Полевые археологические исследования        07 декабря 2012        129         0

Сведения письменных источников

Свидетельства письменных источников о физическом типе древних народов до сих пор никем еще не суммированы. Нет такой сводки и о древних народах на территории России. Между тем (в ряде случаев сведения, извлеченные из письменных источников, служат единственной информацией о физических особенностях того или иного народа и при отсутствии палеоантропологических материалов представляют собой основную базу для антропологических выводов. Да и при наличии палеоантропологических материалов они могут быть эффективно использованы, так как в них часто отмечаются характерные особенности пигментации — признак, на черепе, как известно, неопределимый, плохо определимый и в случае находок остатков волос. Следует специально подчеркнуть и широту географического и этнического охвата письменных источников — авторы сообщают обычно не о физическом типе того народа, к которому они принадлежат сами, а о физических признаках соседних народов. Таких народов обычно несколько, почему и оказывается возможным обычно из одного источника получить сведения сразу о двух-трех народах, а при многочисленности источников — взаимно проконтролировать их.

Сведения письменных источников о физическом строении древних народов могут быть разделены по своему характеру на две категории: первая — сообщения об антропологическом типе народа в целом, вторая — сведения о каких-то деталях антропологического облика, резко выделяющих данный народ среди других и бросившихся в глаза автору сообщения. Разумеется, и то и другое излагаются не в современных терминах, чаще всего в противопоставлении с теми физическими особенностями, которые характерны для самого автора и его соплеменников, поэтому и интерпретация таких сведений требует некоторых усилий. В «Истории агван» армянского историка Моисея Каганкатваци, написанной в X в., но содержащей компиляцию сведений более раннего времени, кратко описывается поход хазар в Закавказье. Последние представлены в виде «безобразной, гнусной, широколицей, без ресничной толпы». Совершенно очевидно, что здесь в утрированной форме представлено описание внешнего вида монголоидов, который народам Закавказья должен был казаться особенно странным. Палеоантропологические исследования подтвердили эти сообщения письменного источника и показали, что в составе хазар был значительный монголоидный компонент.

В качестве примера важности сведений древних источников о каких-то наиболее выделяющихся внешних признаках и успешности их использования в современном историко-антропологическом исследовании следует упомянуть сообщения китайских летописей о динлинах — народе, жившем где-то в степях Алтае-Саянского нагорья на рубеже новой эры или несколько раньше. Согласно этим сообщениям, динлины отличались светлыми волосами и глазами. В древней китайской письменности понятия «светлый» и «голубой» для глаз, «светлый» и «рыжий» для волос выражаются одинаковыми иероглифами. Поэтому в некоторых переводах с китайского динлины стали фигурировать как голубоглазый и рыжеволосый народ. Но как бы ни переводились с китайского слова, характеризующие пигментацию динлинов, ясно одно — в составе монголоидов не могло появиться такой группы, речь должна идти о народе, относящемся к европеоидной расе и, следовательно, генетически связанном с Западом. И последовавшее в дальнейшем накопление палеоантропологических материалов подтвердило показания древних источников — за несколько веков до новой эры и на рубеже ее в степях Алтае-Саянского нагорья жили люди татарской и таштыкской археологических культур, хотя и содержавшие в своем составе небольшую монголоидную примесь (тагарцы — меньше, таштыкцы — больше), но в целом относившиеся к европеоидной расе.

Однако полно суммируя все сведения о физическом типе древних народов, содержавшиеся в письменных источниках, антрополог должен постоянно помнить об осторожности их интерпретации. Примером того, к чему приводит некритическое отношение к источникам, может служить вывод, сделанный сначала на основании китайских летописей в только что разобранном случае, писали не о народе европеоидной расы, а о народе северной ветви европеоидной расы, упустив из виду, что речь может идти не о рыжих и голубоглазых людях, а просто о некотором посветлении пигментации по сравнению с самими китайцами (ведь это одни из самых темноволосых и темноглазых народов земного шара). Изучение антропологических особенностей современного населения Алтае Саянского нагорья, палеоантропологии Южной Сибири, истории ее народов показало, что о следах северной расы и, следовательно, о реальных генетических контактах с населением северных районов Европы нельзя говорить сколько-нибудь определенно. В то же время контакты с южными районами Европы гораздо более ощутимы — а их достаточно, чтобы объяснить более светлую пигментацию у тагарцев или таштыкцев по сравнению с древним населением Китая.

Другой пример — пытались объяснить посветление пигментации у современных болгар в области Родоп специфической связью их с фракийцами. При этом опирались на сообщения греческих и латинских авторов о том, что фракийцы отличались светлой пигментацией. И здесь не учитывается, что они казались светло-пигментированными грекам и римлянам — самым темным из народов Европы. Сообщения о светлой пигментации фракийцев на самом деле могут подразумевать лишь тенденцию к некоторому посветлению пигментации, а это с антропологической точки зрения далеко не одно и то же. Сближение болгар области Родоп с фракийцами представляет собой этногенетический вывод существенного значения, а основание для этого вывода небезупречно, и покоится он лишь на недостаточно критической интерпретации письменных источников. Кстати сказать, сам факт некоторой депигментации болгар области Родоп гораздо удачнее объясняется изоляцией их в горной местности и, как следствие этого, генетико автоматическими процессами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *