Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        19 сентября 2013        43         0

Предание о Джигонсасе

djigonsaseСоздания союза племен связано с образом ирокезского фольклора, также традиционным, — Джигонсасе (Ji-gon-sa-seh). В некоторых версиях она только упоминается; в «Версии Вождей» роль этого персонажа обозначена четко. Расставшись с Тадодахо (после эпизода с отраженным лицом), Миротворец встречает на своем пути (или «навещает», как в «Версии Вождей») Джигонсасе. Он объясняет ей принципы своего учения, убеждая отказаться от традиционной роли «миротворицы», и обещает ей новое, более почетное, положение в совете Великой Лиги. По словам А. Паркера, «этот персонаж ирокезской мифологии заслуживает глубокого изучения».

Исследователь, в частности, указывает на то, что имя Джигонсасе в качестве титула переходило от одного поколения к другому. Естественно, титул предполагал осуществление каких-то определенных общественных функций, и с Джигонсасе связан ряд преданий, которые помогают прояснить роль этого персонажа в «Легенде о Миротворце».

Согласно Паркеру, имя Джигонсасе по смыслу совпадает с одним из наименовании «племени дикого кота», т. е. эри (Там же). В Легенде о победе над злым духом по имени «Летающая голова» Джигонсасе выступает защитницей племени. Но титул «миротворицы» отражает уже социальную функцию этого персонажа. Метафорически он соотносится со всем племенем эри как «миротворческим». Здесь, думается, уместно сопоставление с титулом «женщин», присвоенным делаварам на заре колониальной эпохи.

Один из ранних ирокезских историков, Э. Джонсон, приводит интересное предание о Джигонсасе. Он сообщает, что эри были отдаленной ветвью сенеков, позднее вошедших в Лигу. Джигонсасе, эри по происхождению (по другим источникам, она происходила из родственного эри племени тиононтати, или «нейтральных», — выполняла роль «миротворицы» внутри какой-то ранней конфедерации ирокезов, включавшей и эри. То было «во времена формирования Лиги», но, скорее всего, должность «Царицы мира» восходит к более отдаленной эпохе. Историки указывают, что в ведении Джигонсасе находилась особая укрепленная деревня, в которой действовал своеобразный закон безопасности: кровные враги, беглец и преследователь, могли рассчитывать на одинаково радушный прием и должны были, согласно обычаю, по окончании совместной трапезы разойтись друзьями. За нарушение этого родового обычая полагалась смерть.

Однако ко времени формирования Великой Лиги титул Джигонсасе, по всей видимости, сделался игрушкой в руках враждующих племен, каждое из которых стремилось склонить «миротворицу» на свою сторону; именно о таком случае, когда в результате вероломства Джигонсасе был вырезан отряд сенеков». В «Версии Вождей» недвусмысленно сказано: Миротворец требует от Джигонсасе «перестать подкармливать воинов», т. е. поддерживать межплеменную вражду; он излагает ей смысл своего учения и предлагает новый титул «Матери племен» в совете Великой Лиги, который будет символизировать право материнской общины выдвигать кандидатуры вождей в совет Лиги. Иногда

Джигонсасе именуется матерью Деганавиды; это несоответствие носит кажущийся характер. Миротворец, нарекает Джигонсасе своей матерью, учитывая ее роль «миротворицы» и то, что она первой принимает его учение. С тех пор ее имя трактуется как «Новое лицо» или «Белейшее лицо». Здесь мы также сталкиваемся с компромиссом старого и нового социального порядка, приспособлением принципов матриархата к патриархальному укладу. С образом Джигонсасе связано и своеобразное географическое «измерение» преданий о Лиге. Уоллес в своем пересказе «Легенды о Миротворце» упоминает, что, прежде чем принести новое учение пяти ирокезским племенам, герой «отправился на поиски жилища некоей женщины, что жила на военной тропе, проходившей с востока на запад». Другими словами, дом Джигонсасе находился на так называемой Великой ирокезской тропе, пересекавшей владения ирокезов от реки Гудзон до Ниагарских водопадов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *