числу любопытных исключений следует отнести серию женских статуэток, которые без достаточных к тому оснований часто определяют как изображения «богини-матери». В отличие от «рептильноголовых» стоящих фигур, характерных для убейдского периода на юге, северные статуэтки изображают, как правило, стеатопигических женщин в сидячем положении или на корточках, с гипертрофированными грудями и бедрами. Наиболее ранние образцы, например из Ярым-тепе, имеют головы с острым профилем, посаженные на тонкие шеи и вытянутые кверху, что должно, очевидно, изображать конусообразную прическу или головной убор. Но мы встречаем здесь уже и следы росписи, более характерной для поздних периодов, когда на фигурках появляются такие детали, как «штаны» с перекрещивающимися помочами или ремнями и узоры на теле, воспроизводившие, должно быть, татуировку. На нескольких прекрасных статуэтках самаррского времени из Чога-Мами очень тщательно расписаны лица: помимо конусообразной «прически» обозначены также глаза в виде «кофейных зерен» с подрисованными ресницами и некоторые своеобразные украшения лица, как, например, пластинки, продевавшиеся в ноздри и губы. Статуэтки этого типа относятся к халафскому периоду и принадлежат к разряду самых обычных находок на древних памятниках Сирии, таких, как Чагер-Базар или Телль-Халаф, но встречаются они и на таких отдаленных объектах, как Чатал-Хююк в Анатолии или Тепе-Сохраб в Западном Иране, что свидетельствует о тесных культурных связях Северного Ирака с соседними странами начиная с неолита и в последующие времена. Конкретная функция их как культовых предметов интерпретировалась по-разному. В Уре и в Эреду они найдены в погребениях, в то время как в Арпачии и Телль ас-Савване их обнаружили в некоторых зданиях, что и послужило поводом приписать последним культовое назначение.

Другой вид статуэток, весьма важный для целей датировки, представлен так называемым очкастым идолом, или символом ока, который ассоциируется прежде всего с Телль-Браком. Но не менее двух дюжин терракотовых или каменных статуэток этого типа было найдено в Гавре, главным образом в слоях XI-IX, что и делает их одновременными с наиболее ранними строительными горизонтами мэллоуновского Храма Ока.

Печати

Среди других предметов, впервые встречающихся в слоях с расписной керамикой, например, в Гавре, большой интерес представляют личные печати. Примитивные «печати-подвески» с геометрическим рисунком в халафских слоях сменяются теперь полусферическими печатями-штампами, изображения на которых достигают в последней фазе убейдской культуры значительной сложности. Огромный интерес представляют изображения различных фигур на группе стеатитовых или серпентиновых печатей, относимых к началу послеубейдского периода (слой XI). Тонкий резной орнамент, составленный из фигурок рогатых животных и охотничьих собак, чередуется на них с ритуальными сценами, в которых действуют персонажи в масках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *