Собирательство, охота, рыбалка        06 апреля 2014        55         0

Спор о собаке

Спор о собаке? Да какой же может быть спор, если люди, кажется, знают о собаках все. Какой может быть спор, если специалисты разбираются в собаках до мельчайших тонкостей — берут на учет, например, даже завитки шерсти или выпуклость глаз. Какой может быть спор, если опытный собаковод-любитель способен часами рассказывать о собаках — об их привычках и характерах, об их поведении и вкусах. Да что отдельные люди! Есть о собаках целая наука — кинология (от слов греческих «кинос» — «собака» и «логия» — «наука»), являющаяся одной из древних зоотехнических отраслей. Собакам посвящено огромное количество научных трудов. Тем не менее, споры о самом первом четвероногом друге человека продолжаются.

Конечно, есть и бесспорные истины, с которыми согласны все. Одной из которой есть та, что первым прирученным человеком животным, как раз была собака. Это уже доказано.

Само слово «собака», гораздо старше во многих языках, чем слова, которые обозначают родственников собаки в дикой природе. Древний человек сначала нашел имя своему другу четвероногому. А хищников диких (львов, волков) называл он «большими собаками» и лисиц — «маленькими собаками».

Лишь много веков спустя хищники эти получили свои собственные «имена».

Не лингвистика, конечно, раскрывает главный материал по выяснению истории собаки.

Огромный и очень достоверный материал дают раскопки. По различным предметам, даже частям этих предметов, археологи воссоздают быт людей, живших многие тысячелетия назад.

Палеонтологов интересуют кости животных. Они помогают узнать, какие животные обитали в тех или иных местах, сколько их было, как они выглядели, как менялись на протяжении тысячелетий. И не только это: скелеты и отдельные кости древних животных помогают современным ученым узнать и понять, что в те далекие времена происходило на нашей планете, как менялся климат, растительность, как относились животные друг к другу. И, наконец, раскопки помогают узнать и понять взаимоотношения людей и животных в определенные периоды, помогают узнать, как эти отношения складывались и как развивались.

Особенно богатый и ценный материал ученым дают раскопки в тех местах где были стоянки далеких наших предков. А о взаимоотношении людей и животных рассказывают большие — иногда высотою в несколько метров, шириной в десятки метров и длиной в сотни метров — плоские холмы. Ученые называют такие холмы «кухонными кучами». Это действительно свалки в основном остатков еды древних людей. Такие «кучи» могут рассказать об очень многом. Например, величина их говорит о длительности стоянки человека в этом месте, содержимое — о роде занятий (охота, рыболовство), осколки каменных ножей и топоров, черепки посуды — о быте древних людей. Но главное, «кухонные кучи» довольно подробно рассказывают о животных.

Огромное количество костей говорит ученым о том, какие животные первобытному человеку служили пищей, какие звери жили в то время в этих местах, каких больше было, каких меньше.

Среди костей в «кухонных кучах» много и собачьих. Кажется, чего проще: определить возраст костей собачьих (а это современная наука умеет делать очень точно), и становится ясным — столько тысяч лет назад жила собака рядом с человеком.

Но где гарантия, что найдены кости именно прирученной собаки, а не волка или не шакала, убитого охотником и съеденного в то время, когда других животных почему-либо не удалось добыть?

Ответ дали опять-таки кости. Ученые обратили внимание, что большинство костей крупных животных, так же как и черепа, были раздроблены, расщеплены: первобытный человек поедал не только мясо убитых животных, но и мозг.

Но вот среди костей раздробленных находить стали и целые. Это были кости собак. Выходит, можно предпологать, что в какое-то время перестали ради мяса убивать собак. Предположение это подтверждалось и таким открытием: некоторые кости животных имели следы от зубов не только человека но и собаки. Человек, видимо, уже кормил собаку, с ней делился своей едой.

Находки, которые пролили свет на происхождение собак, возраст имеют 8—10 тысяч лет. Здесь то и напрашивается вывод: собака была одомашнена примерно 8—10 тысяч лет назад.

Не только кости говорят в пользу этого вывода. Известно, что именно в это время, 8—10 тысячелетий назад, в истории человечества произошло великое событие — изобретены были лук и стрела.

Теперь человек стал чувствовать совсем себя по другому: не надо было уже ему к чуткому зверю подкрадываться осторожно, чтобы оглушить дубинкой, не нужно часами ждать, чтобы птицу подкараулить и схватить, не надо было от случайности зависеть — попадет ли зверь в ловушку или ловчую яму. Люди уже могли зверя бить на расстоянии, легче становилось обеспечивать себя и племя едой.

Однако возникали другие трудности. Например, с большого расстояния раненное животное легко могло в лесу укрыться, спрятаться в пещере или кустах, и человек его след просто терял. Незаменимым помощником тогда была только собака.

Спор о собаке

Может быть, вот такого беспомощного, испуганного волчонка и принесли наши далекие предки в свою пещеру.

Однако у этой строгой, казалось бы, логично обоснованной и вполне доказательной теории слабое место одно все же имеется. Находимые кости в разных местах, имели сильное отличие друг от друга, то есть они явно принадлежали совершенно разным собакам. До недавнего времени это так объяснялось: произошли собаки не от одного предка, а от разных — одни от волков, другие от шакалов. Так как волки, а особенно шакалы имеют много разновидностей, то и собаки получились очень разные, тем более что собаки, уже прирученные, с волками и шакалами продолжали скрещиваться.

Это убедительное объяснение, и оно, казалось бы, не противоречит никак тому, что собаки одомашнены были 8—10 тысячелетий назад.

Приняв эту теорию, мы сразу же сталкиваемся с вопросами новыми.

Например, с таким: как могли люди шакала приручить и одомашнить (предполагалось, что собаки, у которых были найдены кости, имеют происхождение от шакалов), а шакалы в те времена (то есть 8—10 тысяч лет назад) в тех местах не водились?

Выходит, сюда собаки пришли, сопровождая человека? Видимо это так. Но ведь они могли прийти только уже одомашненными: вряд ли дикий зверь пошел бы за человеком на большое расстояние.

Отсюда очевиден вывод: на новые места собака с человеком пришла и уже прирученной, уже став другом или членом семьи. Другими словами, собаки, жившие в человеческих стойбищах, кости которых мы находим сейчас в «кухонных кучах», приручены были гораздо раньше.

Ну а когда же?

Ответа на этот вопрос не было. До тех пор не было, пока однажды, учитель Савенков, гулявший по Енисейскому берегу Енисея вблизи Красноярска, случайно не забрел на небольших размеров возвышение, местными жителями называвшееся Афонтовой горой. Его внимание привлекла пещера. Он разобрал заваленный вход. В пещере обнаружил массу предметов, дающих право утверждать о том, что здесь когда то была стоянка древнего человека. Было там и много костей. Учителю дна из костей показалась похожей очень уж на собачью. Однако определить точно он сам не мог: это ведь могла быть и кость волка.

О своей находке Савенков сообщил ученым. Те заинтересовались, тщательно ее исследовали и подтвердили: да, найдена кость собаки.

Та находка сенсацию произвела. Возраст человеческой стоянки в пещере Афонтовой горы был определен как 16 тысяч лет. Выходит, 16 тысяч лет назад уже с человеком рядом жила собака!

Находка сильно поколебала уверенность ученых в том, что служит собака человеку 8—10 тысячелетий. А когда после сибирского открытия аналогичные были сделаны на Кавказе и в Крыму, во Франции и в Дании, где в стоянках, примерно такого же «возраста», что и на Афонтовой горе, так же найдены были кости собак, уже мало кто сомневался в «сроке службы» собаки человеку.

И все-таки были люди, не соглашающиеся с тем, что собака уже 16 тысяч лет «ходит» в домашних животных. Одним из таких был знаменитый австрийский ученый Конрад Лоренц.

Позже были лучше изучены стоянки человека древнего в Европе, а частично и в Азии. Тогда основными сведениями о том времени, когда была приручена собака мы располагали исходя из этих раскопок.

А ведь считалось, что древнейшими центрами по приручению и одомашниванию животных были — Юго-Западная Азия и Северная Африка.

Придерживаясь того, что в различных местах земли собаки появились друг от друга совершенно независимо, ученые и пришли к выводу, что и предков они имели разных. А находки археологов, подтверждающие, что уже 3—4—5 тысячелетий назад в различных местах нашей планеты жили собаки разных пород, еще больше укрепили ученых в мнении, что предки у собак разные.

Волков, шакалов, койотов, лисиц считали предками собак. Аристотель, когда описывал собак Древней Греции, считал, что в их происхождении участвовали и тигры. Затем лисы, койоты, гиены были отброшены, остались лишь волки и шакалы. За эту теорию ученые держались. И, в общем-то, не без оснований. Они полагали, что не могли столь разные породы произойти только от волков — во всем мире волки слишком друг на друга похожи. А шакалы, напротив, отличаются разнообразием. Если же учесть, что первые домашние собаки часто скрещивались с шакалами и волками и давали потомство, то это был еще один аргумент в пользу шакалов. Кроме того, собачьи кости, находимые в Европе, больше на кости шакалов, чем на кости волков.

«Так было долгое время, пока ученые не пришли к твердому выводу: ни одно животное домашнее, и собака в том числе, произойти не может от двух, и от нескольких предков тем более. Сейчас общепризнанным можно считать, что собака домашняя происходит от волка, причем только от него именно, то есть исключается совершенно происхождение ее от двух предков», писал ученый советского времени К. Фабри.

Однако были еще ученые, придерживающиеся прежней точки зрения, хотя большинство пришли к заключению: собака — потомок волка.

Вывод этот со всей очевидностью подтверждается исследованиями американского ученого Дж. Скотта. Он установил, что у собак имеется 90 основных характерных черт поведения. Из них минимум 71 подобная же черта имеется у волка. А у шакалов с собакой общих черт меньше гораздо. В частности, лай и вой собак и волков довольно схож, лай и вой собак и шакалов очень отличается.

Но у сторонников теории «шакал и волк» есть веский аргумент: разнообразие, многообразие и, главное, непохожесть пород.

У противников этой теории контраргумент: все эти породы сознательно или интуитивно выведены людьми.

Сторонники теории «шакал — волк» не сдаются: невозможно создать таких одинаковых животных от одного предка. Их противники отвечают: выведение пород происходило в течение веков, причем многих. За это время можно сделать чудеса. Ведь создали же англичане почти двести лет назад удивительную породу эрдельтерьеров. А думал ли Людвиг Доберман (немецкий колбасник), что его имя увековечит порода собак, выведенная им?

Сказать сложно, мечтал ли он о славе собственной или же о славе им выведенной породы. Если о славе породы, то он своего добился: доберман-пинчер — красивая и смышленая собака, со многими качествами, как для служебной, так и сторожевой собаки. А ведь эта порода создана искусственно и представители этой породы ни на кого не похожи!

А разве не создавались новые породы, совершенно на другие не похожие породы собак в прошлом веке? Достаточно сказать, например, о черном терьере, выведенном собаководами. Сильная, отважная, выносливая, она имеет все качества для сторожевой службы.

Могут возразить, что у тех, кто вывел эрдельтерьера, вывел добермана, и у тех, кто создал черного терьера, был, как говорят селекционеры, «материал». Верно. Но ведь и у первых селекционеров, которые начинали сознательно или интуитивно выводить собак, какой-то исходный материал все-таки имелся. Конечно, материал не богатый.

Но ведь очень медленно и породы создавались, в течение веков.

Однако, прежде чем выводить породы, человек все-таки должен был приручить собаку, то есть волка. А может быть, шакала?

Рано или поздно будет, очевидно, решен спор и о том, когда человек собаку приручил.

А вот будет ли решен спор, как это могло произойти?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *