Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        22 сентября 2014        55         0

Проголодавшийся святой

lezheВ давние времена в общине Шейлад очень почитали святого Леже. Это был их собственный святой, и его статуя находилась в церкви на самом почетном месте. Шейладцы были твердо убеждены, что святой Леже занимается на небесах исключительно их делами. Это был не какой-нибудь гордец, а простой, добрый малый, к которому всегда можно было обратиться с просьбой послать дождь или вёдро, хороший урожай репы или яблок; его просили присмотреть, чтобы вино в бочках не скисло, чтобы сыры вызрели вовремя, чтобы на телят не напал мор… Словом, святой Леже был своим братом крестьянином, попавшим в рай, ходатаем перед богом за своих земляков.

О том, как шейладцы любили своего святого, можно было судить по обильным приношениям в день его ежегодного праздника, когда устраивалась торжественная процессия со статуей святого. В церковь несли сало и масло, сыр и колбасы, сливки, яйца. Эти подарки делили между собой кюре и причетник: ведь грешно допускать, чтобы пропадало столько добра!

Святой Леже не оставался в долгу перед своими прихожанами, охотно выполнял их просьбы, исправно и более или менее кстати посылал им то дождь, то вёдро.

Но как-то наступил год, когда все пошло вкривь и вкось, шиворот-навыворот. Весной святой Леже, видно, забыл насчет дождя, и клевер не удался; а когда его скосили, святой послал дождь совершенно не вовремя, и все сено сгнило… Цыплята стали дохнуть от какой-то болезни, сыры заплесневели.

«О чем только думает наш святой на небесах? — сердились крестьяне, почесывая затылки. — Он обленился, стал разиней, вовсе за порядком не следит!»

И с досады они накануне праздника святого Леже не принесли ему никаких подарков. Ведь благодарить было не за что. И не помрет же статуя с голоду, в самом деле!

Кюре и причетник всполошились: ведь они привыкли в этот день не только наедаться вволю, но и делать запасы. Увидев, что перед статуей на этот раз хоть шаром покати, посовещались и решили принять свои меры.

Когда звонарь (умом очень недалекий) пришел вечером в церковь, чтобы оповестить прихожан колокольным звоном о завтрашнем празднике, причетник, спрятавшийся за статуей святого, промолвил, изменив голос:

— О звонарь! Снеси меня, добрый человек, в лес, дабы я мог поесть там хоть черники, раз прихожане совсем забыли обо мне!

У звонаря ноги подкосились. Но разве можно перечить святому? Темной ночью он вернулся в церковь, взвалил статую на спину, отнес ее в лес, крадучись словно вор, и оставил на лужайке, где было много черники.

Каково же было на другой день удивление прихожан, когда перед началом процессии они обнаружили, что нести некого, так как статуя исчезла! Кое-кто сделал предположение:

— Быть может, святой обиделся на нас и ушел п Сен-Шипог?

Надо сказать, что поселяне Сен-Шипога, соседнего прихода, жили с шейладцами как кошки с собаками, и шейладцам вовсе не улыбалось стать посмешищем всего края.

— Надо пойти на поиски нашего святого! — предложил причетник. — Где ему было бы легче всего спрятаться? Ясно, в лесу. Так пойдемте в лес!

Кюре поддержал причетника, и вся процессия направилась в лес. Вскоре нашли статую, лежавшую ничком. Губы святого были лиловыми от раздавленной черники.

Звонарь, захлебываясь от волнения, рассказал, как святой Леже велел отнести себя в лес, где он мог бы поесть ягод.

— Вот до чего довела святого ваша скупость! — воскликнул кюре. — О братие, станем же на колени и попросим его простить нас, прежде чем отнести его обратно в церковь.

Как вы можете себе представить, в приношениях больше не было недостатка. Святой Леже оказался незлопамятным и вновь начал посылать дождь и вёдро в урочное время. Кюре и причетник потирали руки, а звонарь с гордостью рассказывал всем, как сам святой говорил с ним… И в общине Шейлад все пошло на лад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *