Обработка металла        25 октября 2013        72         0

Появление первых металлических изделий на Украине

Металлургическое производство энеолитических племен

Появление первых металлических изделий на Украине относится к эпохе энеолита, к первой половине IV тыс. до н.э.

В Карпатском регионе, в Попрутье и Поднестровье первые серии металлических находок происходят из памятников этапов А и В трипольской культуры. На основании этих находок был выделен ране-трипольский очаг металлообработки, который рассматривается в качестве крайнего восточного в системе Балкано-Карпатской металлургической провинции эпохи энеолита, сформировавшейся, в свою очередь, под воздействием исходного импульса из Малой Азии.

Как показали исследования, древнейшее в Восточной Европе трипольское металлообрабатывающее производство прошло в своем развитии довольно долгий путь, который традиционно подразделяется на несколько этапов, соответствующих этапам периодизации Триполья.

Триполье А. Этот период представлен преимущественно медными украшениями: бусы, пронизки, браслеты, подвески, нашивные бляшки, амулеты. Находки орудий из металла малочисленны — это шилья, рыболовные крючки, единичными находками представлены топоры и долота.

Появление первых металлических изделий на Украине

Обработка металла в этот период была только кузнечной. Как показали металлографические исследования, трипольские кузнецы уже в этот период в совершенстве владели такими операциями, как вытяжка, высадка, плющение, изгиб, рубка, тиснение, пробивка и прошивка отверстий, сварка, обточка, шлифовка, полировка, горячая и холодная ковка с промежуточными нагревами — отжигами. Изделия технологически и типологически отличаются от изделий балканских мастеров.

Структурный анализ химико-металлургических признаков коллекций балканского металла, установил существенную близость трипольского металла (Карбунский клад и прочие памятники Триполья А и В) с намечаемым гумельницким очагом. По его мнению, ране-трипольские кузнецы и литейщики получали металл преимущественно из болгарских источников.

Утверждалось, что основная часть металлических изделий путем обмена поступала к трипольцам уже в готовом виде. Но новые исследования гумельницкого металла подтвердили первоначальные наблюдения отличий технологии ране-трипольских мастеров, ее архаичности по сравнению с гумельницкой.

Триполъе В. В этот период появляются новые металлические орудия — плоские топоры, топоры-молоты, новые типы украшений — булавки, височные кольца, перстни, кругло-проволочные колечки. В то же время сохраняются некоторые типы изделий, известные в раннем Триполье: шилья, рыболовные крючки, браслеты, бусы, пронизки.

Появление первых металлических изделий на Украине

Как и раньше, основная масса предметов изготовлена местными мастерами. Привозными могут считаться только топоры-молоты типа «Видра».

По наблюдениям Н. В. Рындиной, на этом этапе металлургическое производство Триполья продолжает кузнечные традиции предшествующего периода и осваивает новые технологические приемы: фигурную ковку в специальных наковальнях и литье, вначале в открытые литейные формы, а затем и в двусоставные; начинает применяться укрепляющий наклеп рабочих окончаний орудий. Следы производства этого времени обнаружены на поселениях Хабашешти, Поливанов Яр, Новые Русешты, Ариушт. Литейные формы этого периода пока не известны, представления о их применении и особенностях основываются на наблюдениях Н. В. Рындиной поверхности некоторых изделий, характерной структуры металла изделий — эти литейные формы были глиняными, как открытыми, так и закрытыми двух- и трехсторонними со вставными стержнями для получения втулки изделий (Рындина, Орловская, 1978).

Таким образом, по нынешним представлениям, металлургические знания появляются на территории Украины в готовом, относительно развитом виде вместе с переселением на эту территорию части балканского населения, создавшего трипольскую культуру.

По мнению Рындиной, «ране-трипольские изделия сформованы из привозного металла в пределах единого по техническим традициям производственного района, не имевшего собственной сырьевой базы». Это мнение основано на представлении о том, что в днестровских медистых песчаниках — низкое процентное содержание меди и нет самородной меди. К тому же, это якобы подтверждается и результатами спектральных анализов, которые указывают на близость трипольской меди металлу очага Караново IV — Гумельница Южной Болгарии. Однако в данном случае, впрочем, как и во всех остальных попытках интерпретации результатов спектральных анализов с целью выявления рудных источников, речь идет о статистической близости, а не об идентичности. Причем в качестве возможных центров добычи рассматриваются только известные автору крупные месторождения.

Не возражая в целом против возможности импорта металла трипольскими племенами с Балкан, необходимо отметить, что тезис об отсутствии меди в Поднестровье опровергается открытием крупного месторождения медистых песчаников с высоким содержанием меди, в том числе самородной, в Поднестровье. Правда, на этом месторождении не известны доисторические выработки, но ведь там их никто и не искал.

Металлургия степного населения энеолитического периода изучена недостаточно. Древнейшие металлические предметы в степи найдены в Никольском могильнике днепро-донецкой культуры. Это примитивные кованые изделия: кольцо, цилиндрические пронизки из меди и золотая подвеска из тонкой пластины.

Появление первых металлических изделий на Украине

Д. Я. Телегин синхронизирует памятники днепро-донецкой культуры, к которым относится и Никольский могильник, с ранним — началом среднего Триполья (Телегин, 1985). Предельно простые формы и техника изготовления этих изделий несколько затрудняют решение вопроса о их происхождении: если это импортные изделия, полученные от трипольских мастеров, то они не делают чести трипольским мастерам, в этот период достигшим гораздо более высокого технического уровня. Вероятнее всего, это первые документальные свидетельства знакомства северо-причерноморских степных племен с балканскими металлургическими традициями, в результате контакта с трипольскими племенами.

Ко второй половине IV тыс. до н.э. относятся могильники новоданиловского типа, являющиеся первой «металлоносной» группой памятников в степи, давшей находки металлических предметов. Среди них выделяются пружинные медные браслеты (могильники Мариупольский, Петро-Свистуново, Новоданиловка, Чаплинский). Всего известно одиннадцать браслетов, девять изготовлены из медного круглого в сечении прута, свернутого от полутора до четырех оборотов. Окончания некоторых браслетов утолщены. Один браслет сделан из прямоугольного в сечении прута (Чаплинский могильник). Округлые вогнуто-выпуклые подвески в виде раковин найдены в Чаплинском могильнике и в разрушенном погребении у с. Веприк на Полтавщине. Также известны кольцевидные мелкие пронизки, длинные пронизки-трубочки, свернутые из листовой меди, изогнутые скобовидные пластины, которые нашивались на головной убор.

Телегин указывает, что прямые аналогии всему комплексу медных украшений Новоданиловских памятников в Триполье не известны. Если пружинные браслеты, медные пронизки и кольцевые подвески известны в трипольских комплексах, то украшения в форме раковин обнаружены лишь в Варненском некрополе, где они изготовлены из золота, а ряд предметов вообще уникальны, то есть, вероятнее всего, следует говорить о начальных этапах местного производства, формирующегося под влиянием трипольских и непосредственно балканских металлургических традиций. Практически о том же говорил и Черных, но, по его мнению, все изделия, найденные в новоданиловских (среднеднепровских или днепро-донецких) памятниках, практически идентичны ране-трипольским по своему химическому составу и типам некоторых украшений, что свидетельствует о влиянии, оказываемом трипольскими мастерами на развитие металлообработки у степных соседей.

Интересную мысль высказал В. Г. Збенович, предположивший, что носители среднестоговской культуры (речь идет о тех же новоданиловских памятниках) не только наладили собственное производство медных предметов из металла, полученного от трипольцев, но и распространяли его в родственной среде дальше на восток, вплоть до лесостепного Поволжья.

Весьма проблематичен, по нашим представлениям, вопрос о происхождении новоданиловского металла. Е. Н. Черных в 1966 г. определил металл из Чаплинского могильника как медь из Бахмутского меднорудного месторождения в Донбассе. Позднее, получив образцы бахмутской руды, он отказался от такого сопоставления, ограничившись утверждением, что «немногочисленная медь, обнаруженная в этих (новоданиловских) памятниках, практически во всех случаях идентична ране-трипольской как по своему химическому составу, так и по типам некоторых украшений, что, по-видимому, должно означать бесспорное доказательство балканского происхождения данного металла».

На территории, занятой новоданиловскими памятниками, кроме Бахмутского месторождения перспективными на медь являются: Днепровская металлогеническая область (перспективные площади — Александровская, Высокопольская, Верховцевско-Чертомлыцкая, Сурская, Конско-Белозерская и Покровско-Девладовская подзоны) и Приазовская металлогеническая область.

Таким образом, имея эти материалы, можно сделать следующие выводы: металлургия меди появилась на территории Украины в готовом, относительно сложившемся виде в первой половине IV тыс. до н.э. вместе с племенами трипольской культуры, исходным регионом этого движения являлись Балканы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *