Доисторические поселения        16 декабря 2016        121         0

Разложение родового строя

Второе большое разделение труда содействовало развитию процессов, наметившихся уже в предыдущий период. Рабство, только возникавшее и еще случайное на предыдущем этапе, становится теперь значительной частью общественной системы. Замена мотыжного земледелия плужным, превращение металлургии и гончарства в деятельность профессиональных ремесленников-мужчин — все это приводило к окончательному и повсеместному вытеснению женщины из производства и ограничению ее сферы домашним хозяйством. Поскольку домашнее хозяйство еще на предшествующей ступени стало одной из областей применения рабского труда, оно превращается из почетной деятельности в рабскую, что является экономической предпосылкой низведения женщины на положение, близкое к рабскому. Бразды правления в доме захватил муж, а женщина стала слугой, рабой его похоти, просто орудием деторождения.

Развитие производства приводит далее к образованию неравенства в племени, которое первоначально носит характер групповой: иначе говоря, в племени возникают группы, обладающие различными правами, или касты. Образование каст является оформлением общественного разделения труда: примитивная форма разделения труда порождает кастовый строй. Действительно, второе крупное разделение труда в обществе имеет своим результатом превращение ремесленников, и прежде всего кузнецов, в особую касту, которая в одних случаях пользуется почетом, в других — пренебрежением. Особую касту могут составить воины. Постепенно может в отдельных случаях развиться сложная система соподчинения каст: одни считаются высшими, другие низшими.

С другой стороны, накопление излишков, ставшее особенно интенсивным после образования сокровищ сперва в форме стад, а затем в денежной форме, порождает имущественную дифференциацию между разными родами, в пределах же родов — между разными патриархальными семьями. В руках отдельных больших семей оказываются лучшие земельные участки, большие табуны скота, значительное число рабов. Другие патриархальные общины беднеют, теряют свой скот, голодают в неурожайные годы. Развитие индивидуального хозяйства и индивидуального богатства порождает даже в недрах большой семьи противоречивые тенденции, приводящие, в конечном итоге, к ее распаду. Глава семьи с одной стороны, стремится присвоить себе всю собственность общины патриархальной, стать единственным распорядителем ее имущества и ее членов; это стремление имеет тенденцию к низведению всех членов большой семьи на рабское положение, к подчинению их, наподобие рабов, воле и суду домохозяина. С другой стороны, индивидуализация процесса производства, усугубляющаяся в результате развития плужного земледелия, которое позволяло отдельному индивиду успешно трудиться на своем клочке земли, способствовала развитию личной собственности и унаследования. Это взрывало большую семью изнутри, содействовало ее распаду. В недрах большой семьи вызревают малые семьи, имеющие свою личную собственность, ведущие самостоятельное хозяйство, имеющие отдельное помещение, отдельно питающиеся.

Разделы больших семей периодически должны были совершаться и ранее: разросшаяся патриархальная община отделяла от себя дочернюю семейную общину, которая разрасталась и со временем, в свою очередь, дробилась. Но по мере укрепления частного хозяйства разделы и дробление больших семей становятся еще более частыми и приводят к систематическому выделению из патриархальной общины отдельных малых семей. В конечном итоге этот процесс приводит к разложению большой семейной общины на семьи малые, владеющие личной собственностью. Причем окончательно оформляется новая форма семьи — моногамная (единобрачная), или индивидуальная, семья. Такая семья основана на главенстве мужа, имеющая цель рождения детей, отцовство которых не должно подлежать сомнению. Возникновение такой семейной формы есть результат развития хозяйства частного, наследования и личной собственности.

В моногамной семье господство принадлежит мужчинам. Неполноправие женщины проступает в частности в форме заключения брака, состоящей в покупке невесты у ее отца. Измена жены, поэтому теперь карается суровым наказанием, тогда как муж получает сплошь да рядом право взять вторую и третью жену из числа женщин, захваченных на войне. Единобрачие. таким образом, являлось единобрачием лишь для женщин. Мало того, после смерти мужа женщину иногда убивали, чтобы положить ее труп в могилу супруга рядом с его конем, оружием и любимыми вещами.

Потеря женщиной равноправия не есть результат естественного превосходства мужчины, как это утверждали историки, но является следствием хозяйственного переворота.

Выделившиеся из патриархальной родовой общины семьи, самостоятельно ведущие свое хозяйство, первоначально сохраняют между собой связь. Впоследствии, по мере развития обмена и расселения этих семей среди других родов, связь между ними исчезает. В результате этого исчезает единство рода и территории, составляющее экономическую предпосылку родовой организации.

Разложение родовой и большесемейной организации и выделение малых семей протекает особенно интенсивно в бедных больших семьях, которые являются более слабыми экономически. В то же время члены богатых семей стремятся сохранить родовые традиции. Это стремление богатых к сохранению родовых традиций объясняется рядом причин: прежде всего, члены богатых родовых общин нуждаются в сплочении в целях господства над находящимися в их собственности рабами. Далее, родовая взаимопомощь, в условиях распада родовых отношений, приобретает иной смысл и содержание. Если прежде наиболее удачливые члены коллектива должны были делить с соплеменниками избытки производства, то в процессе того, что богатство стало приобретать все большего значения, эти раздачи стали сопровождаться требованием обратных подарков. Главы богатых больших семей устраивали теперь так называемый «потлач», во время которого раздавали своим родичам и даже соплеменникам орудия, скот, шкуры и пр. Через некоторое время те, кто получили что-либо, обязаны были вернуть, но вернуть с прибавкой. В иных случаях человек, взявший в долг что-либо у вождя либо богатого, превращается в зависимого от него человека. Наконец, вожди и богатые члены рода, получавшие лучшие наделы поля, лучшие рыболовные угодья и т. д., всегда могли рассчитывать на подмогу сородичей, которые тем самым безвозмездно отдавали свой труд богатым. Таким образом, принципы родовой взаимопомощи, извращенные в процессе распада родовой организации и роста богатства, превратились теперь в орудие эксплуатации бедных со стороны богатых, патриархальных семей.

В связи с тем, что именно среди богатых патриархальных общин сохраняются и сплошь да рядом искусственно поддерживаются родовые традиции, а бедные общины распадаются на малые семьи, расселяющиеся среди чужих родов и скоро забывающие о своем происхождении, богатые обособляются как родовая знать. Богатые происхождением своим гордятся, они постоянно напоминают, что происходят от известных предков, поэтому к их богатству прибавляется и «благородство», которое они передают своим сыновьям: благородство, знатность всегда совпадает в этот период с богатством и является его следствием.

Бедняки, вышедшие из рода, оказываются лишенными поддержки той организации, которая до этого времени была единственной силой, защищавшей человека. В результате этого они все более попадают в кабалу богатым и знатным: экономическая слабость и прямое насилие со стороны богатых заставляют бедноту вступать под «покровительство» знати, ставящее ее в конце концов в положение полу рабов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *