Техника живописи и скульптурные приемы        03 сентября 2012        68         0

Темы и сюжеты

Темы и сюжеты гробничных рельефов и росписей остаются в основном прежними, но встречается и новые сцены. Создаются новые разновидности военных сцен, значительно увеличивающихся по количеству, что стояло в связи с войнами фараонов XX в. до н. э. Возникает и такой сюжет, как приход иноземцев.

Темы и сюжеты

Приход азиатов. Роспись из гробницы номарха Хнумхотепа

Решаются по-новому изображения семейных групп. Мы видим мужа, обнимающего жену, родителей, обнимающих сына, мужа, который идет держа за руки жену и ребенка, мать, ведущую ребенка, жену, обеими руками обнимающую мужа, отца или мать, держащих ребенка на коленях или на руке, кормящих матерей.

Появление третьей группы сюжетов в рельефе и росписи Среднего царства было вызвано изменениями в религиозных представлениях египтян в период между Древним и Средним царством. В частности, распространение культа Осириса среди широких слоев населения, естественно, обусловило и отражение новых представлений и обрядов на стенах гробниц и на заупокойных стелах.

Четвертая группа новых сюжетов возникла в итоге изменений и нововведений в различных отраслях производства этого времени.

Сравнительный анализ памятников удобнее начать с сопоставления сцен, изображающих один и тот же сюжет. Мы остановимся сначала на сценах охоты в пустыне, что позволит нам сопоставить их с аналогичной сценой из гробницы везира Антефокера.

Несмотря на большое стилистическое разнообразие, некоторые элементы знакомой нам композиции воспроизводятся, за отдельными исключениями, на всех памятниках. Так, теперь почти постоянно показан загон: подражая царскому двору, местные владетели подчеркивают распространение и на них привилегий охоты в загоне. Пустыня трактуется так же, как в сценах охоты Сахура. Продолжают повторяться и некоторые группы зверей: гиена, пытающаяся освободиться от стрелы, бык, стрелами пронзенный и падающий у ворот загона (у Хнумхотепа), собака, загрызающая опрокинутую газель или антилопу (у Сенби и др.), лев, схвативший морду быка (у Птаххотепа в Древнем царстве и у Сенби в Среднем), собака, хватающая животное за заднюю ногу (повсюду, равно как и парные козы, газели, антилопы и буйволы); собака, вцепившаяся в загривок антилопы, имеется у Птаххотепа в Древнем царстве, а схватившая таким же образом барана, газель и козу — у Сенби в Среднем царстве. Наряду с этими главными фигурами зверей, наполняющими загоны и являющимися непосредственными объектами охоты, повторяются и фигуры зверей, внесенных для оживления пейзажа.

Однако, несмотря на сохранение отдельных элементов, рельефы и росписи гробниц Средних номов имеют крупные принципиальные отличия и от памятников Древнего царства, и от современного им официального искусства.

Наиболее замечательным является изображение охоты на стене гробницы Сенби, номарха 14-го нома в первой четверти XX в. до н. э.

Темы и сюжеты

Охота номарха Сенби. Рельеф из гробницы номарха Сенби

Вся сцена поражает большой свободой и правдоподобием. Так, существенным отличием является иная композиция загона. Параллельных рядов здесь уже нет: пустыня представлена в виде холмистых линий, расположенных на различных уровнях, и фоном для всех зверей служат песчаные холмы, а не небо, как это бывало раньше.

Очень интересны фигуры самого номарха и его спутника. Сенби, стреляющий из лука, поставлен на обычном месте слева от загона, однако его поза гораздо живее и естественнее: вместо традиционного условного изображения вельможи, который, не целясь, пускает стрелу, Сенби как бы на бегу остановился и, на левую ногу опираясь, целится в животное, прежде чем спустить тетиву. Художник рискнул даже изобразить стрелу, пересекающую лицо номарха, тогда как обычно она чисто условно проходит за головой стреляющего вельможи или царя. Спутник Сенби дан одного с ним роста, что ранее не встречалось.

Общему реалистическому характеру сцены соответствует и одежда охотников: вместо традиционного парадного одеяния — складчатого передника, широкого ожерелья и парика или короны (в зависимости от ранга), — в котором изображался охотящийся фараон или вельможа и которое фактически он в таких случаях не надевал, на Сенби и его спутнике мы видим одеяние воина-охотника, гораздо лучше приспособленное для быстрых движений и бега.

Не менее интересна сцена охоты в гробнице Тхутихотепа, номарха Заячьего, 15-го нома в конце XX и начале XIX в. до н. э. Номарх, видимо, уже старый, не принимает здесь непосредственного участия в охоте: закутанный в большой полосатый плащ, опираясь на посох, он наблюдает за происходящим в загоне.

Темы и сюжеты

Охота номарха Тхутихотепа. Рельеф из гробницы Тхутихотепа

Хотя расположение зверей внутри загона дано обычным образом — параллельными рядами, однако в отдельных местах однообразие такого построения нарушается (см., например, левый край шестого ряда сверху или холм с кустами и ежом в третьем). Охотники, вооруженные лассо, луками и стрелами, находятся в самом загоне. Трое из них, как это видно по надписям, являются сыновьями Тхутихотепа — Шемсуэмхауф в четвертом ряду сверху, Сенусертанх и Нехери в пятом ряду. Отдельные звери и охотники даны в новых положениях: таковы умирающий бык в нижнем ряду и охотник, который под ногами у прыгающего быка привязывает к колышку конец лассо (верхний ряд слева). Следует указать также на отсутствие ряда тех обычных групп зверей, ставших уже обязательными штампами, которые мы видели так часто в других гробницах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *