Древние ремесла         16 сентября 2014        90         0

Ремесленные товарищества

В ряде случаев ремесленники заключали между собой соглашения о товариществе в области своей профессии. Трудно сказать, сколь часто это имело место. В папирусах встречаются неоднократные упоминания групп, состоящих из двух ремесленников и более, совместно выполняющих ту или иную работу, иногда даже взаимно отвечающих за свои действия и обязательства, но, поскольку нам неизвестен характер взаимоотношений между этими ремесленниками, мы не можем утверждать, что во всех этих документах речь идет о товариществах. Соглашения о товариществе заключались по разным причинам. Чаще всего к этому побуждали семейные связи или обстоятельства, отсутствие средств для самостоятельного ведения дела или невозможность выполнять единолично весь объем работы. Иногда могли действовать и другие мотивы, например, стремление избежать конкуренции.

Мы можем судить о ремесленных товариществах в Египте главным образом на основе двух папирусов: P. Cairo Masp., II, 67158 (=FIRA, III, 158) и 67159. Оба договора заключены в Антиное, оба в один и тот же год (568 г.) и оба между жителями Антинои, представителями родственных специальностей, в первом случае — столяры, во втором — плотники, но в то время как в первом документе соглашение заключается между тестем и выступающей вместе с ним его женой, с одной стороны и их зятем — с другой, во втором — договор заключается между ремесленниками, не находящимися в родственных отношениях. Этим следует объяснить ряд особенностей в условиях договоров и их формулировке в первом документе.

Договоры о товариществе обозначаются не техническим термином, а «общим соглашением», но участники называют себя сотоварищами (P. Cairo Masp., II, 67158). Cairo Masp., II, 67158 составлен в одном экземпляре (стк. 3) — договор оставался в семье, а P. Cairo Masp., II, 67159 — в двух (стк. 5). Как показал Штайнвентер (Steinwenter, 1936, стр. 504), оба документа почти полностью соответствуют тому типу договоров о товариществе, которое принято называть societas quaestuaria s. negotiationis. Внешне они представляют собой типичный византийский документ типа Tabel-lionenurkunde с объективным введением и чередующимся субъективно оформленным принятием обязательств. После обычного в текстах византийского времени многословного подчеркивания добровольного характера соглашения следует изложение его содержания.

Обе стороны обязуются работать сообща, но в P. Cairo Masp., II, 67158 совместная работа и равное участие и заработке выходят за рамки профессии и охватывают любой вид приносящей доход деятельности. Товарищи по соглашению должны проявлять полное единодушие и единомыслие, всецело слушаться и подчиняться друг другу. Споры и возражения не допускаются.

Любая работа, если она только приносит заработок, должна выполняться. Совместная работа должна вестись «безупречно и безукоризненно», «без какой бы то ни было злонамеренности, упрека, пренебрежения и медлительности». Не позволяется ни отказываться от работы, независимо от времени, когда ее приходится выполнять, ни откладывать ее, ни выдвигать какие бы то ни было отговорки. Принимается во внимание только болезнь.

Юридические источники показывают, что участники товарищества должны были проявлять в его делах усердие, равное тому, какое они проявляли в собственных делах. Действия за спиной товарища не разрешаются. Любое проявление обмана, тем более кража, запрещается.

Участие в товариществе обычно выражалось во внесении соответствующей денежной суммы и приложении необходимого труда. В рассматриваемых нами папирусах, в которых идет речь о ремесленниках, по-видимому, не обладавших своими мастерскими, на первый план выступает трудовое участие. В P. Cairo MaspM II, 67159 участники товарищества рассчитывают исключительно на заказы (стк. 28—30). При равном участии в труде, естественно, предусматривалось и равное участие в ведении дела, т. е. в расходах и доходах.

В числе возможных расходов указываются и штрафы. Договор объявляется «ненарушимым». Недобросовестное отношение к обязанностям члена товарищества наказывается денежным штрафом, причем, как указывается в P. Cairo Masp., II, 67158, нарушитель продолжает быть связанным принятыми на себя обязательствами (стк. 30). В P. Cairo Masp., II, 67159 договор вступает в силу в день его заключения. Срок договора — один год. В P. Cairo Masp., II, 67158 он также вступает в силу в день его заключения, но рассчитан на «вечный срок» (стк. 26— 27), т. е. до смерти одной из сторон, в данном случае тестя и тещи, наследником которых должен стать зять (стк. 24—25). Этим обстоятельством и следует объяснить бессрочность договора, избавляющую стороны от необходимости его ежегодного возобновления. В то же время перспектива наследования имущества родителей жены могла быть использована как средство давления на зятя.

В Р Cairo Masp., II, 67159 одностороннее расторжение договора запрещается, и отказ от работы наказывается штрафом в четыре номизмы (стк. 42—44). И в P. Cairo Masp., II, 67158 не допускаются такие действия, и, как мы видели, нарушитель условий договора продолжает оставаться членом товарищества, но составители документа, учитывая, по-видимому, пожизненный срок соглашения, сочли необходимым предусмотреть возможность расторжения договора по желанию сторон (стк. 21), причем указали, что при расчете долги должны быть поделены поровну (стк. 22—23).

Договоры гарантировались клятвой, стипуляцией, штрафной клаузулой и общей ипотекой. Ни в P. Cairo Masp., II, 67158, ни в P. Cairo Masp., II, 67159 нет ни подписей сторон, ни подписей свидетелей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *