Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        14 сентября 2013        59         0

Предания о Великой Лиге

Несмотря на то, что фольклорные тексты о Лиге ирокезов в пересказах записывались европейскими авторами еще в колониальный период, европейцы не воспринимали их как образцы художественного творчества, так что вплоть до конца XIX в. сколько-нибудь полного представления о каждом из них не существовало. С началом ирокологии как науки отдельные предания о Великой Лиге впервые были подвергнуты пристальному историко-этнографическому анализу. Тем не менее их устно-поэтическая специфика ни тогда, ни позже не получила специального рассмотрения, что затрудняет исследование круга преданий о Великой Лиге.

У ирокезов издавна бытовали и бытуют до сих пор три основных фольклорных сюжета, различные по функциям, но одинаково принадлежащие к кругу преданий о Великой Лиге. Это «Легенда о Деганавиде», «Вечно-Неразрывный Закон» и «Траурный совет».

«Легенда о Деганавиде» повествует об историко-мифологических событиях, приведших к созданию ирокезского союза племен. Традиционно она не имела специального названия (на языке оригинала у «Легенды» нет названия); Хьюитт, например, называл ее «Легендой об основании ирокезской Лиги». В XX в. американской антропологии устоялся более компактный, но не менее условный вариант названия — «Легенда о Деганавиде»; в последнее время употребляется и название «Эпос о Деганавиде». Современные ирокезы, в соответствии с фольклорной традицией табуирующие имя своего псевдоисторического героя, предпочитают именовать его Миротворцем (Peacemaker); по их примеру исследователи «Легенды» все чаще пользуются названием «Легенда о Миротворце».

Все версии «Легенды о Миротворце» рассказывают о том, как вождь онондагов Хайонвата и полубог, гурон по происхождению, Деганавида после многочисленных испытаний, выпавших на их долю, объединяют свои усилия в создании союза ирокезских племен. Заручившись согласием четырех племен в лице их главных вождей, герои вместе с ними отправляются на своеобразное состязание в магической силе с чудовищным каннибалом Тадодахо (Атотархо), который препятствует основанию союза. Преодолев чары Тадодахо, герои провозглашают законы и определяют обязанности вождей-советников Лиги. После этого Деганавида уплывает по озеру в чудесном белокаменном каноэ, а Хайонвата остается продолжать его дело, укреплять союз. Как видим, обозначение «легенда» достаточно условно и далеко не в полной мере отражает жанровую природу повествования, которая представляет собой нечто среднее между мифом и эпосом.

Второй самостоятельный сюжет о Великой Лиге традиционно именовался исследователями «конституцией». Это перечень установлений, принятых легендарным советом вождей-основателей, своеобразный свод законов, который разбит на отдельные «статьи», посвященные вопросам войны, мира, порядку выбора вождей, структуре совета, отношениям племен внутри и вне союза, символике и геральдике Лиги и т. д. В первых научных записях свода законов Великой Лиги, предпринятых на рубеже XIX-XX вв., появилось и специальное ирокезское название этого текста. Ирокезское «Gayanashagowa» с тех пор переводится как «Законы Великого Мира», «Вечно-Неразрывный Закон» и т. п., в зависимости от конкретного толкования. Отдельные положения этого эпико-дидактического произведения часто пересказывались в литературе колониальной эпохи и потому рано приобрели известность.

Наконец, третий сюжет — это так называемый «Траурный совет»; название получило распространение в этно-историографической литературе, но оно столь же описательно и неточно, как и предыдущие, и не вполне передает содержание соответствующего ирокезского понятия «Yondennase». Смысл обряда заключается в «утешении» племени, потерявшего своего вождя, и в назначении его преемника. Правильнее, таким образом, говорить о нем как об «Обряде утешений», имея в виду важнейший его раздел «Оживление» и трактовку обряда в «Легенде о Миротворце», где о нем дважды заходит речь: «утешение» Хайонваты и «умиротворение» Тадодахо.

Жанровое и композиционное своеобразие «Обряда утешений» обусловлено тем, что в его состав, помимо собственно «утешений», входят еще несколько частей или разделов — хвалебная песнь, перечень вождей-основателей и др., — и потому «Обряд» является более многожанровым образованием, нежели другие предания о Лиге. Он также сильнее связан с магическим, действенно-преобразовательным началом, с заклинаниями и риторикой.

Эти три сюжета традиционно рассматривались в американской науке в отрыве один от другого, вне анализа многообразных связей, существующих между ними. Однако именно исследование их взаимосвязей принципиально необходимо для интерпретации преданий о Великой Лиге, как явления фольклора.

Несмотря на ярко выраженную функциональную, композиционную и жанровую самостоятельность, упомянутые предания все же имеют немало общего, как в плане содержания, так и формы. Стремясь определить специфический характер соотношения этих текстов, ранее уже высказывалось предположение о том, что и «Легенду о Миротворце», и «Вечно-Неразрывный Закон», и «Обряд утешений» можно воспринимать как части единого цикла. Теперь хотелось бы в деталях раскрыть художественную специфику каждого из компонентов цикла, определить их взаимосвязь и художественную природу.

До начала XX в. невозможно было поставить вопрос об источниковедческой базе преданий о Великой Лиге. Так, Дж. Дезеронтион, образованный ирокез конца XVIII в., современник буржуазной американской революции, оставил запись могаукской версии «Обряда утешений»; опубликована она была, однако, только в XX в. У ранних историков ирокезского происхождения можно обнаружить сильно редуцированные записи «Легенды о Миротворце»; первые упоминания об этом сюжете восходят к 1743 г.

1880-е годы — новый этап в изучении фольклорного наследия Лиги: специалист-ироколог Г. Хейл в 1883 г. впервые опубликовал полный параллельный текст «Обряда утешений», который и по сей день считается классическим; примерно двадцать лет спустя он был дополнен и уточнен У. Бошаном. Наконец, около 1900 г. были записаны, а позже опубликованы сразу три англоязычных версии «Легенды о Миротворце». Одна из них, краткая; принадлежит Хьюитту, записавшему ее со слов ирокезского вождя Дж. Бака в конце позапрошлого столетия; пространная версия этого предания, рассказанная вождем Дж. Гибсоном, остается пока что в рукописи. Еще две версии «Легенды» были опубликованы в начале XX в.: версия могаука С. Ньюхауза, отредактированная ирокезом А. Кьюзиком, итак называемая «Версия Вождей», составленная советниками Лиги, задумавшими записать знаменитое предание в каноническом виде — из опасений, что версия Ньюхауза окажется слишком субъективной. «Версия Вождей» возникла при деятельном участии Дж. Гибсона и была сначала опубликована Д. Скоттом; через несколько лет обе версии — Ньюхауза (впервые) и вождей — были опубликованы А. Паркером.

Версия Ньюхауза содержит наиболее логичный и приглаженный в стилистическом отношении вариант сюжета о деяниях Деганавиды и Хайонваты. Текст разбит на разделы.

В «Версии Вождей» явственнее обнаруживаются признаки аборигенности. Несмотря на подверженность христианскому влиянию (возможно, намеренно сглаженному в версии Ньюхауза), эта версия все же наиболее аутентична по характеру. В отличие от прочих, она в буквальном смысле является плодом коллективного творчества. Содержание «Версии Вождей» запутанно — в ней соединяются различные мотивы и эпизоды «Легенды», а лексика ее несколько книжная. Паркеровское издание не претендовало на доскональный разбор материала; вместе с тем оно осталось единственной попыткой одновременной публикации разных преданий о Лиге.

Ироколог А. Гольденвейзер, записавший в 1912 г. самую подробную версию «Легенды о Миротворце» (525 рукописных страниц), на диалекте онондагов, со слов все того же Дж. Гибсона, указывал, что неотъемлемой частью текста является «Траурный совет».

Единственной серьезной записью «Вечно-Неразрывного Закона» остается запись С. Ньюхауза, которая одновременно является и реконструкцией документа. Она состоит из 117 «статей»; текст «Закона» был опубликован все в том же издании А. Паркера, вместе с «Легендой о Миротворце». «Версия Вождей» также содержит довольно пространное изложение свода законов Лиги, что позволяет использовать этот источник в качестве сопоставительного материала при анализе «Вечно-Неразрывного Закона».

Важнейшие публикации «Обряда утешений» — двуязычные, с текстом на ирокезском и английском языках. Первая такая публикация принадлежит Г. Хейлу (1883 г.); основана она на рукописи начала XIX в., обнаруженной в резервации Гранд-Ривер (рукопись на диалектах могауков и онондагов). Вторая представляет собой реконструкцию «Обряда» У. М. Бошаном (1906 г.), существенно уточнившим характер обряда в целом, и содержит текст на диалекте могауков. Одну из частей «Обряда», особенно с точки зрения использования пиктограмм, а именно «Перечень вождей», подробно исследовал У. Фентон (1950 г.). Остальные записи являются сокращенными и фрагментарными англоязычными пересказами.

Самый полный перечень фольклорных источников о Великой Лиге приводится Э. Тукер.

При выяснении художественной специфики преданий о Великой Лиге необходимо помнить о соотношении мифологической и исторической хронологии. Вопрос об исторической географии и датировке — один из самых популярных в ирокологии, споры по нему не прекращаются. Точных данных о времени образования Великой Лиги нет, а специалистами выдвигались различные версии. Существует и ряд дат, предложенных ирокезскими вождями; в частности, авторы «Версии Вождей» предлагают наиболее раннюю дату — конец XIV в. Вожди-советники неоднократно указывали, что Лига возникла «за три поколения» до появления первого белого человека на землях ирокезов. Большинство ученых полагает, что Великая Лига образовалась незадолго до прихода европейцев. В соответствии с историко-культурными данными в русской науке в качестве условной даты объединения ирокезских племен в союз принят 1570 год. При этом следует учитывать, что создание Лиги было достаточно длительным процессом (в «Легенде о Миротворце», например, говорится, что на это ушло пять лет). Кроме того, высказывалось резонное мнение, что Лига возникла на основе долгого опыта существования более мелких и ранних конфедераций. Наконец, и сама Лига ирокезов прошла несколько этапов своей истории. События, изображаемые в преданиях о Лиге, относятся к так называемой легендарно-исторической эпохе, однако в скрытом или переосмысленном виде в них можно обнаружить множество традиционных мифологических образов и мотивов, так что история Великой Лиги — это и история ирокезской культуры в наиболее характерных ее проявлениях.

Для того чтобы уяснить специфику всего цикла преданий о Великой Лиге, обратимся к анализу важнейших его составляющих, среди которых первостепенная роль принадлежит «Легенде о Миротворце».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *