Доисторические поселения        06 ноября 2012        133         0

Поселение Хассуна

Все собранные сведения о первых земледельцах Месопотамии основываются, строго говоря, почти исключительно на материалах из Хассуны — поселения, расположенного к западу от Тигра, в Ассирии. Там, на равнине, где даже в наше время атлантические дожди дают достаточное количество влаги для орошения курдских полей, но, тем не менее, в месте пересечения двух непересыхающих рек, находилось селение или, во всяком случае, стоянка первых известных нам в Месопотамии земледельцев-скотоводов. От жилищ не осталось никаких следов.

Но под первичным горизонтом были обнаружены врытые в землю большие грубые кувшины из глины с обильной примесью соломы, имевшие в результате не совершенности обжига бледно-розовую окраску и применявшиеся, по-видимому, для хранения съестных припасов. Судя по находке грубых зернотерок, в этих кувшинах могли хранить зерно. Более того, тяжелые, оббитые сколом орудия из песчаника и кварцита (рис.1-2) , могли применяться в качестве наконечников мотыг для возделывания почвы; они прикреплялись к рукояти с помощью битума, но вполне возможно, что это были в действительности не мотыги, а тесла.

каменные наконечники мотыг и топорыКости крупных рогатых травоядных и овец или коз принадлежали, по-видимому, домашним животным. Жители Хассуны охотились на газелей и ослов, вернее онагров (диких ослов). Обычным охотничьим оружием — была праща; снаряды для пращи изготовлялись из глины и обжигались; они имели стандартную форму, не изменившуюся даже несколько тысячелетий спустя, когда материалом для их изготовления стал служить свинец. Возможно, что красиво отделанные остроконечники из обсидиана длиною 9 см и больше служили наконечниками дротиков с тростниковыми древками. Нельзя не обратить внимание на отсутствие типичных наконечников стрел. Для плотничных работ употреблялись клиновидные орудия из мелкозернистой породы камня с полированными лезвиями, служившие в качестве топоров, а может быть, только в качестве тесел (рис. выше, нижний ряд). Возможность обходиться в изготовлении основного инвентаря местным сырьем позволяет, по-видимому, относить Хассуну к числу типичных неолитических поселений. Но в этот Период уже имеются свидетельства о ввозе обсидиана, поступавшего из Армении или из какого-то другого, еще не установленного, более близкого источника.

Это первое и, очевидно, недолговременное поселение, не отражает самых первых шагов на пути производства пищи, хотя и больше всех других известных поселений в долине Тигра и Евфрата приближается к этому экономическому этапу. Однако его можно рассматривать как прямого предшественника сменивших его на этом же месте совершенно оседлых земледельческо-скотоводческих поселений. Выше «неолитической» стоянки Хассуна мы находим последовательные наслоения шести деревень, состоявших из больших глинобитных построек; деревни получили название «архаических» и «стандартных». Эти наслоения отражают целый длительный период времени, в течение которого жизнь на этом месте не прекращалась; таким образом, нужно предполагать, что жители поселения, чтобы сохранить плодородность почвы, изобрели какую-то систему оставления земли под паром.

Если от древнейшей деревни сохранились только фрагменты криволинейных стен, то слой II может уже похвастаться прямоугольными домами, которые, очевидно, были разделены на несколько комнат. В «стандартных» деревнях дома состояли из трех-четырех не очень больших комнат, по всей вероятности, группировавшихся вокруг внутреннего двора.изображение жилища

Деревянные двери домов были уже снабжены вертикальными стержнями, вращавшимися в углублениях пяточных камней, то есть были устроены по способу, применявшемуся обычно на протяжении всего исторического периода. Во дворе каждого жилища, а иногда и внутри дома стояла глиняная печь для выпечки хлеба. Зерно хранилось в огороженных местах в больших сосудах, точно повторяющих форму «неолитических» кувшинов, но теперь они изготовлялись из необожженной глины с примесью соломы и обмазывались снаружи битумом.

Хлеб теперь жали изогнутыми деревянными серпами с находившими друг на друга короткими кремневыми вкладышами, закрепленными битумом. «Мотыги» из сланца изготовлены менее тщательно, чем неолитические; все еще были в, употреблении полированные каменные клиновидные топоры и ножевидные пластины из обсидиана, но мы не находим больше тщательно отделанных наконечников дротиков. Единственным видом оружия, не вызывающим сомнения, является праща. Наиболее характерным нововведением следует считать производство хорошо обожженных расписных сосудов. В качестве примеси к глине применяется теперь обычно не солома, а мелкий песок, и сосуды обжигаются до приобретения бледно-желтой окраски. Сосуды, как правило, плоскодонны и не отличаются разнообразием форм; среди них мы встречаем только шаровидные амфоры с короткой прямой шейкой и широкие чаши, иногда овальные в горизонтальном разрезе. На гладкую, иногда покрытую облицовкой или лощеную поверхность глины коричневато-черной краской наносились простые прямолинейные узоры. Позднее на «стандартной керамике» нанесенные краской полосы сочетаются с нарезными линиями, треугольниками или узором в виде колосьев, иногда роспись отсутствует, а весь орнамент состоит из нарезных линий, наносившихся на светлую поверхность еще сырой глины. Вместе с характерной для Хассуны «стандартной керамикой» найдено несколько сосудов иного стиля и фактуры; такие сосуды имеют более широкое распространение и условно называются самаррскими, по наименованию древнего поселения, где они впервые были обнаружены. Самаррская керамика всегда покрыта облицовкой, обожжена до бледно-розовой или чаще зеленоватой окраски и украшена «плетеными» орнаментами, то есть такими узорами, которые образуются при переплетении окрашенной соломы. Присуще корзинному плетению и зональное расположение узоров; и даже такие формы керамических сосудов, как колоколовидные кубки, с которыми мы уже; сталкивались в Египте, подсказаны тем же видом искусства. В сочетании с геометрическими «плетеными» орнаментами встречаются забавные фигурки животных, нарочито стилизованные с целью придачи им угловатых форм, характерных для узоров корзинного плетения.

самаррская чаша и кувшин

Встречающаяся на обширном пространстве от Сакче-Гёзи, западнее Евфрата до ассирийской территории на правом берегу Тигра, самаррская керамика, по-видимому, всегда бывает перемешана с характерной посудой местного производства и поэтому не может быть использована для определения какой-то одной культуры.

Хотя и называют эту фазу «протохалколитической», тем не менее мы не имеем прямых свидетельств о применении жителями Хассуны меди. Нам известно, что, помимо обсидиана, они ввозили бирюзу и, возможно, аметист и просверливали эти, а также и другие породы камней, изготовляя из них бусы. Подобно другим древнейшим земледельцам, жители Хассуны лепили из глины женские статуэтки. Младенцев в Хассуне хоронили на территории поселения между жилищами, но в Самарре имелся отдельный могильник, где покойников хоронили в сильно или слабо скорченном положении.

Нет никаких оснований полагать, что культура Хассуны была принесена в Ассирию в готовом виде. Она могла развиться на месте в тот период, когда благоприятное природное окружение позволило примитивным земледельцам-скотоводам выработать систему земледельческого хозяйства, совместимую с жизнью в оседлых поселениях. А затем усилившийся в результате этого рост населения мог послужить толчком к освоению новых земель. Правда, даже западнее бассейна Евфрата — в Сакче-Гёзи и Мерсине, а также в Палестине попадается расписная керамика, отдаленно напоминающая архаическую керамику Хассуны, между тем как нарезной елочный орнамент на стандартной керамике имеет даже некоторое сходство с узорами на сосудах из Меримде. В свою очередь в Хассуне было найдено несколько черепков черной лощеной керамики, родственной по технике производства посуде, составляющей керамический материал нижних «неолитических» слоев Сакче-Гёзи и Мерсина, и не вышедшей из употребления в более поздние фазы существования этих поселений. Это, конечно, не означает, что в основе, земледельческого уклада, существовавшего на территории к востоку от водораздела, лежала неолитическая культура Левантского побережья. Но широкое распространение некрашеной и расписной керамики указывает на то, что культуры Хассуны имели связи, как с Востоком, так и с Западом; и если культурные злаки и домашние овцы не были достижением самих жителей Ассирии, то они могли быть заимствованы как у населения Иранского нагорья, так и равным образом у жителей Амана или горы Кармил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *