Полевые археологические исследования        17 февраля 2013        99         0

Проект «Ирак-Джармо»

1361085902_breidvudЗавершив краткий обзор основных достижений в изучении проблемы неолита в трех важнейших районах Западной Азии, мы по достоинству можем оценить итоги подобных же работ, проводившихся на территории Северной Месопотамии. Для этого нам придется вернуться к проекту «Ирак — Джармо», начатому Брейдвудом в 50-х годах прошлого столетия. И хотя некоторые из выводов Брейдвуда с тех пор пересмотрены, по тем временам его работа носила подлинно новаторский характер.

Достаточно выборочно взять итоги раскопок Брейдвуда только на двух объектах, чтобы определить их скромное место в общей схеме культурного развития, которая теперь уже столь детально разработана по материалам, полученным в других районах. Один из этих объектов — поселение Карим-Шахир, расположенное к северу от г. Чамчамаля в Киркукском губернаторстве. Вероятно, оно входило в группу из нескольких поселений, которые использовались древними людьми лишь как «сезонные стоянки». Точно датировать его не удалось (может быть, оно современно «мезолитическому» периоду Иерихона), ясно лишь, что представлен период, когда переход от пещер и скальных навесов к стоянкам под открытым небом становился все более распространенным явлением.

Главными источниками питания были охота и рыбная ловля, постоянных стоянок еще не существовало. Животные также не были еще одомашнены, а серпы с кремневыми вкладышами использовались, как полагают, только для срезания стеблей тростника, употреблявшихся при сооружении хижин. К немногочисленным свидетельствам разрыва с палеолитическим образом жизни можно отнести шлифованные каменные топоры и грубые глиняные статуэтки. Карим-Шахир отделен большой временной лакуной от поселения Джармо, где Брейдвуд производил крупномасштабные раскопки в 1948-1955 гг. Датировки по радиоактивному углероду для этого памятника ненадежны, но согласно нынешней хронологической таблице неолитических культур поселение Джармо существовало короткий период, отчасти предшествовавший, а отчасти и современный начальному этапу периода в Иерихоне. Его средняя дата — около 6750 г. до н. э. В терминологии самого Брейдвуда Джармо входит в категорию «подлинно оседлых первичных земледельческих общин».

Поселение само занимает площадь около 3 акров и находится на разрушенном выступе конгломерата, нависшем над глубоким, сухим вади. При толщине культурного слоя 7,6 м в нем можно выделить 12 строительных этапов. Стены возводились из глины, а в более позднее время ставились на каменные фундаменты. Глиняная посуда обнаружена только в верхней трети культурного слоя, но глиняные «бассейны», или чаны, в полах, подвергавшиеся обжигу «на месте», встречаются, начиная с самого раннего периода. Догадки о существовании в Джармо развитого земледелия, исходящие из находок кремневых и каменных орудий для жатвы и перемалывания зерен, подтвердилось находками зерен культурных растений, а именно пшеницы-эммера и ячменя двурядного. Кремневая индустрия представлена как пластинами, так и микролитами, причем широко использовался обсидиан, поступавший из района оз. Ван.

Эволюция форм посуды в Джармо поставила исследователей перед загадкой. Встречающиеся в более глубоких слоях довольно искусной работы каменные сосуды на средних этапах заселения сменяются разнообразными сосудами из глины, которые украшались лощеным ангобом или нехитрой росписью. Но по мере приближения к поверхности качество посуды заметно ухудшается. Опираясь на эти факты, Брейдвуд пытался найти связь с наиболее ранней керамикой Телль-Хассуны, однако ему это не удалось, а произведенный недавно пересмотр расписной керамики Джармо выявил аналогии с керамикой Тепе-Гуран (одного из наиболее изученных памятников керманшахской группы в Иране). Таким образом, здесь скорее имеется связь с горами Загрос, чем с низменной частью Месопотамии. Датировка Джармо, предложенная Брейдвудом, предполагает, что поселение покинуто обитателями в то время, когда период позднего неолита уже повсюду подходил к концу. Если это так, то начальную фазу развития хассунской культуры следует искать на самой Месопотамской низменности, где такие поселения, как Умм-Дабагия и Телль ас-Савван, обнаруживают признаки значительного культурного подъема. Правда, неолит здесь так незаметно переходит в период, до недавнего времени носивший название «халколитический».

Прежде чем закончить рассказ о работах Брейдвуда, необходимо оказать несколько слов еще об одном их аспекте.

«С тех пор как перестало существовать поселение Джармо, — пишет Брейдвуд, — господствующим фактором, преобразующим окружающую среду, был уже человек, и следы его деятельности на Ближнем Востоке можно увидеть повсюду. В целом деятельность людей, как земледельцев, так и скотоводов, была разрушительной по своим последствиям, хотя ни один человек при этом и не ставил разрушение своей сознательной целью».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *