Техника живописи и скульптурные приемы        28 марта 2013        68         0

Статуи Древнего царства

В Египте очень рано развился обычай мумифицировать тела умерших, предохранять их разными способами от разложения. Уже при второй династии способ мумификации применялся, развиваясь постепенно в сложную систему. Но и мумификация не гарантировала полной сохранности тела, без наличности видимой формы, невозможно было переживание двойника – «Ка» человека. Поэтому также рано, вероятно, как мумификация, возникает обычай делать из камня портретную голову покойного, или целую статую его. Эти скульптуры сопровождали покойного в могилу, их тщательно скрывали в «сердабах», тайниках гробниц, и их назначение было — заменить тело в случае его повреждения. «Вечным горизонтом» называл египтянин могилу на западной берегу Нила, где по вечерам закатывалось солнце, и вечности должны были служить заупокойные статуи так же, как и те, которые посвящались в храм, где в их лице покойный должен был пребывать вечно в присутствии божеств. Отсюда понятно искание твердых, вечных материалов для этих скульптур и применение гранитов, кварцитовых песчаников, едва поддающихся сверлу, диоритов, известняков и шиферов, которые заменяют собою глину и слоновую кость додинастических скульптур.

Мы отмечали уже характерные особенности египетской скульптуры, поэтому повторяем лишь вкратце сказанное и уясним себе, какие черты присущи именно Древнему царству. Так как заупокойная статуя могла быть по средствам только царям или лицам состоятельного класса, т. е. людям, дорожившим своим общественным положением, то конечно и заупокойные статуи должны были отмечать ранг, или профессию покойного. Царь изображается сидящим на троне (Хасехемуи, царь 2-ой династии, Хефрен, фараон 4-ой династии) в пшенте (двойной короне), или в клафте — царском головном платке, со священной змеей спереди, надо лбом, или стоящим в короне Верхнего Египта, в царском препоясании, с булавой в руке, рядом с троном богини, которая его обнимает за талию жестом любящей матери, как на статуе Микерина. На плечи и тело жреца накинута обычная шкура пантеры (статуя жреца в Лейденском музее), многочисленные статуи и статуэтки вельмож и их жен отмечены торжественными париками, пышными прическами и препоясанием людей достаточного класса, — укажем попутно на большую важность знакомства с формами одежды разных эпох, особенно париков и женских причесок, позволяющих довольно точно датировать вещи.

В Египте высоким почетом пользовалось звание писца. «Нет сословия, которое не было-бы управляемо, — только ученый правит сам»; поэтому «стань писцом, чтобы руководить всеми людьми», так как должность писца — «великая должность, его письменный прибор и свиток папируса приносят удовольствие и богатство», — поучают египетские мудрецы. Поэтому, наряду со статуями вельмож и царей, имеет развитие тип сидящего писца за работой, со свитком папируса на коленях как обычно.

Но какое-бы лицо ни изображалось, поза его должна была отвечать двум требованиям: она должна быть благопристойной и должна быть, если можно так выразиться, удобной, так как статуя — замена тела для вечности. В силу этого, разнообразие поз невелико. Мы знаем в глубокой древности ставшую классической фигуру сидящего на троне царя (Хасехемуи). Правая рука его, сжатая в кулак, покоится на правом колене, левая согнута в локте и спокойно лежит, прижатая к нижней части груди. Эта поза, выработанная Древним царством, становится обычной для всякой сидящей фигуры. Видоизменения допускаются только в деталях, — кулак правой руки может быть разжат, и она может лежать на колене ладонью, левая рука может быть наоборот сжата в кулак и поднята несколько выше; положение рук может быть и обратным — левая на колене, правая на груди. Стоящая фигура мужчины изображается всегда в позе шага, левая нога всегда выдвинута вперед, руки или свободно висят вдоль тела, или одна из них, обычно левая, опирается на посох. Женские фигуры стоят обычно с ногами сомкнутыми, правая рука опущена вдоль тела, левая, лежит спереди на талии. Писец сидит обычно, скрестив ноги, на земле, левой рукой придерживая за край лист папируса, правой сжимая воображаемое перо.

Очень рано стали изображать семейные группы, первоначально чисто механически соединяя две отдельные фигуры тем, что муж и жена держатся за руки у стоящих статуй. Иногда муж сидит, а жена стоит несколько сзади, положив руку на плечо мужа, а другой, придерживая его слегка за верхнюю часть руки. Иногда муж и жена сидят рядом, и жена обнимает мужа за плечи. В некоторых случаях муж сидит в кресле, а жена, гораздо меньше его ростом, сидит у ног его, обнимая за одну ногу. Здесь мы вступаем опять в полосу египетских условностей: главой дома в данном семейном союзе является мужчина (не в психологическом смысле слова, а в чисто бытовом — жена по брачному контракту могла в Египте занимать место равное с мужем, могла, однако, стоять и в подчиненном положении), поэтому он ростом вдвое или втрое выше жены; точно так же не должно нас смущать, что обнимающая за плечи мужа рука женской статуи гораздо длиннее другой руки, нормально длинной, — художнику надо было связать две фигуры в группу, и он достигал этого за счет анатомической правильности.

Многие характерные подробности диктовались художнику материалом, твердейшими каменными породами. Голова сидит на плечах иногда почти непосредственно, почти без шеи, промежутки между руками и телом и между ногами не высверлены, кулак тоже не высверлен, и эти части оставшегося камня условно закрашиваются в цвета пустоты. Нельзя было отделить руку от тела на каменных статуях, идущих и опирающихся на посох (статуя Сепы), поэтому эта рука прижата к груди, а палка поставлена между ног — поза, которая при малейшем шаге заставила бы живого идущего, человека свалиться.

Камень, прямоугольная каменная глыба, в сильной степени повлияла на несомненный геометризм египетской скульптуры, наряду с требованиями заупокойного культа.

Ничего случайного, ничего мгновенно-пролетающего; нет места изображению настроения на статуях Древнего царства, нельзя также изображать дряхлость старика, или беспомощность ребенка, — ведь статуя заменяет тело, и от художника зависит, будет ли это тело в вечности дряхлым, слабым, или же телом человека во цвете лет. Скульптор не старается подметить случайные черты своей натуры, он проделывает, так сказать, математический расчет, суммирует все черты, присущие данному человеку, и выводит из них среднее. При этом сразу выявляются черты прямой зависимости египетской скульптуры Древнего царства от голов, клавшихся в гроб, как замена головы мумии, — внимание художника при отделке статуи обращено целиком на голову. Из базы, пьедестала, часто грубо обработанного, с неровной поверхностью, вырастают ноги, которым скульптор уделяет сравнительно мало внимания; они часто напоминают цилиндры, которым слегка придана форма человеческой ноги. Больше внимания уделяется телу, рукам, часто отлично отделанным, и весь интерес сосредоточивается на отделке головы, которой стараются придать наибольшую выразительность, и путем раскраски, и путем вкладывания (инкрустирования) глаз из другого материала; укажем попутно, что к тому же способу оживления лица прибегала и месопотамская скульптура. Одной из характерных в данном отношении вещей может служить известняковая статуя писца.

Статуи Древнего царстваСтатуя писца эпохи Древнего Царства.

На плинтусе, прямоугольном спереди, сидит со скрещенными ногами писец. Вся фигура точно вписана в ясно ощущаемые геометрические формы: горизонтально положенный удлиненный прямоугольник ног, в котором линии самых ног образуют диагонали, вертикальный прямоугольник тела, с чудесно обозначенными анатомическими деталями (складки груди, ключицы), точно повторяющими диагонали ног, шар головы, венчающий комплекс прямоугольников тела. Если мы проведем воображаемые линии от плеч, вплотную мимо головы, то линии эти, скрестившись как раз над центром темени, дадут очертания пирамиды, — прямоугольники, поставленные друг на друга, образуя ряд уступов, и пирамида, венчающая их, схема этой статуи 5-ой династии повторит нам точно фетиш в храме фараона Неусера (5-ая династия) — обелиск солнца, — связь скульптуры с архитектурной формой неразрывно крепка.

В эту странную архитектоничную форму как бы вписано человеческое лицо, живыми, ясными глазами глядящее навстречу зрителю. Широкие крепкие скулы немолодого человека, отяжелевшая от сидячей, канцелярской работы, условная приветливость подчиненного, готовность в любую минуту приступить к исполнению обязанностей, дающих возможность этому «ученому насыщаться благодаря своей учености», почетных и потому ценных для сохранения даже для потустороннего мира.

На статуе Луврского писца, несмотря на то, что она из хрупкого известняка, пространство между руками и телом высверлено. Это обстоятельство, так же, как глаза, инкрустированные белым арагонитом и горным хрусталем с цветной подкладкой, заставляет датировать се эпохой не ранее пятой династии.

В это время достигнута уже высшая точка цветения Древнего царства. Усиленная раздача земель в награду служилому классу успела подорвать силу фараонов, опиравшихся именно на земельное богатство. Знать все больше чувствует свое значение, и роскошь, присущая царскому двору, становится достоянием и вельмож. Камень уже не вполне удовлетворяет художественным запросам, и скульптор 5-6-ой династии охотно прибегает к дорогому дереву. А дерево, мягкое и пластичное, в свою очередь, делает возможным разрешение тех художественных задач, которые казались неодолимыми для 3-ей и 4-ой дин.

Статуи Древнего царстваДеревянная скульптура Древнего Царства.

Движение становится свободнее, и, сохраняя в силе основной канон человеческой фигуры, художник отделяет у стоячей фигуры руку от тела и ставит посох в нормальное положение. Дерево не допускало работы из одного куска, поэтому и ноги, отделенные друг от друга, делают более широкий шаг. В свою очередь, деревянная техника заставляет там, где это возможно, переносить на камень ее навыки. Отсюда проистекают особенности статуи Луврского писца.

Для царских статуй охотно применяют металл: статуи фараона Пиопи I и его сына сделаны из медных кованых листов, нашитых на деревянную основу. Ковкий металл, так же как и дерево, допускал и большую свободу движения и более тонкую многоцветность, путем комбинировании других материалов: на статуе Пиопи головной убор и препоясание были, вероятно, сделаны из драгоценного материала, а глаза были инкрустированы, подобно Луврскому писцу или деревянному «старосте».

Наряду с деревянной и металлической пластикой, конец Древнего царства дал нам еще богатый набор статуэток, из дерева и др. материалов, изображавших слуг, челядь вельмож. Если каждая заупокойная статуя связана тесно с определенным лицом, то эти мелкие статуэтки изображают не какого-нибудь определенного слугу, а слуг вообще. Они не портретны, а типичны. Собственно говоря, эти статуэтки не что иное, как оторвавшиеся от стен слуги росписей и рельефов, за тем исключением, что в рельефе мы видим и крестьянина за его обычной работой, а здесь перед нами только дворовые, личные слуги знатного чиновника, вельможи, придворного. Обязательные для этих последних позы не обязательны для слуг. Они могут сидеть на корточках, защищая лицо от жара костра, они тащат на спине чемодан господина, или куль с зерном на мельницу, они месят солод для пива, или мелют зерно на ручной мельнице, они на полном бегу поворачивают голову назад, выслушивая приказания господина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *