Путешествия и открытия        02 января 2014        45         0

Полу-унциалы, четверть-унциалы, полу-курсивы

(иначе, семиунциалы, квартунциалы, семикурсивы)

Уже создание унциала было попыткой примирения между противоположными принципами капитального и курсивного письма. В этом направлении в самой римской древности сделаны были еще три дальнейших шага, выразившиеся в создании разновидностей письма, из которых одну давно обозначили именем семи(полу)унциала, другой дали имя четверть-унциала, а третью предложили назвать семи(полу)курсивом.

Семиунциал отличается от унциала общим своим впечатлением, заставлявшим многих давать ему имя каллиграфического курсива (ныне ему предлагают дать имя «древнего» минускула), а Ваттенбаха — предложить название прекаролингского (докаролингского) минускула. В нем появляется и несколько новых, чисто курсивных форм.

Особенно характерны буквы a, b, f, g, h и r. Кроме того, курсивную форму часто принимают буквы d и s. Буква m есть нечто среднее между унциальным (со скругляющимися внутрь крайними своими ногами) и курсивным (с его прямыми ногами). Наоборот, N чаще всего имеет капитальную форму; и появление формы курсивной редко и несистематично.

Как это видно из самого описания полу-унциального алфавита. с его многочисленными чисто курсивными формами, из коих, очевидно, столь многие, отсылающие оси и петли вверх (b, d, h, l) или отсылающие их, наоборот, вниз (f, g, р, s, отчасти r), определяются «четырьмя линейками», другие же, как a, e, m, n, не детализуют форм своих основных телец, — тип полу(семи)унициальный есть несомненный минускул. При своей — особенно в раннюю эпоху: века V—VI — размашистости, крупности, кровной связи своей с унциалом, при минимальном числе лигатур и вместе нередко уже при разрыве scriptio continue, — это конечно одно из самых приятных и четких писем поры переходной от античности к средневековью. Не приводя, из соображений необходимой экономии, чистого семиунциала в нашей таблице и ограничиваясь только более поздним образцом «четверть-унциала», где еще отчетливее возросло число курсивных элементов, мы отсылаем ко всем цитированным нами собраниям факсимиле для этого письма, не представляющего никаких затруднений при чтении. К истории семиунциала в докаролингскую эпоху мы еще вернемся, в связи с вопросом о том, к какому графическому течению больше всего привязывается новое творчество того, что впоследствии назовут «каролингским минускулом».

К этому же моменту отнесем мы более углубленное рассмотрение «полу(семи)курсивов», особенно расцветающих в века VII—VIII. Их многочисленная, капризная семья уже и VI в. заявляет права на роль «книжного письма». Обратно течению, идущему от письма капитального через унциал к семиунциалу, где в величавой неподвижности маюскулов все более пробивает путь «движение», — в семикурсивах, успокаивая их беспорядочное движение, проявляется все большая регуляризация, создавая огромное множество. Здесь отметим только следующее:

Разновидность, которой Стеффенс предлагает дать имя полу-курсива, действительно, представляет очень любопытную и элегантную попытку приспособить новый римский курсив к целям книжного письма. Образцом таких ранних попыток сохранилось — да, по-видимому, и было в свое время очень мало: в книгах до самой каролингской реформы преобладали унциал и семиунциал. Имеющиеся образцы перечислены в западных руководствах по палеографии и даны в снимках у Стеффенса. Таковы, напр. прекрасный текст Иосифа Флавия в Амброзианской (Милан) библиотеке, гомилии св. Максима Туринского (там же) и св. Авита Вьеннского.

По сравнению с курсивом равеннских грамот, ранний книжный полу-курсив отличается несколько меньшими размерами букв, меньшею раскидистостью форм. Он представляется сжатым, сосредоточенным, очень четким, с какими-то утолщениями верхних концов у букв l, Ь и d, происходящими, быть может, от не развившейся петли.

Все отмеченные выше рукописи принадлежат Италии или южной Франции и представляют, очевидно, плод непрерывной традиции классического курсива.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *