Путешествия и открытия        18 августа 2012        56         0

Тмутаракань

tmutarakaniПредставь, что мы перенеслись на девятьсот лет назад. На купеческом корабле мы подплываем к Тмутаракани. На высоком обрывистом берегу видны четкие контуры крепостных стен и башен. У восточной стены пологий спуск к морю, — здесь пристань и торжище. Вот мы уже пробираемся сквозь разноязычную толпу славян, касогов, персов, алан, хазар, собравшихся продавать и покупать или просто потолкаться, посмотреть на изделия здешних мастеров и на заморские диковинки.

Добравшись до перекидного моста над широким рвом с водой, мы минуем дремлющую в тени ворот стражу и входим в узкую улицу, вымощенную серым плитняком .

Стены одноэтажных саманных домиков тщательно выбелены. У некоторых из них крыши из черепицы, большинство же крыто камкой — морской травой, которую и поныне в изобилии выбрасывает на берег прибой.

Дома тмутараканской знати сложены из крупных, хорошо обтесанных серых камней. Высокие саманные заборы отделяют эти дома с примыкающими к ним дворами от тесно жмущихся друг к другу лачуг простолюдинов.

Как в любом городе любой эпохи, на улице играют дети. Навстречу нам попадаются женщины, несущие на плечах высокие узкогорлые кувшины с водой. Руки женщин унизаны разноцветными стеклянными браслетами.

Мы выходим на центральную площадь, где стоит церковь, построенная по повелению тмутараканского князя Мстислава в 1023 году. А вот и княжеский дворец. Стража не пустит нас осмотреть его, но мы поднимемся на звонницу церкви и оттуда полюбуемся живописной панорамой города. Сверху хорошо видно, что линии оборонительных сооружений образуют фигуру, подобную трапеции, большим основанием обращенную к морю, а меньшим — к широкому озеру, созданному искусственно, с помощью плотины. Это водохранилище надежно прикрывает город с юга и питает водой рвы у восточной и западной стен. За озером виден монастырь, в котором около семи лет жил знаменитый летописец Никон.

Город выплеснулся за пределы крепостных стен. С востока и с запада н ним примыкают посады ремесленников.

Если посмотреть на север, то мы увидим зеленовато-голубые волны пролива и полоску крымской земли, где в ясный день можно различить очертания города Корчева — древней Керчи. Расстояние до него измерил князь Глеб по льду, когда однажды пролив замерз. Вышло 14 тысяч саженей.

Однако спустимся со звонницы и посмотрим поближе на оборонительные сооружения города, если нам удастся это сделать незаметно для стражи.

Вот мы и у стены. Она поставлена на высоком земляном валу. Над мощным, каменным панцырем возвышается сырцовая кладка семиметровой толщины. По гребню ее идут деревянные городни с башнями. Нелегко взять штурмом такие укрепления, особенно когда из многочисленных бойниц сыплются стрелы и льется кипяток.

Не пройти ли нам теперь в одну из ремесленных мастерски? Вот жилище гончара. Рабочая площадка находится рядом с домом, под легким навесом. Здесь работают отец и два сына. Один из сыновей месит ногами глину, добавляя в нее толченые ракушки, второй возится около горна, раздувая мехами жар. Отец сидит верхом на невысокой скамеечке и вращает ногами круг. Руки его быстро лепят из куска глины стройный сосуд.

Хорошо было бы посмотреть работу других ремесленников, но мы, кажется, не успеем. Уже вечереет, по улицам гонят скот, городские ворота скоро закроют. Нам следует, не мешкая, вернуться обратно в наш век …

Мы пробыли в Тмутаракани всего один день. Но представь себе, что, углубляясь в слои древних отложений, ты имеешь возможность проследить жизнь города на протяжении многих столетий: видишь, как меняется планировка города, как развивается и совершенствуется материальная культура людей, как жизнь их нарушается грозными событиями – нападениями врагов, пожарами, наводнениями.

Сколько кропотливого труда скрыто за каждым археологическим открытием! Три года велись поиски следов той церкви, со звонницы которой мы мысленно любовались городом. Прошлое восстанавливается буквально по крохам: по остаткам фундамента, осколкам посуды, щепоткам золы и кусочкам угля, бережно освобожденным из-под многих тонн земли. Все это с величайшей осторожностью очищается, реставрируется. Зарисованные и сфотографированные памятники на зиму заботливо обкладывают травой и засыпают, чтобы их не попортили весенние воды. Летом археологи возвращаются. Так постепенно оживает погребенная в земле история целых народов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *