Древние ремесла         19 мая 2013        64         0

Русское ювелирное мастерство

Высочайшие достижения древнерусского ювелирного мастерства почти всегда связаны с церковью, с требованиями церковного обихода. Церковные сосуды, иконные ризы, оклады евангелий, всевозможная церковная утварь – таковы по преимуществу памятники древнерусского ювелирного дела. Группа «мирских», не-церковных памятников — уже не столь значительна и, как общее правило, менее богата по материалу.

Учительницей русского мастера и в этой области была неизбежная Византия, частью цареградские мастера, но, несомненно, влияние и Кавказа — в особенности Грузии, древнее искусство которой вообще тесно связано с первичными эпохами русского художественного творчества. В древнейших памятниках русского ювелирного дела чаще можно встретить византийско-грузинские орнаменты, чем узоры цареградские.

Работая в русских мастерских византийских мастеров, первые русские ювелиры, естественно, творили в их духе и историк часто стоит пред трудно разрешимой задачей — точно установить национальность мастеров того или иного произведения византийского стиля.

Однако русское ювелирное мастерство становится известным уже с XII века. К этой эпохе относится серебряный потир Переяславского собора — совершенно византийский еще по форме, но уже вышедший из рук русского мастера.

Русское ювелирное мастерство

Четырнадцатому веку принадлежат еще очень «готические» по духу изображения евангелистов, святых и ангелов на окладе евангелия 1392 года. Тот же характер готики, но с некоторым уклоном в сторону русских иконописных схем, носят лицевые изображения на окладе евангелия Симеона Гордого 1344 года (Сергиева лавра). В руках мастеров удары чекана резки и отрывисты, много в рисунке острых, режущих углов и линий, словом, их руки еще связаны, замыслы заметно преобладают над техникой. Но в орнаментальной области русские мастера эпохи этой выявляют свободно уже им присущее уменье переделывать чужие образы, в самом благородном смысле слова их русифицировать.

Русское ювелирное мастерство

Пятнадцатый век дает уже первоклассных мастеров, оставляющих памятники высокого совершенства. Среди них на одно из первых мест может быть выделен золотой потир или точнее — поддон и оправа для порфировой чаши, работы Ивана Фомина 1449 г., упоминавшийся по поводу украшающего его сканного пояска. Красота пропорции этого сосуда, в украшениях скромность подлинно-артистическая, особое какое-то благородство форм, хочется сказать, «классическое» — выделяют его из общей картины эпохи русского мастерства.

Русское ювелирное мастерство

Этот потир и не характерен для декоративного искусства своей эпохи, поскольку оно нам известно. Прекрасным и вполне типичным для эпохи памятником является один из «Сионов» Успенского собора 1486 года, уцелевший от рук воров, ограбивших знаменитую московскую Патриаршую ризницу. Это — довольно крупное и сложное сооружение в форме храма с многочисленными фигурами апостолов, пророком в совершенно «готических» по духу мифических животных и птиц, заполняющих не только оконца в барабане купола «Сиона», но и чешуйки самой его главы. «Европеизм» этого памятника заметен с первого же взгляда.

Русское ювелирное мастерство

Большой «Сион» Успенского собора. XV в.

Такой же «европейской» является артосная панагия 1436 года новгородского Софийского собора с подписью мастера («а мастер Иван»). Подписными же являются и два сосуда для святой воды — «кратиры» — того же собора н той же эпохи: один из них «Константин Коста делал», а другой — «Братило делал».

Всей этой группе памятников присуща известная грубоватость, известная «непереваренность» чужого образца и только потир Фомина свидетельствует о полной зрелости техники, пророчествует о той эпохе расцвета, какая наступает в XVI веке. Изысканнее и утонченнее становятся в эту эпоху все формы, пышнее цветет орнаментика, все необходимее становятся для мастеров цветные пятна драгоценных камней на сосудах, рамах, венцах и подвесках риз, на крестах, повсюду, где есть золотая или золоченая плоскость.

Не довольствуясь простыми чеканными, наведенными эмалью или выполненными из скани узорами, мастера все чаще прибегают к восточному по происхождению искусству черни — гравировке по металлу с заполнением рисунка черною эмалью, создают своего рода драгоценные гравюры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *