Антропология человека, этнография, география        29 мая 2017        62         Комментарии к записи Семья и брак у малокультурных народов отключены

Семья и брак у малокультурных народов

Семья и брак у малокультурных народов

В мире животных мы встречаем как беспорядочные половые сношения между всеми самцами и самками, так и семьи, в основе которых лежит многоженство и даже единобрачие (у некоторых птиц и млекопитающих). На том основании, что в животном царстве имеется налицо семья, состоящая из мужа, жены или жен и детей, некоторые ученые (Вестермарк, Бушан) полагали, что беспорядочных половых сношений у людей не было, и что семья для продолжения рода и воспитания детей является изначальной формой отношений между мужчинами и женщинами и первым общественным союзом в человеческой среде.

Под влиянием библии, исторических свидетельств и преданий о древней жизни человечества и того, что семья и брак существуют у всех современных народов, большинство европейских ученых историков, социологов и даже выдающихся этнографов (Вайц, Мэн и др.) считали личный брак и семью древнейшим и священнейшим учреждением человечества, зерном и основой всякого людского общежития и государства.

Благодаря более внимательному анализу исторических данных относительно семьи и брака и более глубокому исследованию быта отсталых в культурном отношении народов, теперь уже выяснена ошибочность этого традиционного мнения. Теперь установлено, что семья, брак и система родства являются результатом долгой общественной эволюции, и что нельзя современные понятия о них переносить целиком на первобытное общество.

В 60-ых годах позапрошлого века впервые высказал эту мысль немецкий ученый Бахофен. Опираясь на исторические данные, он доказывал, что было время, когда люди не знали семьи и брака, что ребенок не знал отца, и родство считалось по матери. К тому же взгляду пришли независимо друг от друга и от Бахофена, английские ученые: Мак-Ленман и Морган и к ним примкнули большинство выдающихся этнологов и социологов, Леббок, Спенсер, Бастиан, Энгельс, Каутский, Легурно, М. Ковалевский и др.

Исторические предания китайцев, древних египтян, греков и др. приписывают установление брака и семьи своим древним законодателям, прекратившим беспорядочное половое общение. У средневековых летописцев, включая нашего Нестора, имеются свидетельства об отсутствии браков и общности жен у разных народов. У громадного большинства малокультурных народов половые сношения между холостяками и незамужними происходят совершенно свободно, и девственности не только не придется никакого значения, но во многих местах девушки могут выходить замуж только после дефлорации (лишения девственности), которая производится естественным или искусственным способом матерями, повивальными бабками, жрецами и даже специальными, нанимаемыми для такой работы мужчинами. Иногда девушка до брака зарабатывает себе приданое проституцией, и это не считается предосудительным. Добрачное сожительство или проституция требовалась некоторыми древними религиозными культами (богини Афродиты в Эфесе, богини Милиты или Астарты в Вавилоне и др.). Известно, что многие малокультурные народы очень охотно предоставляют гостю своих жен. Чувства любви и ревности, играющие огромную роль в нашей жизни, являются результатом культурной эволюции. У первобытного человека любовь сводится к одной чувственности, к удовлетворению полового инстинкта, а ревность заменяется; простым чувством собственности.

Таким образом, в древнейшие времена, на заре возникновения человеческих обществ, отношения между мужчинами и женщинами носили случайный характер и ничем не регулировались. Но с развитием человеческих обществ, с появлением разницы между «своими» и «чужими» эта случайность исчезает, и супружеские отношения постепенно подчиняются неписаным и писаным обычаям и законам, вытекающим из воззрений на общественное устройство и право собственности данного народа или племени.

Древнейшей формой упорядочения супружеских отношений является так называемый групповой брак, существовавший у австралийцев, американских индейцев и некоторых племен Индии. Суть этого брака заключается в следующем. Племя делится на две или более групп, браки в пределах каждой группы воспрещаются и могут быть заключаемы только между мужчинами и женщинами разных групп, причем все мужчины и женщины этих групп считаются законными общими мужьями и женами. Но в действительности старшины на общем совете обыкновенно распределяют между холостяками одной группы незанятых девиц другой группы. Это распределение не является постоянным: женщина потом может быть присуждена и другому мужчине, не порывая связь с первым. Поэтому, когда двое мужей встречаются у общей жены, то соблюдается старшинство: старший идет раньше младшего для выполнения супружеских обязанностей, (австралийцы).

При групповом браке почти невозможно точно установить, кто был отцом данного ребенка, так как каждая женщина с раннего возраста (обыкновенно с 10—12 лет) имеет сношения с неопределенным числом мужчин. Кроме того, дикари могли и не предполагать связи между половым актом и беременностью, так как многие женщины и при половых сношениях оставались бесплодными. По анимистическим воззрениям ребенок зарождается вследствие того, что душа какого-нибудь предка входит в женщину. При таких обстоятельствах вполне естественно, что в первобытной семье роль отца совершенно игнорировалась, и родство устанавливалось не по отцу, а по матери. Эта система родства по матери, или матриархат, представляет полную противоположность появившейся позже патриархальной или отцовской семье, и иначе устанавливает степени родства. С установлением этих степеней возникают правила, упорядочивающие половые сношения: сперва запрещается брак сына с матерью, затем единоутробных братьев и сестер; в группе женщин, бывших, среди группы женатых мужчин, не могли находиться сестры этих мужчин. Теоретически при матриархате допускается брак отца с дочерью, но это предотвращается или обычаем, или разделением племени на несколько брачных групп. Некоторые этнологи полагают, что эпоха матриархата была вместе с тем и гинейкократией, т. с. господством женщины в семье и обществе; но при той роли, какую играет в первобытной среде грубая физическая сила, едва ли возможно допустить существование женской власти. В материнской семье ее естественным защитником и покровителей был родной брат матери.

Естественным последствием группового брака и матриархата была система группового родства, т. е. распадения племени на ряд групп на основании пола и возраста. При этой системе, все мужчины одного возраста и одной брачной группы считаются братьями и являются мужьями соответствующей группы женщин-сестер. Родившиеся от них дети называют всех этих мужчин и женщин своими отцами и матерями.

Указания на существование группового брака можно найти и в библии, и у греческих и римских писателей, а его следы и пережитки — не только у австралийцев, но и у многих других народов. По словам Цезаря, у кельтов несколько братьев пользовались сообща своими женами. Наши гиляки смотрят на жен своих братьев, как на своих собственных, и так же относятся к сестрам своей жены. Предания о подобных же брачных отношениях до сих пор еще живы у вотяков, мари (черемисов), киргизов, якутов и др. народов. И теперь еще кое-где (напр., в Тибете и соседних областях) существует многомужество или полиандрия, когда женщина одновременно состоит в супружестве с несколькими мужьями, обыкновенно братьями, которые пользуются ею по очереди. По мнению большинства этнологов, полиандрию нельзя объяснять недостатком женщин: она возникла из группового брака и поддерживается экономическими соображениям. В отличие от редко встречающегося многомужества, многоженство или полигамия является широко распространенным и жизненным явлением, причем можно отметить, что там, где она считается узаконенной формой брака (напр., у мусульман), число женщин обыкновенно меньше числа мужчин.

Индивидуальная семья, в которой мужчина владеет исключительно одной или несколькими женами, появляется и в эпоху существования группового брака. Мужчина или похищал из чужого племени женщину, которая становилась его женой, рабочей силой и личной собственностью, или выкупал ее из общего пользования. Следы этого выкупа сохранились в свадебных обычаях разных народов, в том числе у русских, у которых при проезде новобрачных закрывают ворота и требуют «выкупа», напоминая о той далекой старине, когда каждая женщина принадлежала всем мужчинам данного племени или племенной группы.

С течением времени, по мере расслоения общества и развития в нем личного начала, групповой брак начинает постепенно уступать место индивидуальному, т. е. постоянному сожительству мужчины с одной или несколькими женщинами. Вместе с тем выясняется роль отца в акте зарождения ребенка и устанавливается возможность установить его происхождение от определенного мужчины. Поэтому на смену прежней материнской семьи и группового родства появляется отцовская или патриархальная семья и новая система кровного родства уже не по матери, а по отцу.

Но старые порядки и обычаи не сразу уступают место новым, долго существуют в форме пережитков или сопровождаются какими-нибудь действиями или обрядами, устанавливающими или символизирующими связь старого с новым.

Прежде, при матриархате, мужчина не считался даже членом семьи, а потом стал считаться отцом ребенка, имеющим с ним такую же кровную связь, как и мать. Желанием как-нибудь оформить эту связь объясняется, по мнению Б. Тэйлора, забавный обычай «кувады», существующий у басков, бразильских и гвианских индейцев и некоторых других народов. Обычай состоит в следующем. При наступлении родов у жены отец будущего ребенка ложится в постель и начинает охать, как будто подобный казус приключился с ним самим. Окружающие ухаживают больше за ним, чем за родильницей, и после родов поздравляют его, а не мать; после родов жены отец некоторое время лежит в постели, а жена за ним ухаживает. Смысл кувады таков: если мать получает право на ребенка путем родовых мук, то и отец, чтобы получить такие же права, должен хотя бы сделать вид, что он так же страдает, как и она.

В отцовской семье отец является не только ее естественным покровителем, но и собственником жены и детей. В этой семье положение женщины становится, безусловно, зависимым. С ростом семьи, ее родоначальник или патриарх сохраняет полную власть и над женой или женами, и над всем своим потомством. Он может иметь одну главную жену и еще несколько жен и неопределенное число наложниц. Патриархальная семья, типичную картину которой дает библия, состояла не только из жен, наложниц и потомства патриарха, но из его слуг, рабов, имущества и даже скота. Римское право ни чем но ограничивает верховную власть, отца семьи (patria potestas). С развитием государства власть и права патриарха ослабевают, но патриархальный семейный строй и понятие сохраняются у большинства малокультурных и полу-культурных народов, а у большинства народов культурных поддерживаются в виде различных ограничений прав женщины в семье и обществе.