Техника живописи и скульптурные приемы        16 июля 2012        55         0

Рельефы на каменных плитках

Египет

К рельефам на рукоятках ножей близки некоторые рельефы на каменных плитках, имевших не вполне еще ясное ритуальное назначение, на что указывает одна характерная деталь — круглое углубление для растирания красок, применявшихся в обрядах. На плитке из Иераконполя мы видим грифона и зверей, преследующих друг друга, как на рукоятках ножей из Гебель эль-Арака и из Гебель Тарифа, причем ниже грифона имеется очень интересная фигура идущего на задних лапах и играющего па флейте зверя — лисицы или шакала. Края плитки обрамлены двумя крупными рельефными фигурами не то собак, не то пантер, а круглое углубление — чрезмерно вытянутыми шеями двух фантастических пантер. Над кругом — страус и газель; по шеям пантер карабкаются три собаки.

К этой группе памятников примыкают плитки из Лувра и Берлинского музея, на которых изображены жирафы по сторонам пальмы. Несколько особняком стоит известная Охотничья плитка с большой сценой охоты. По краям плитки идут две цепочки охотников, к поясам которых привязаны хвосты, а в волосы воткнуты перья. Охотники вооружены луками и стрелами, булавами, арканами, щитами, копьями, двусторонними топорами, бумерангами. В каждом ряду несут по штандарту со знаком востока и по штандарту со знаком запада. Очевидно, перед нами охота, в которой приняли участие воины двух племенных объединений. Особый характер охоты подчеркивается специальным обрядово-охотничьим одеянием участников, изображением святилища и символической группы двух протом быков. Отдельные птицы и звери — страус с распущенными крыльями, заарканенная газель, поднявшаяся па задние ноги и повернувшая назад голову, львенок позади раненого льва — сделаны с большой наблюдательностью и мастерством. Обрамление плитки рядом охотников в почти одинаковых позах придает всей композиции известную четкость и организованность.

Следующая группа плиток содержит изображения битв между общинами; видимо, эти плитки в какой-то степени, может быть в обрядовом отношении, были близки к уже рассмотренным плиткам, так как имеющееся на двух из них символическое изображение пальмы с жирафами есть и на одной из самых известных плиток с битвами — на Плитке коршунов. Свое название эта плитка получила от изображенной на ее лицевой стороне битвы, где коршуны пожирают тела убитых врагов. Центральная группа в этой сцене — лев, терзающий убитого врага, — явно выделена своими размерами и сразу привлекает внимание. Очевидно, в образе льва символически показан глава победителей. Убитые, равно как и пленные, имеют бороды и густые волосы — это жители Дельты Нила. Таким образом, на Плитке коршунов запечатлен один из эпизодов борьбы двух крупных территориальных объединений — северного и южного, возникших к концу IV тысячелетия до н. э. в период сложения классового рабовладельческого общества. Эта упорная и долгая борьба, приводившая к различным кратковременным объединениям долины Нила, закончилась около 3000 г. до н. э. победой Юга и образованием единого Египетского государства под властью южан. Она нашла свое отражение на ряде памятников — на фрагменте плитки из Абидоса с изображением победителя в виде волка, попирающего связанного врага, на рельефах рукоятки ножа (Метрополитэнский музей, Нью-Йорк), на небольшом фрагменте рельефа (там же) с фигурой пронзенного копьем северянина и на двух плитах.

Характерно, что на Плитке коршунов и на фрагменте из Абидоса, как и на Охотничьей плитке, уже намечается стремление точнее определить ту или иную группу людей, для чего была использована нарождавшаяся иероглифическая письменность: справа от круглого углубления на Плитке коршунов, перед фигурой пленного, сохранилась часть иероглифа «земля», которым обычно заканчивали начертание названия территориального объединения; тот же знак виден над пленником на абидосском фрагменте. Этот иероглиф есть и в обозначении земли ливийцев на Плитке приношения ливийской дани: на одной стороне здесь изображены ряды быков, ослов и баранов, ниже деревья; справа от деревьев имеется группа иероглифов, которыми затем на древнейших памятниках обозначали ливийцев. Это написание позволило истолковать ряды животных как дань от побежденных ливийцев. Рельеф на другой стороне дает, видимо, символическое изображение покорения ряда крепостей. Внутри каждой крепости написано ее название, а птицы и животные, разбивающие эти крепости мотыгами, являются символами царя-победителя и его покровителей-богов.

Разрушение крепостей, но на этот раз принадлежавших жителям Дельты, показано и на Плитке быков, причем глава победивших Дельту южан здесь предстает в образе мощного быка, бодающего и топчущего северянина; ниже дана символическая сцена покорения северных крепостей. На другой стороне плитки — также две композиции. Наверху снова бык топчет северянина, внизу — олицетворения штандартов богов Юга связывают пленных северян.

Появление на рассмотренных памятниках особо выделенных образов победоносных предводителей очень характерно и стоит в прямой связи с усилением роли глав территориальных объединений. Изображение же этих людей в образе того или иного мощного зверя отразило представления первобытнообщинного строя, согласно которым считалось, что предводитель племени владел особыми сверхъестественными свойствами; верили, что ему были подчинены силы природы, что он происходил от священного предка, от зверя или птицы — покровителя данного племени и т. д. Подобные воззрения способствовали усилению власти предводителя, равно как и власти старейшин, поддерживавших его и использовавших его авторитет в своих интересах. С образованием классового общества такие представления в пережиточном, измененном виде переходили на правителя нарождавшегося государства, обусловив многие верования и обряды рабовладельческого Египта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *