Техника живописи и скульптурные приемы        19 июля 2012        104         0

Скульптура Раннего царства

Египет

Для Раннего царства известны тайники в храмах Нехена, Абидоса и Коптоса. Найденные в этих тайниках статуи либо являлись объектами поклонения, либо предназначались для каких-нибудь обрядов, либо посвящались божеству с той или иной целью.

К первой группе памятников относятся три статуи бога Мина из храма в Коптосе, сделанные из известняка.

Статуи царей были явно связаны с праздником хеб-сед, так как фараоны изображены в характерном одеянии, которое они носили во время этого праздника. Скульптуры пленных иноземцев частично также имели культовое значение и играли определенную роль в хеб-седе и в некоторых других обрядах царского культа, когда по ходу ритуала должно было происходить убийство пленных врагов; статуэтки либо заменяли живых пленных, либо ставились в храм в память указанных ритуалов. Следует иметь в виду, что в египетских храмах часто оставляли статуэтки участников данного ритуала иногда даже в позе, обязательной для совершения того или иного обряда. Некоторые же фигурки пленных являлись подставками, частями посохов или мебели; даже камни, служившие опорой для двери храма или молельни, оформлялись иногда в виде фигуры связанного в мучительной позе пленного врага.

В тайниках храмов были найдены и скульптуры животных — львов, гиппопотамов, крокодилов, антилоп, обезьян, собак и других, а также птиц, преимущественно соколов — священной птицы бога Гора. Некоторые из них были культовыми изображениями божеств, как, например, знаменитая статуя павиана из алебастра с именем Нармера (павиана, наряду с ибисом, считали воплощением бога луны и мудрости Тота). К подобным же скульптурам следует отнести и фигуры львов из Коптоса. Другие изображения животных могли, как и статуэтки людей, употребляться при совершении различных обрядов; некоторые фигурки изображают жертвенных животных, другие, олицетворявшие злые силы (статуэтки гиппопотамов, крокодилов), очевидно, служили объектами колдовских «убиений» враждебных духов и божеств. Часть фигурок являлась амулетами или жертвовалась в храм с определенными целями. Так, статуэтки покровительницы рожениц богини-лягушки Хекет могли посвящаться в храм с просьбой о благополучных родах.

В заупокойном храме при мастабе фараона Ка в Саккаре и в абидосских царских кенотафах также были обнаружены скульптуры, вернее, обломки больших деревянных статуй. В храме Ка были найдены части ног двух статуй; в кенотафе Джера — часть груди статуи с нарисованными на ней красной и черной краской шестью ожерельями. В кенотафе фараона Удиму была обнаружена часть деревянного парика статуи, на котором волосы отмечены волнистыми линиями и небольшими локонами. Сохранился и фрагмент большой статуэтки священного сокола. По-видимому, в одном из кенотафов было найдено вырезанное из дерева мужское лицо почти натуральной величины. Курчавые волосы и борода, крупный горбатый нос позволяют считать это лицо принадлежавшим статуе пленного иноземца. Глаза были вставлены из других материалов. Скульптура отличается бол мной выразительностью и замечательна по мастерству исполнения. Назначение всех этих скульптур было, несомненно, культовым. Хотя в гробницах вельмож Раннего царства статуи пока не обнаружены, однако вполне вероятно, что они там стояли. Во всяком случае, известная статуя сидящего на табурете мужчины в коротком парике, купленная в Абидосе, происходит, видимо, из местного раннединастического некрополя.

Материалы, из которых изготовлялись скульптуры Раннего царства, различны. Изображения богов, царей и вельмож делались преимущественно из камня (известняк, гранит, кварцит), хотя употреблялись также кость, дерево, медь и золото. Для небольших фигурок женщин, детей, карликов, слуг, животных чаще всего применяли кость, дерево и фаянс. Кость, как материал для работы скульпторов, продолжала играть большую роль; из кости, как и в предыдущий период, вырезывали и разнообразные предметы художественного ремесла, имевшие бытовое назначение. По-видимому, с таким ранним и при этом широким использованием кости было связано одно из древнейших египетских наименований скульптора «кести», что буквально значит «костяной», «костяник».

Существенным новшеством по сравнению с додинастическим периодом было появление скульптур из меди, употреблявшейся ранее для изготовления орудий и предметов быта. Необходимо вообще подчеркнуть, что в скульптуре Раннего царства по сравнению с предыдущим периодом наблюдается резкое улучшение как техники обработки материалов, так и умения передать изображаемое человека, зверя, птицу. Лучшее овладение техникой работы по камню имело большое значение для развития скульптуры. Рассматривая художественное ремесло Раннего царства, мы сможем убедиться, каких разительных результатов достигли теперь камнерезы. Не удивительно, что это сказалось и па том, что именно в этот период впервые появляются большие каменные скульптуры. В то же время следует учитывать, что мастера еще не справлялись со всеми трудностями обработки камня; так, руки и ноги статуй не отделяются от тела.

Стилистически скульптуры Раннего царства неодинаковы, и это вполне понятно. Прежде всего необходимо помнить, что данный период длился достаточно долго. Естественно, что, например, относящаяся к самому началу I династии, если не к концу предыдущего периода, статуэтка нагого мужчины ливийского типа с характерной длинной бородой и особого рода набедренником (Ашмолеанский музей, Оксфорд) резко отличается от статуи коленопреклоненного мужчины конца Раннего царства (Каирский музей). У ливийца безжизненная застывшая поза, лицо совершенно невыразительно, плоские глаза непропорционально велики. Вторая статуэтка поражает мастерством, с которым передана и фигура присевшего на колени человека, и его живое лицо с хорошо моделированным носом и ртом, с глазами, углубленными в орбиты; правда, и эта статуэтка не вполне еще обладает точностью пропорций: ее голова слишком велика. Все эти особенности хорошо согласуются с той датировкой, которую подсказывают вырезанные на правом плече статуэтки имена трех первых царей II династии.

Однако различие в трактовке зависело не только от времени создания скульптур, но и от их назначения. Статуи царей и вельмож были более статичны и однообразны, нежели фигурки пленных, слуг, карликов, а культовые изображения богов — еще более архаичны, чем статуи царей. Как можно убедиться на примере статуй бога Мина из храма в Коптосе, такие памятники сохраняли черты, характерные для примитивных подобий человеческих фигур времени первобытнообщинного строя, имевших характер фетишей.

Сделанные из известняка (выс. около 4 м) статуи бога Мина отличаются крайне суммарной обработкой. Тело по существу не моделировано: его части только намечены впадинами или выступами. Так же архаичны и изображения на свисающих с пояса эмблемах Мина: мы видим здесь то раковины, то ряды животных, напоминающих фигурки на гребнях и плитках предшествующего периода. Рельефы на эмблемах Мина явно показывают наличие преемственной связи культа этого бога с древнейшими земледельческими и даже охотничьими культами. Подчеркнутая архаичность и самих фигур Мина, и изображений на их атрибутах была обусловлена назначением этих памятников, являвшихся выражением верований, восходивших к отдаленнейшим представлениям.

Поскольку под шатром в далекой древности действительно сажали укутанный в особый саван труп убитого предводителя племени, естественно, что впоследствии, при смягчении обряда, статуя, заменившая труп, должна была изображать именно сидящего царя. Мы можем проследить, как в течение Раннего царства, с улучшением техники обработки камня и с возрастанием мастерства скульпторов, развивался этот тип статуи — от небольшой грубой статуэтки царя начала I династии с его приземистой фигурой, неправильной формой головы и непомерно большими глазами до монументальных статуй фараона Хасехема (конец II династии), обладающих в общем соразмерными пропорциями, хорошей моделировкой рта, более правильным очертанием глаз.

Скульптура Раннего царства
Статуя Хасехема

Наиболее ранние скульптуры знати создавались по уже имевшимся образцам сидящих статуй фараонов, как это видно на примере небольшой статуэтки вельможи (Берлинский музей), которая датируется началом II династии и считается самой ранней статуей частного лица. С такой датировкой вполне согласуются основные особенности памятника: недостаточное соблюдение пропорций, примитивная моделировка тела и лица и, наконец, своеобразный парик, нехарактерный для скульптур последующего периода. Статуи, посвящавшиеся в храм, иногда изображали дарителя, преклонившего одно колено, как это видно на примере интересной статуи мужчины из храма в Пехене.

В отличии от статуй богов, царей и вельмож, статуйки пленных и слуг различаются разнообразием положений, а зачастую и лучшей трактовкой. Все это вполне разумно, так как скульптор здесь не был так связан требованиями канона и перед ним вставали совершенно другие задачи. Сама необходимость изображать человека связанным или переносящим какой-либо предмет заставляла мастеров находить иные положения для фигур, а требование отразить этнические особенности побуждало внимание к их отбору и тщательной передаче. Аналогичное следует сказать и о статуэтках детей, где требовалась задача показать характерные черты детского тела.

Все это в известной степени облегчалось тем, что такие статуэтки чаще всего изготовлялись из кости, дерева или фаянса, то есть из материалов, легче поддававшихся обработке, чем камень. Именно среди костяных статуэток иноземцев, детей, нагих женщин находим мы лучшие скульптурные произведения Раннего царства поражающую пропорциональностью и изяществом нагую девушку, мальчика с прекрасно переданными особенностями форм тельца ребенка, пленных, женщину с ребенком.

Скульптура Раннего царства
Статуэтка девушки. Кость.

 

Скульптура Раннего царства
Статуэтка женщины с ребенком. Кость.

Однако роль материала в развитии скульптуры Раннего царства не следует преувеличивать; сохранились и хорошие каменные вещи, как, например, известняковая голова иноземца из Пехена, и, наоборот, суммарно трактованные костяные и деревянные фигурки. Поэтому необходимо признать, что, наряду с ростом технических навыков и развитием художественного восприятия, большую роль в развитии скульптуры Раннего царства играло назначение памятников, вкладывавшееся в них содержание, то сдерживавшее поиски мастеров, то, наоборот, требовавшее таких поисков. И тот факт, что но сравнению с сидящими хеб-седными царскими статуями так выделяется известная статуэтка идущего царя, следует объяснять в первую очередь различием не в материале, а в назначении этих памятников.

Скульптура Раннего царства

Статуэтка идущего царя. Кость.

 

Если сидящие хеб-седные статуи воспроизводили посаженное в шатре тело «убитого» правителя, то костяная статуэтка изображает фараона в другой момент обряда — во время одной из процессий, входивших в ритуал праздника.

Здесь перед скульптором стояла задача создать фигуру идущего престарелого правителя, и с этой задачей он великолепно справился: царь показан сгорбившимся от старости, он идет, нагнув голову под ставшей для него уже тяжелой короной Южного Египта; мы точно чувствуем, с каким трудом он передвигает ноги. Прекрасно передано лицо царя с индивидуальными чертами — большим ртом, впалыми глазами и оттопыренными ушами. Узорчатый плащ хорошо облегает фигуру фараона; в крепко сжатых руках царь держит атрибуты своей власти — плеть и жезл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *