Полевые археологические исследования        28 января 2011        71         0

Результаты пожаров

В Дании, в Аллерслеве, с 1958 года существует «неолитическая» деревенька из нескольких домов. Опорные деревянные столбы домов достигают более двух метров, стены сплетены из прутьев и обмазаны глиной. Экспериментаторы спокойно готовили на открытом очаге ужин. И вдруг — пожар! На крыше одного из домов появились языки пламени. Кто-то вел себя неосторожно и развел слишком большой огонь. Пожар потушить не удалось, в результате дом превратился в кучу золы и обгоревших бревен. Изучая следы пожарища, археологи обнаружили, что в результате пожара глина обмазки спеклась и оказалась обожженной на глубину 5 мм и полностью соответствовала спекшейся древней обмазке. Кровельные брусья превратились в тонкие палки. После этого пожара уже никто не подвергал сомнению целесообразность искусственного уничтожения моделей древних объектов. Поэтому нам остается только поблагодарить неизвестного «поджигателя» и медлительных «пожарных».

В 1962 году датские экспериментаторы сожгли модель дома эпохи железа размером 14 Х 6 м с жилой частью и отделением для скота. Каркас построили из вертикально вкопанных деревянных столбов, стены сплели из прутьев и обмазали глиной. Все деревянные части пронумеровали металлическими бляшками, в разных местах установили термоэлектрические элементы, которые фиксировали температуру. Внутри дома разместили копии деревянной и глиняной посуды и различных орудий труда. Пожар быстро захватил всю постройку, и она начала распадаться. Спустя 30 минут от нее остались только большие колья, торчавшие из кучи обугленного дерева и золы. На уровне пола температура достигала 900 °С, а у стен — 700 °С. Этого было достаточно для того, чтобы часть обмазки стен спеклась.

Через шесть месяцев после пожара археологи исследовали пожарище и по металлическим бляшкам установили следы различных частей постройки. Датские археолога продолжили свою экспериментальную серию. Они сожгли еще один макет дома эпохи железа. Во время пожара, столь же тщательно подготовленного, экспериментаторы сделали несколько тысяч черно-белых и цветных снимков, а также записали данные о температуре. Но они тщательно исследовали только одну треть пожарища. При этом взяли много проб сгоревшего дерева, глины, золы и обмазки для химических, физических и других анализов. Оставшуюся часть пожарища покрыли десятиметровым слоем глины для последующих исследований. Эксперименты дали много нового, и уже на раскопках сгоревших настоящих домов эпохи железа можно будет установить множество следов, на которые раньше не обращали внимания. Некоторые результаты таких исследований помогают объяснить появление сосудов со светлыми и темными пятнами. Вы, конечно, видели такие «рябые» сосуды в музеях. Если черепки от глиняных сосудов во время пожара покрыты травянистым дерном, то они чернеют, так как в данном случае происходит обжиг без доступа воздуха, то есть восстановительный. Другие черепки из того же сосуда могут принять красноватую окраску, если они находятся в среде с доступом воздуха, то есть происходит окислительный процесс.

В местах, куда во время пожара с горящей крыши упал травянистый или вересковый дерн, археологи нашли почерневшие осколки. И наоборот, там, где упали части крыши из соломы или сена, они нашли красноватые осколки. После склеивания этих осколков получили сосуд с пятнистой поверхностью. Поэтому, найдя черепки различной окраски на древнем пожарище, археологи сейчас могут определить, из какого материала была сделана крыша. От верескового дерна осталась беловатая зола, а от травянистого — красноватая. Глиняный пол во время пожара покраснел, и на нем появились черные очертания сгоревшего дерева. Опоры из дуба и ясеня также оставили различные следы. Нижняя часть столбов из дуба сохранилась частично и над полом. Столбы из ясеня выгорели даже на глубину нескольких сантиметров ниже уровня пола. Спекшаяся твердая обмазка с оттисками прутьев образовалась вокруг толстых столбов, где дольше всего сохранялась высокая температура. Примечательно, что большие брусья из крыши упали на ее сгоревшее покрытие. Интересный эксперимент поставили шотландские археологи, когда исследовали некоторые городища эпохи железа. Стены этих городищ были сложены из расплавленного базальта и остатков деревянных брусьев. Казалось, будто стены «остекленели». Как это произошло?

В решений этой загадки испытал свою смекалку видный английский археолог Гордон Вир Чайлд. В старом угольном карьере его сотрудники построили четырехметровый отрезок оборонительной стены высотой и толщиной два метра. Вначале возвели две стенки из базальта, переложенного горизонтально уложенными брусьями. Пространство между стенками заполнили базальтовой крошкой и землей. Эту модель массой девять тонн обложили хворостом и подожгли. Стена горела очень бурно в течение тридцати минут. Спустя три часа рухнула внешняя, а потом и внутренняя стена. Заполнение раскалилось докрасна через пять часов и тлело двадцать часов. После охлаждения Чайлд установил, что осколки нижнего слоя остекленели и спеклись в твердую массу. В верхних слоях остекленела лишь часть осколков. Некоторые брусья оставили следы в расплавленной породе. Для того чтобы произошли подобные изменения базальта, температура должна была достигнуть 800-1200 °С. Результат эксперимента в сущности отвечал археологическому оригиналу, что подтверждает как правильность реконструкции оборонительной стены, так и причины возникновения остекленения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *