Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        25 января 2019        19         Комментарии к записи Происхождение мифа о Прометее отключены

Происхождение мифа о Прометее

Происхождение мифа о Прометее

Миф о Прометее развивался в течение множества веков. Он менялся, наполнялся новым содержанием, отражавшим изменения, происшедшие в Древней Греции. В сказании, в том виде, в каком оно дошло до нас, имеется много искажений.

Сказание о Прометее нельзя безоговорочно причислить к религиозным мифам, так как оно не имело запугивающего или умилостивительного значения, не было связано с обрядами. Если когда-то, в глубочайшей древности, этот миф имел какое-то отношение к культу, то давно его утратил. Он ближе к сказке, как к произведению искусства, а не к религиозным верованиям.

Платон рассказывал древнюю сказку о двух братьях — умном Прометее и простофиле Эпиметее. Они напоминают персонажи сказок о мудром герое и его глупом, трусливом сопернике. Имя Прометей означает в переводе с греческого «думающий прежде», то есть предусмотрительный, а Эпиметей, наоборот, — «думающий после», то есть крепкий задним умом, непредусмотрительный.

Истоки прометеевского мифа восходят к фольклору племен, населявших Балканский полуостров еще до вторжения туда греков, от почитания ими своего первопредка, «культурного героя»,

В мифе о столкновении Прометея с Зевсом, возможно, отразилась борьба старых и новых верований. В древнем фольклоре Прометей упоминается вместе с лемносскими кабирами — мифологическими кузнецами. Они будто бы были хозяевами подземного огня, изобретателями кузнечного ремесла. Остров Лемнос был центром металлургии.

В древнегреческих мифах сохранились представления, отождествлявшие огонь земной и небесный. Древние греки, так же как и другие народы, считали орла и ворона огненными птицами — помните, они имели черный цвет от соприкосновения с огнем. Эсхил сообщал предание, что один дворец был сожжен огненными орлами. Зевса изображали в виде могучего орла, потому что он оборачивался им. Эта птица всегда находится около царя богов на Олимпе, держа в когтях молнию.

Отца Зевса звали Крон, что означало Ворон. Эта птица сопровождала Крона. В сказках северных народностей ворон рождается, когда кто-то из духов проглатывает камень. У древних греков Крон глотает камень вместо своего новорожденного сына Зевса. Символом сына Зевса, бога солнечного света Аполлона, был ворон. Шлем Афины — в виде головы ворона. Эта богиня часто превращалась в сову. В индийских мифах сова отождествляется с орлом.

Первоначально Прометей был птицей, приносящей людям огонь. Прометея отождествляли с лучезарным солнцем и огненной молнией. Он получил название Прометей (Прозорливый), так как считался прорицательной птицей, по ней гадали. В мифе сохранился образ орла, но только уже как мучителя Прометея.

Эллины рассказывали, что орел, находящийся на службе у Зевса, в когтях молнию носит. Фронтоны греческих храмов и домов называли «аэта» — «орлами», потому что эту птицу прикрепляли к крышам здания для предохранения от молнии. Впоследствии стали объяснять, почему орел к крыше пригвожден: в наказание за то, что похитил огонь с неба.

В сказках «культурные герои» боролись с злыми духами, похищали у них огонь, очищали землю от всяких чудовищ, драконов и змей. Многие народы знают предание о победителе семиголового крылатого змея или дракона, собирающего дань с жителей сказочного царства. Змей прилетает ежегодно и грозит погубить весь народ, если ему не отдадут в жены самую прекрасную девушку. Немало красавиц становится жертвой чудовища, пока герой не убивает его волшебным мечом. Эта сказка появилась по той причине, что в глубокой древности у различных племен имел место обычай приносить девушку в жертву водяным духам. Уничтожение обычая породило образ героя-змееборца, освобождающего людей от чудовища.

Сказки о змееборцах, отражавшие борьбу человека со стихиями воды и огня, были первыми проявлениями богоборчества. Герои эпоса побеждали древнего владыку огня, освобождали из плена его рабынь. Такой змееборец — мудрец, озорник, насмешник и острослов — часто отрицал вымыслы колдунов, шаманов и жрецов.

Богоборчество Прометея восходит к борьбе человека со злыми духами, которых он выдумал. Люди верили, что огонь — великое средство против злых духов, будто бы кишащих в темноте. Злые духи, нападающие на людей в образе хищных зверей, боятся огня и исчезают при его свете. Австралийцы среди бела дня держат перед дверью своего жилища огонь против злых духов.

У многих народов зажечь новый огонь поручалось мальчику десяти — тринадцати лет, который обнаженным в темноте ночи выходил на подвиг: «похищал» огонь у злых духов. Не в этом ли обычае древнейшие корни сказания о Прометее?

В сказках огонь очень часто изображается змеей с золотой гривой или его охраняют женщины-змеи. В русской сказке говорится: «Посреди леса поляна, а на ней огонь горит, в огне же том девица сидит. Ударилась оземь, красна девица, в змею обернулась». В мифе о Прометее упоминается, что огонь, похищенный им, был в образе женщины. По одной версии мифа, хранительницей огня была Гефестия. Она воплощение огня и принимала образ змеи. По другой версии, олимпийский очаг охраняла богиня Гестия. Ее имя восходит к понятию «стоять», «оседлость». Гестия охраняла священный огонь в очаге каждой семьи и каждого города. К ее алтарю в Дельфах приходили за головней, чтобы снова возжечь случайно погасший огонь в храме.

По третьей версии, древнейшая богиня небесного огня — молнии и грома — Афина помогла Прометею подняться на небо и похитить огонь из ее святилища. Она имела ключ от терема, в котором хранился небесный огонь. Атрибутом Афины была змея, которую отождествляли с молнией.

Известный французский социалист Поль Лафарг (1842—1911) написал статью «Миф о Прометее». «Титан, похитивший головню с очага Олимпа, не просто украл раскаленный уголь, — отмечал Лафарг, — он покушался на права богов, он совершил святотатство».

По Лафаргу, сущность мифа о Прометее в том, что он отобразил смену двух эпох в развитии первобытнообщинного строя — переход от матриархата к патриархату. Прометей, похитив огонь, создал условия для смены матриархального рода патриархальной семьей, для обретения каждой семьей своего очага.

Сохранилось предание, что Прометей принес огонь с острова Лемноса, где был вулкан, в стебле вонючки — растения, сердцевина которого и теперь употребляется на Балканском полуострове для приготовления трута. Из-под земли огонь мог быть получен только вулканический, от огнедышащих гор, из жерла и больших трещин которых при извержениях выливается раскаленная лава, воспламеняющая на своем пути все способное гореть. В вулканических местностях жители нередко пользуются жаром лавы для добывания огня.

Прометей принес огонь в полом стволе тростника. Эллины называют это растение «нартфек». Оно произрастает на острове Скиноз. У этого тростника имеется внутренность, заполненная белой мякотью. Если ее высушить, она может тлеть, как фитиль. Сицилийские пастухи постоянно поддерживают огонь, зажигая ствол этого растения, с его помощью переносят огонь с места на место.

Жрецы внушали, что не богоборец Прометей научил людей всем ремеслам и искусствам, а боги и богини. Деметра будто бы научила людей земледелию. Аполлон — искусству. Посейдон — мореплаванию. Асклепий — врачеванию. В греческих мифах многим персонажам приписывались изобретения: Паламеду — письма и счета, маяков, мер и весов, черчение планов городов — Кадму и так далее. В гомеровской мифологии не Прометей, который там даже не упоминается, а Гефест дает людям огонь и обучает их ремеслам. Вопреки мнению Эсхила, что «все искусство у людей от Прометея», Платон считал, что оно даровано Гефестом.

В так называемых гомеровских гимнах Гермес восхваляется за то, что люди получили от него знания. Хитрый бог торговли и плутовства украл у Прометея все его дары людям. Гермес якобы открыл способ разжигания огня деревянным инструментом, изобрел азбуку, числа, весы и гири. Прометей ограничил жертвоприношения Зевсу только костями быка, а Гермес научил людей приносить в жертву владыке Олимпа и мясо быков.

Эллинские вольнодумцы называли вздором веру в то, что олимпийские боги были наставниками людей в ремеслах и искусствах. Мудрецы отвергали вымыслы о Гермесе как создателе языка и боге, установившем порядок жертвоприношений.