Теоретические вопросы        17 ноября 2012        145         0

Сочинения эфиопских летописцев

Книги, которые писались в эфиопских монастырях, были большей частью далеки от жизни народа. Но последний не был безгласен. Он издавна слагал прекрасные песни — героические, поэтические, шуточные, создавал меткие пословицы. Из уст в уста передавались сказки и басни, часто далеко не лестные для сильных мира сего. Одна из этих басен называется «Грешный осел». Вот что в ней рассказано.

Как-то раз настала сильная засуха, и звери решили покаяться в грехах. Первым взял слово сам царь зверей — могучий лев. Он сообщил, что задрал быка. «Это не грех», — хором закричали собравшиеся, которые не хотели с ним ссориться. Затем леопард поведал, что сожрал козла, а гиена — что разорвала на части цыпленка. Но и этих хищников признали совершенно безгрешными, поскольку другие хищники действовали так же, как и они. Последним получил слово осел. Этот вечный труженик рассказал, как однажды хозяин остановил его на дороге, чтобы поговорить с ехавшим навстречу приятелем. А осел воспользовался этим и пощипал немного травки на обочине.

«Это грех, великий грех, — закричали в один голос хищники. — Ты, осел, виноват в засухе», — и тут же растерзали беднягу. Нетрудно понять суть этой басни. Ведь в феодальном обществе труженик всегда оказывался «виноват», а хищник прав.

Здравый смысл трудового народа, его любовь к родной земле, к добру и справедливости проникали и в лучшие произведения письменной литературы Эфиопии. Это особенно заметно в исторических записях и сочинениях летописцев, которые донесли до нас события из истории средних веков.

Для науки особенно ценна рукопись ученого эфиопского монаха Бахрея. Его работа была написана в 1595-1596 годах. Автор удивительно обстоятельно и беспристрастно описал быт, нравы и общественный строй африканского племени галла, которое часто нападало на культурные области Эфиопии. Если бы Бахрей жил в наше время, его назвали бы ученым-этнографом.

В войнах с галла эфиопское войско часто терпело поражения. Летописцы обычно объясняли эти поражения «волей божьей», «наказанием за грехи». Бахрей же, хотя и сам был монах, обошелся в своем сочинении без ссылок на всевышнего. Он указал, что у галла воюют все мужчины, а вот об эфиопах этого сказать нельзя на войну идут далеко не все, многие норовят остаться дома. Среди тех, кто не желал защищать родину с оружием в руках, Бахрей называл прежде всего монахов, потом — землевладельцев и купцов.

Заглянем теперь в историю царствования негуса Галавдема (Клавдия), правившего Эфиопией в середине XVI века и погибшего в бою с врагами своей страны. Автора, который поведал об этом, мы не знаем.

Возможно, что неизвестный историк, преувеличил достоинства Галавдема. Но не в этом дело. Из его сочинения мы узнаем, каким должен быть правитель в глазах эфиопского народа. Летопись была написана как похвальное слово негусу Галавдему. Но вместе с тем она содержит и проклятие народа другим императорам и вельможам, которые грабили и угнетали его. В то время цари феодалы не ставили ни во что простых людей.

Галавдем вряд ли мыслил столь благородно и возвышенно. Но он действительно заслужил признание своего народа, ибо не жалел сил своих в борьбе с иноземными захватчиками. В начале XVI века турки-османы захватили Египет и повели наступление на Эфиопию. К турецким феодалам присоединились вожди некоторых африканских племен. Они вместе опустошали и разоряли Эфиопию.

Император Галавдем был образованным человеком. Он собрал большую библиотеку и — что удивительно — основал парк культуры и отдыха. Отложив на время меч, он взялся за перо и дал достойную отповедь португальским церковникам, клеветавшим на эфиопский народ.

Сочинения летописцев историков и, из которых мы подробно узнаем об этих событиях, долго оставались неизвестными на Западе. Но в конце XVII века появилась «История Эфиопии», написанная немецким ученым Лудольфом. И до начала XIX века в Европе знали об Эфиопии главным образом то, что было сказано в этой книге. Ее перевели на многие языки включая и русский.

Теперь, однако, выяснилось, что знаменитая «История Эфиопии» — произведение не одного только Лудольфа. Немецкому историку помогал его друг — ученый эфиопский монах Григорий, со слов которого Лудольф и познакомился с далекой африканской страной. С его помощью немецкий ученый составил также словарь эфиопского языка. Григорий побывал в Индии, Египте, Италии, по приглашению Лудольфа жил и в Германии. Он, владея португальским языком, научился также итальянскому и латинскому.

В Западной Европе Григорий не восхищался ни роскошными дворцами, ни грозными пушками. Но он пришел в восторг от искусства книгопечатания, которого еще не знали тогда в Эфиопии. С тем большим возмущением отзывался Григорий о всем том вздоре, который печатался тогда в Западной Европе о его родине. Он считал, что всякое печатное слово должно служитть интересам общества и быть правдивым. Эфиопский ученый XVII века понимал задачи печати.

После смерти Григория, который утонул, возвращаясь на родину, в Эфиопии долго не было таких ученых, как он. Почему так получилось? В XVI и XVII веках эфиопы отбили много вражеских нашествий, но побережье Красного моря осталось в руках турецких захватчиков. Сношения Эфиопии с внешним миром стали сходить на нет.

Португальские купцы и монахи оставались в Эфиопии до второй половины XVII века, по-прежнему сеяли там смуты и раздоры. Наконец они до того возмутили эфиопов, что императору Василиду пришлось изгнать их. Боясь новых козней, эфиопы вообще перестали пускать к себе европейцев; страна, отрезанная от моря, замкнулась в себе. Между тем государства Западной Европы быстро шли вперед, учась друг у друга. Эфиопия же отставала в своем развитии.

В XIX веке в Эфиопию снова проникли европейцы. Теперь это были англичане, французы, немцы. Они уже не восхищались ее культурой, как португальцы XVI века. По сравнению со странами Западной Европы Эфиопия стала бедной, слаборазвитой страной.

Но это не значит, конечно, что культурное развитие эфиопов совсем остановилось и они стали дикарями. В середине XIX века негус Федор II собрал в городе Магдала замечательную библиотеку старинных рукописей, где были сочинения летописцев. В 1868 году английские войска, напавшие на Эфиопию, заняли этот город. Захватчики растащили библиотеку. Спрашивается: о какой культуре европейских колонизаторов могла идти речь и, кто показал себя дикарями? В 1895 году Эфиопия подверглась новому нападению — на этот раз со стороны итальянских колонизаторов. Эфиопам удалось получить оружие из России, на помощь им пришли русские офицеры-добровольцы. Враг был разбит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *