Архитектура        28 июля 2012        75         0

Применение камня при сооружении мастаб

Египет.

Широкое применение камня вообще явилось важной особенностью частных гробниц IV династии. Хотя камень иногда и раньше употребляли при возведении мастаб знати, тем не менее и в течение всего Раннего царства, и при III династии гробницы вельмож продолжали строить из кирпича, с отдельными каменными деталями.

В ряде кирпичных гробниц современников Снофру камнем стали все чаще облицовывать погребальные камеры и некоторые части наземных построек — стены и потолки молелен и наружные стены около входа, если мастаба не имела пристроенной молельни; при наличии последней ее также иногда облицовывали камнем. Благодаря достигнутым ко времени Снофру выдающимся успехам в обработке больших каменных блоков в мастабах высшей знати наиболее важные части молелен уже делали из великолепных монолитов; так например, центральная часть ниши в молельне мастабы сына Снофру Нефермаата в Медуме состоит из цельной плиты весом около 8 тонн, монолитами являются и боковые части ниши и ее верх.

Характерно, что плиты, покрывавшие потолки молелен, обрабатывались все же в виде бревен, как это было сделано и для потолков ряда помещений пирамидного ансамбля Джосера.

Только при Хеопсе камень стал основным строительным материалом и для сооружения мастаб высшей знати. По мере того как поднимались гигантские пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина, около каждой из них разрастались обширные некрополи, где правильными рядами строились мастабы сыновей, дочерей и иных родичей фараонов, то кирпичные, облицованные камнем, то целиком сложенные из блоков известняка. Необходимо помнить, что постройка таких мастаб была делом достаточно трудным: добыча и обработка камня были возможны только при помощи большой затраты человеческого труда и не могли быть организованы в широких масштабах частным лицом. Между тем на примерах пирамид значение камня для сохранности гробницы стало очевидным, и вельможи стремились обеспечить себе каменные усыпальницы.

Расширению строительства каменных мастаб в Гизэ способствовало и то, что камень здесь же можно было и добывать, а также, что еще важнее, можно было использовать блоки и плиты, остававшиеся от той или иной пирамиды.

Одни мастабы строились целиком из каменных блоков, у других основную массу наземной части составляли обломки камней, которые, как плотной скорлупой, были облицованы цельными плитами известняка.

Шахта в погребальную камеру шла в каменных мастабах сверху, через всю толщу массива, причем нижняя часть шахты прорубалась уже в скале. В одном углу шахты по очереди на правой и левой стене делались небольшие уступы (на расстоянии около 40 см друг от друга), по которым могли спускаться и подниматься строители.

Вход в погребальную камеру устраивался обычно в восточном конце южной стены шахты, причем сама камера располагалась несколько ниже уровня шахты. Камеры, как правило, облицовывались плитами хорошего известняка. Перекрытия делались также из плит, иногда они бывали сводчатые.

Саркофаг ставился в западной части погребальной камеры, в юго-восточном углу устраивали либо особое отверстие в полу для помещения набальзамированных внутренностей трупа, которое затем покрывали плитой, либо ящик с внутренностями помещали в особую нишу в стене погребальной камеры.

После погребения вход в камеру заваливали большой плитой, а шахта заполнялась мелкими кусками известняка; верхнее ее отверстие, вероятно, закрывалось плитами, и по всей кровле мастабы укладывали еще слой камней, чтобы замаскировать вход.

Каменные мастабы сначала имели только пристроенные молельни, сперва кирпичные, потом каменные. Помещения в молельнях были обычно сводчатые; в них имелись узкие, вытянутые в длину окна, которые устраивались почти под потолком. В основе планировки и здесь лежало стремление предохранить место принесения жертв и стелу. Поэтому в молельне, состоявшей из одного помещения, жертвенную нишу устраивали в самой отдаленной от входа части. Если же в молельне было несколько комнат — преддверие или дворик, кладовые, комната для культа статуй, то жертвенную комнату помещали последней. Сердаб находился иногда за стеной жертвенной комнаты, и тогда перед ней уже не делали особого помещения.

Однако уже к концу царствования Хеопса снова начали сооружать молельни и внутри самой мастабы, так как, по-видимому, они казались более сохранными. Характерно, что первые внутренние молельни появляются в самых больших каменных мастабах, принадлежавших сыновьям и дочерям фараона. Расположение помещений в таких мастабах повторяло уже известные ранее планировки молелен. Исключением явилась внутренняя молельня в виде длинного коридора в огромной мастабе зодчего Хемиуна, везира и руководителя строительства пирамид Хеопса. Коридор шел параллельно восточной стене, и в его южном и северном концах были жертвенные комнаты и статуи.

Молельня в мастабе Хемиуна близка по плану к пристроенным молельням в мастабах Нефермаата и Рахотепа в Медуме. Это сходство не было случайным: Хемиун был старшим сыном Нефермаата, на росписях гробницы которого он неоднократно изображен, и, очевидно, сознательно воспроизвел в своей гробнице форму молельни мастабы своих родителей. Он мог легче многих других осуществить такое сложное устройство внутри каменной мастабы, так как положение руководителя возведением пирамиды Хеопса давало ему возможность широко распоряжаться и строительными материалами, и рабочей силой.

Рассмотренные нами типы закрытых молелен имеются и в скальных гробницах, которые начали высекать в Гизэ к юго-востоку от пирамиды Хефрена. Сначала здесь были каменоломни, где добывался известняк для сооружения пирамид и мастаб в Гизэ. Очевидно, вид этих каменоломен подсказал мысль устроить здесь гробницы, которые могли бы служить особо прочным и недоступным помещением, в итоге чего и появились скальные усыпальницы цариц, царевичей и царевен семьи Хеопса первые скальные гробницы в Египте.

В полу одного из помещений молельни прорубали шахту в погребальную камеру. Фасад таких гробниц в общих чертах воспроизводил фасад мастаб с его рельефами и надписями. Часто фасад скальной гробницы даже специально облицовывали плитами известняка, для того чтобы иметь необходимую для рельефа гладкую поверхность.

Характерно появление в скальных гробницах колонн. Иногда они образуют портик при входе, иногда отделяют ту часть комнаты, откуда шла шахта в подземную камеру. Появление колонн именно в скальных гробницах понятно, так как иначе здесь нельзя было устраивать большие помещения. Колонны были обычно четырехгранные, встречаются также и крестообразные.

Расположение помещений как в молельнях мастаб, так и в скальных гробницах определялось культовыми требованиями. Вряд ли случайно, что пирамидные храмы и молельни мастаб знати появились почти одновременно, причем дальнейшее развитие помещений в мастабах шло под влиянием изменений в царских усыпальницах.

У пирамид Снофру храмы все еще были невелики и достаточно просты по планировке; так же несложны были и молельни в мастабах знати этого периода. Однако происходившие перемены в царском заупокойном культе постепенно отражались в погребальных обрядах высшей знати, в первую очередь — жен и детей фараонов. Расположение помещений в царских пирамидных храмах IV династии соответственно повлияло на устройство молелен в заупокойных храмах цариц при их маленьких пирамидах, молелен в мастабах и скальных гробницах царских сыновей, дочерей и некоторых цариц.

Показательно, что планировка помещений в молельнях ряда мастаб и скальных гробниц соответствовала основным подразделениям пирамидных храмов царей. И там и тут имелись преддверия и кладовые; комната с сердабом аналогична залу пирамидного храма с пятью молельнями, в которых помещались культовые статуи фараонов, а жертвенная комната в глубине частной гробницы идентична святилищу верхнего пирамидного храма, также располагавшемуся в самой глубине здания и предназначавшемуся для жертвоприношений. Можно проследить, как некоторые элементы в устройстве молелен, заимствованные из царских пирамидных храмов, сначала появляются в гробницах цариц и царевичей, а затем уже в гробницах менее знатных лиц. Так, характерная для пирамидных храмов удлиненная форма святилища, расположенного по главной оси храма, применяется для жертвенной комнаты сначала в скальных гробницах членов семьи Хефрена в Гизэ, тогда как в мастабах частных лиц она появляется только со времени правления Ниусерра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *