Собирательство, охота, рыбалка        31 июля 2017        22         Комментарии к записи Приручение и одомашнение животных отключены

Приручение и одомашнение животных

Для того, чтобы земледелие перешло в высшую форму, должно было случиться новое крупнейшее культурное завоевание человека — приручение и одомашнение животных.

Приручение и одомашнение животных

Следует все же различать прирученных и одомашненных животных. Прирученные животные — это те, которые, существуя в диком виде, живут в неволе и стали послушны человеку. Одомашненные — те, которые, будучи приручены, дали новые виды. Животные прирученные роли хозяйственной не играют, но есть исключения. Например, слонов в некоторых странах используют как тяговую силу и как ездовое животное, однако его нельзя считать домашним животным. Тогда, как домашние животные всегда служат ту или иную службу человеку. Еще одно различие подчеркивает хозяйственную значимость домашних животных: тогда как прирученные не всегда плодятся в неволе, домашние плодятся регулярно, а, поэтому, могут быть объектами преднамеренного разведения.

слон

Тема о происхождении приручения и одомашнения животных привлекла к себе внимание специалистов многих отраслей науки: зоологов, лингвистов, археологов, этнографов и др. Идут споры о времени, месте, обстоятельствах этого события, о том, какое из животных первым было приручено, и т. д. Как всегда, попытки найти один ответ на столь различные вопросы осуждены на неудачу. Нет сомнения, что приручение и одомашнение животных совершалось в различных местностях земного шара в разный период времени, при разных условиях и относительно к различным видам животных. Собака вероятнее всего была первым одомашненным животным.

собака

Существует ряд некоторого рода «теорий» о происхождении одомашнения и приручения животных. Одно, несомненно: раньше, чем быть одомашненным, определенное животное должно было быть изначально прирученным. Происхождение приручения можно объяснить самым различным образом. Одна «теория» рисует такую картину: охотник убивал самку животного, а оставшиеся детеныши инстинктивно шли за уносимой матерью, выкармливались женщинами и делались ручными. Другая «теория» настаивает, что отдельные животные виды сами привязывались к человеку. При этом ссылаются на факты известные в действительности: бывают случаи, что, к примеру, дикие лошади или дикие олени подходят к разведенному человеком костру, спасаясь от мошек и комаров. Еще одна «теория» выводит приручение и одомашнение животных из такого вот приема охоты: дикие животные загонялись в огороженное место и там содержались про запас; так действительно поступали в прошлом охотничьи народности Севера с дикими оленями. Из такого «огораживания» и возникло приручение и одомашнение животных. Находятся, наконец, авторы, прибегающие здесь к ссылке на религиозные мотивы: первоначально это были животные «священные», которым человек поклонялся, а потом уже обратил их себе на службу.

Все эти «теории» весьма малоубедительны. Элемент случайности, впрочем, мог играть тут некую роль, причем из числа прирученных животных отдельные виды, в особенности для этого подходящие, могли сделаться объектом и одомашнения. В отдельных моментах приручение могло и не иметь хозяйственных целей. Австралийцы, например, приручают лягушек и крыс для забавы. Бывает, действительно, что женщины у отсталых племен выкармливают грудью у диких животных детенышей и приручают их. Но одомашнение было уже итогом осознанной хозяйственной деятельности. Существует взгляд, по которому не лишь приручение, но и одомашнение животных и даже скотоводство выводятся непосредственно из охоты. Взгляд этот связан со старинной, давно оставленной «теорией трех ступеней», по которой скотоводство якобы следовало за охотой перед началом земледелия. В действительности охотником была приручена и одомашнена лишь одно животное — собака, которая оказывала ему существенную помощь в самой охоте и которая по нраву своему подходила в качестве спутника в его скитаниях. Но сколько-нибудь более широкое разведение домашних животных никак не вяжется с охотничьим бытом. Охотник не мог таскать с собой одомашненную корову или свинью. Для разведения домашних животных требуется хотя бы относительная оседлость. Она могла существовать на основе интенсивного рыболовства, но и оно мало вяжется с разведением животных. Остается прийти к заключению, что разведение домашних животных стало возникать приблизительно на том же рубеже, на каком возникало и земледелие. Касаемо скотоводства в подлинном смысле, то относится оно к гораздо более позднему времени.

Разведение домашних животных находилось первоначально, очевидно, в весьма ограниченных размерах, однако с течением времени стало новой важнейшей отраслью в хозяйственной деятельности. Животные, одомашненные человеком давали ему массу источников средств для жизни: мясо, жир, кости, шкуру, шерсть, тяговую силу в качестве транспорта и для земельной обработки, наконец, навоз. Молоко домашних животных использовалось сравнительно позднее.

Одомашнение разнообразных типов животных было довольно длительным процессом, состоявшим в отборе и скрещивании, и далось первобытному человеку, очевидно, нелегко. Можно сказать, что из примерно 140 тысяч существующих на земле разных видов животного мира, которые, собственно, могли бы быть одомашнены, человек одомашнил только совершенно незначительное число, а именно 47.

Очаги основного происхождения наших домашних животных лежат в ряде районов Азии, а именно на Дальнем Востоке, в Северной Индии, Западной и Средней Азии, в Срединной и Южной Европе, для каких-то животных также в Северной Африке. Само происхождение отдельных домашних животных освещается весьма просто. Происхождение собаки, которая представляет из себя, в сущности, ряд разновидностей, полифилетично, и очаги ее одомашнения лежат в Европе, Азии, Америке и Африке. Австралийский динго переселился в Австралию вместе с человеком в состоянии полудиком и таким полудиким остался, поддерживая все же тесную дружбу с туземцами. Древнейшие следы домашней собаки нужно относить к Азилю. На второе место после собаки как самой древней претендуют свинья с козой. Какие-то исследователи решают подобный вопрос в пользу свиньи. В некоторых местностях свинья появляется в раннем неолите. В древнейших свайных поселениях Швейцарии свинья оказывается самым древним домашним животным после собаки. Будучи в диком виде распространена весьма широко и отличаясь легкой приручаемостью, свинья — полифилетического происхождения. Очаги ее лежат в Восточной, Средней и Западной Азии, в Индии, Средиземноморье, Восточной и Западной Европе. Аналогично полифилетично происхождение козы, которая достаточно распространена в ранних свайных поселениях Западной Европы. Такое же самое сказать можно и об овце. Совершенно отчетливо устанавливается археологическими данными, что небольшие домашние животные стали одомашниваться раньше, чем крупные.

Крупный рогатый скот, т. е. корова и бык, появляется в Европе в конце неолита, в свайных поселениях. Точно так же к концу неолита относятся древнейшие следы Южно-Азиатского крупного рогатого скота, а равно в области древнего Египта. Зонами происхождения коровы и быка считаются Европа и Южная Азия. Родина осла — Восточная Африка и запад Азии. В Европу он проник из этих стран и появился здесь лишь в конце бронзового века. Точно так же полифилетично происхождение верблюда, очаги которого относятся к трем районам: Центральной Азии, Северной Африке с Аравией и Средней Азии. Совершенно независимым образом в Южной Америке, в древнем Перу, была одомашнена малорослая безгорбая разновидность верблюда — лама и альпака, ее подвид. Это единственное жвачное животное, одомашненное на материке обеих Америк.

Чрезвычайно сложен и спорен вопрос об одомашнении лошади. Ее происхождение, по-видимому, полифилетично и родина ее лежит в Азии и Западной Европе. Ежели, азиатский очаг происхождения лошади — вне всякого спора, то автономное существование западноевропейского очага далеко не доказано. Да и в Азии лошадь имела, вероятно, не один, а, по крайней мере, два очага: один на востоке, другой в Средней Азии, возможно в районе Туркменистана. Именно здесь родина наилучшей породы лошади — довольно крупной, высоконогой, стройной, сухой, быстроаллюрной и необыкновенно выносливой. Возникнув в Азии еще в первобытную эпоху, именно из Средней Азии, указанная порода лошади стала распространяться на запад, в Малую Азию, Месопотамию, Палестину, Египет, позднее в Аравию. В названных странах лошадь появилась лишь в эпоху существования там классовых обществ, причем сыграла здесь немаловажную историческую роль. Что касается вопроса о европейской лошади, то здесь кроется одно почти загадочное обстоятельство.

дикая лошадь

Дикая лошадь, и притом разных типов, была некогда широко распространена в Западной Европе. Об этом красноречиво говорят памятники палеолита, содержащие обильные остатки костей дикой лошади, и великолепные, с замечательным реализмом исполненные палеолитические изображения лошади. Однако далее идет глубокий перерыв. Лошадь появляется в археологических памятниках Западной Европы лишь в эпоху поздних свайных поселений, в бронзовом веке, в качестве лошади одомашненной. На протяжении же всего промежуточного времени, т. е. всего периода неолита, остатков ни дикой, ни домашней лошади найдено не было.

В таких условиях, тогда как некоторые исследователи высказываются за то, что домашняя лошадь с востока перешла в Западную Европу, т. е. непосредственно из Азии, ряд авторов стоит за местное происхождение этой европейской так называемой бронзовой лошади.

К отдаленной древности относится получение искусственных гибридов — мула, результата скрещения осла и кобылы, и лошака, помеси жеребца и ослицы. Эта весьма нелегкая, требующая большого искусства гибридизация была осуществлена впервые, вероятно, в Западной Азии. В Европе мулы и лошаки появляются только в железном веке.

В итоге мы и здесь, как это было сказано относительно культурных растений, можем подчеркнуть, что все главные виды существующих домашних животных стали одомашниваться уже в первобытную эпоху. Любопытное исключение, по-видимому, составляет кошка. Она уроженка Нубии, одомашнивается в Египте, где впервые появляется около 2000 г. до н. э., в эпоху Среднего царства; греки узнали кошку лишь в V в. до н. э., позднее — в I в. н. э. кошка появилась в Риме, а еще позднее — в Срединной Европе VII в.