Врачевание и погребение        20 марта 2013        54         0

Саркофаги

Наряду с развитием могил, в Египте развивается также искусство бальзамирования трупов. Внутренности тщательно извлекаются, тело вымачивают около 70 дней в растворах натровых солей, тщательно забинтовывают в льняные пелены, обливают благовонными смолами и вкладывают в гроб, имеющий форму запеленутой мумии. Этот первый гроб в эпоху Среднего царства вкладывают во второй, прямоугольный и узкий, где мумия лежала на левом боку, как делалось это в древнейшем Египте. Еще позже, в Новом царстве, антропоморфных, человекообразных футляров для мумии бывало иногда несколько штук, и у царей и очень богатых людей они изготовлялись не из простого дерева, а из дерева, обшитого тонкими листами золота, выложенного иногда узорами из лапис-лазули, сердолика, бирюзы, или из цветного стекла. Внутренние футляры могли делаться и из массивного золота, чрезвычайно тонкой художественной работы, как показала находка в гробнице царя XVIII династии Тутанхамона. В Саисскую эпоху, т. е. в последние века до нашей эры внешний саркофаг делался прямоугольным, но крышка его бывала обыкновенно выпуклой, изображая небесный свод, склоняющийся над покойным, росписи изображали движение солнца по небесному своду. В ладье из стеблей папируса подвигается по небу солнечный бог в виде священного овна или жука, освещая днем землю, являясь ночью обитателем загробного мира; гении с головами людей, шакалов, обезьян и копчиков тянут солнечный челн волоком, захлестнув нос его вместо каната хвостом змея. Над ладьей парит солнечная птица — священный копчик. Фигурами копчиков украшались деревянные столбы по четырем углам саркофага, в котором мумия лежала уже не на боку, как в гробах времени Среднего царства, а на спине.

Саркофаги

Кто был достаточно богат, заказывал себе еще при жизни гроб из розового или темного гранита, этих твердейших пород камня. Иногда такие саркофаги были настоящими чудесами египетского мастерства, — если вспомнить, что еще не знали в те времена ни стали, ни способа резанья и сверления камня корундовыми или алмазными сверлами, — бронзовые инструменты и наждак, вот все приспособления египетского камнереза. И, тем не менее, каменным, саркофагам гигантских размеров они придавали обычную форму спеленутой мумии, высекали в гранитной глыбе помещение для мумии, которую толстые стенки гроба должны были на веки предохранить от всяких повреждений, а на стенах и крышке вырезали иероглифами надписи, содержащие обыкновенно, кроме имен и титулов покойного, молитвы или выдержки из так называемой «Книги мертвых».

И однако ни каменные саркофаги, ни священные изречения, ни прочные гробницы не предохраняли умерших от осквернения. Часто вскоре после погребения в гробницу проникали воры, соблазненные богатством погребений и нередко такими ворами оказывались сами жрецы и служащие при гробницах, знавшие все наименее защищенные места гробниц. Осквернению подвергались гробницы, вероятно, еще и по другим причинам: на двух великолепных саркофагах позднего времени в Эрмитажной коллекции, отлично сохранившихся, повреждены, очевидно намеренно, лица, а в надписях стерты имена и титулы «начальника царских лучников Яхмеса» и матери его «Нехт-себастероу». Надо полагать, что эти повреждения были нанесены персами после завоевания Египта в 525 г. до нашей эры. Выкидывая мумии родственников царского дома, персы не только оскверняли их, но по египетскому поверью они лишали возможности загробного переживания тех, чьи тела покоились в саркофагах. И в наше время человека занимает мечта воздействовать всею мощью своей науки на организм таким образом, чтобы преодолеть смерть, чтобы дать живым существам если не вечную, то очень продолжительную жизнь. То, к чему в настоящее время идет человек научным путем, в былые времена он пытался постигнуть магией, волшебством. Что дает жизнь человеку? Что одухотворяет его? Вот вопросы, которые ставил себе древний египтянин. В различные времена по разному отвечал он на них, но переходя к новым представлениям, египтянин никогда не отказывается от старых, так велико его уважение к прошлому. Поэтому его учение о человеке и одухотворяющих его началах представляет собою чрезвычайно пеструю смесь, где древнейшие представления уживаются с более поздними.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *