Теоретические вопросы        10 февраля 2011        58         0

Путь предков

nashi-predki

Благодаря экспериментам мы с вами можем снова проделать путь предков, пройденный ими почти за три миллиона лет. Мы стали свидетелями, как люди впервые из булыжников и галек изготовили орудия, которыми можно было срубить дерево, убить дикого зверя, содрать с него шкуру и разделать тушу. Мы узнаем, каким способом они строили дома, крепостные стены, пирамиды, как изготовляли керамические изделия, металлы, стекло, ткали или выращивали хлеб.

Мы убеждаемся в том, что реплики их орудий наилучшим образом служили экспериментаторам при добыче пропитания и одновременно максимально экономили их силу в том случае, если они ничем не отличались от оригиналов. В этом стремлении работать эффективно, то есть с наименьшей затратой энергии, с наименьшим напряжением, мы абсолютно подобны доисторическим людям. Похожи ли мы на них и другими качествами? Как они относились друг к другу и к окружающему миру? Каковы были их представления о счастье? Какие свойства личности они ценили? Наши технические возможности в десять, во сто крат превосходят их технику и их возможности. Но не следует забывать о том, что без их «несложных» открытий было бы невозможно существование нашей развитой индустриальной цивилизации. Являются ли более совершенными и лучшими и другие проявления нашей культуры?

Как с течением веков эволюционировал основной фактор человеческой жизни — отношение человека и природы? Несколько тысяч первых собирателей и охотников находилось в пассивной и безусловной зависимости от прихотей природы. Их путь в течение сотен тысячелетий проходил под знаком главного вопроса — выживут ли они вообще. Но в конце палеолита на всей Земле их жило уже пять миллионов, и они накопили столько знаний о тайнах окружающего мира, что дали возможность следующим поколениям вступить в диалог с природой. Первым словом в этом диалоге стало сельское хозяйство. Конечно, первые штрихи на лице природы были совершенно незаметными — небольшие деревни, обрамленные полями величиной с ладонь, загоны с немногочисленными животными. Такие царапины легко затягивались. Мало-помалу древние люди расширяли свои поля, лучше и быстрее их обрабатывали и поэтому могли обеспечить пропитание большего числа потомков. В пятом тысячелетии до н. э. на Земле жило 20 миллионов людей, в начале первого тысячелетия до н. э. — 80 миллионов, на рубеже нашей и старой эры — 250 миллионов, а в X столетии — уже 350 миллионов. Поля должны были насытить все большее и большее число людей. Поэтому они сводили новые и новые участки лесного покрова, стада животных вытаптывали окрестности поселений и уничтожали растительность. Строительство домов, городищ и крепостей требовало огромного количества древесины. Пылали гончарные, металлургические, известко-обжиговые, стекловаренные печи, поглощавшие огромное количество дерева или древесного угля, полученного в штабелях. Люди нуждались в больших массах железа для своих орудий, инструментов и оружия. Но их непосредственная зависимость от природы была до сих пор столь велика, что они полностью сознавали ее могущество и поэтому уважали и чтили ее. Отражением этих чувств и представлений был, в частности, тот факт, что части человеческого тела они соотносили с явлениями неживой природы и наоборот. Голову они нарекали небом, пальцы — ветвями, камни и скалы — костями, воду — кровью земли, лес и траву — волосами земли.

Минули еще столетия. Наступила эпоха пара, машин, электричества, и люди решили, что они являются полновластными хозяевами природы. Как бы нам хотелось вытравить неприятные воспоминания о тех временах, когда мы были игрушкой в ее руках, и о той робости, с какой начинали свой диалог с ней. И вот диалог превратился в монолог. Самоуверенно мы продолжаем разрабатывать природные ресурсы и считаем, что нас ничто не может остановить. Строим гигантские города, выбрасываем в атмосферу тонны золы. И карта мира меняется. Если когда-то неолитические поселения были редко разбросанными точками в бесконечной природе, сегодня такими островками становятся последние остатки природы. Мы наконец-то начинаем понимать, что уже давно не ведем с природой диалога и слишком долго игнорируем ее призывы и предостережения. Правда, мы очень легко приспосабливающиеся создания, мы можем жить и на экваторе, и на Северном полюсе, и даже в городах, где почти нет чистого воздуха. Но без земли, воды и воздуха это, вероятно, будет невозможно, а если все-таки и удастся, то это будет жалкое существование. Человек, по-видимому, будет существовать только в том случае, если будет существовать природа. Природу не спасут космонавты Дэникена, об этом должны позаботиться мы, вы, короче говоря, каждый из нас. Мы должны снова научиться слушать голос природы, как это умели делать наши предки.

Как бы отнеслись к нам люди доисторического времени? В 1916 году умер Иши. Его друг доктор Секстон Попе, до последнего мгновения находившийся у его постели и оказывавший ему помощь, написал: «Так умер последний дикий американский индеец, спокойно и без страха. Он закрывает еще одну главу в истории. Он считал нас цивилизованными людьми: умными, но отнюдь не мудрыми. Мы обладаем множеством знаний, но многие из них не соответствуют истине. Иши знал природу, а та правдива всегда. Он обладал такими чертами характера, которые вечно будут цениться. Он был добрым. Он был отважным и дисциплинированным, и, несмотря на то, что утратил все, его сердце не ожесточилось. У него была душа ребенка и дух философа».

А что расскажут нам те несколько наших современников, которые добровольно провели часть своей жизни в доисторических временах или, лучше сказать, в условиях, близких доисторической либо средневековой эпохе? Что чувствовали они, покидая деревню на польдере Флево, индейский поселок на реке Памунки, один из прекраснейших уголков Дании, неприступные и угрюмые леса Центральной Англии, холм Батсер или средневековые дома и поля в Дюппеле, где им приходилось в борьбе за свое существование заниматься ежедневным изнурительным трудом, во много раз более тяжким, чем нынешний.

Мы обретаем более широкое понимание самих себя и своего отношения к собственной среде. Возможно, мы увезли с собой больше вопросов, чем ответов. Однако это вопросы жизненно важные. Мы раньше проходили мимо них. Мы все должны задать их себе. И ответить, пока не поздно. Мы глубоко, всем своим существом поняли непреложность той истины, что человек на протяжении своей истории не только оказывал влияние на природную среду, но и сам формировался под ее воздействием. Он был вынужден искать новые пути приспособления к изменяющейся среде. Сегодня это необходимо делать еще быстрее, нежели когда-либо прежде. Мы убеждены в том, что наши знания о поведении людей в прошлом, об их взаимоотношениях с природой, усвоение традиций и даже технических навыков сделают богаче нашу нынешнюю жизнь, помогут найти правильные решения, выработать правильную линию поведения в современном обществе».

Разве это признание не приводит на память мудрые слова Льва Николаевича Толстого? «Я посмотрел на жизнь прошлых и нынешних масс людей. И я видел тех, кто понял смысл жизни, кто умел жить и умирать, и не двух, трех, десятерых, а сотни, тысячи, миллионы. И все они, бесконечно разные своими нравами, разумом, образованием и положением; все одинаково и абсолютно, в противоположность к моему неведению, знали смысл жизни и смерти, спокойно работали, переносили утраты, жили и умирали, и видели в этом не тщетность, но добро».

И наша цель в том, чтобы присоединиться к ним путем достижения новых ценностей, лучших взаимоотношении, более значительных результатов в животворных областях познания и всего того, что усиливает и углубляет значение существования человечества на этой планете. И от нас зависит, чтобы мы на вековой вопрос, начало это или конец, перед которым уже оказывались несметные поколения, нашли правильный ответ. В прошлом он наперекор многим поражениям и заблуждениям был всегда в конце концов оптимистическим. Каков будет наш ответ? Что скажем мы — люди сегодняшнего дня, сознательно и бессознательно опирающиеся на великое наследие своих давних предков, на их тяжко завоеванный и беспрерывно обогащающий нас опыт, мы, столь же тяжко и, вероятно, с большим риском приобретающие собственный опыт?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *