Техника живописи и скульптурные приемы        03 июня 2013        78         0

Традиции древнерусской иконописи

В XVII веке в Прикамье развивалась иконопись «строгановской школы», отличавшаяся изяществом изображений, изысканностью исполнения. Появились в ней и мастера с иными художественными интересами, яснее выражавшие влечение к жизни, сильнее развивавшие реалистические начала. Эти мастера создали в местном крае ряд оригинальных произведений. Работавший в Соликамске иконописец Ф. Е. Зубов выдвинулся в первостепенные московские мастера. В Прикамье из Москвы ввозились произведения лучших русских художников второй половины XVII века — Симона Ушакова, И. Максимова и др. В конце XVII — начале XVIII века в Соликамске образовался выдающийся архитектурно-художественный комплекс каменных зданий (воеводский дом, два собора и др.). Исполняя соликамское «Распятие», скульптор исходил из выразительного образца, созданного в древнерусской иконописи. Но резчик не остановился на слепом подражании этому образцу. Он выказал прекрасное понимание возможностей скульптуры. Глубокие пластические замыслы, изощренное мастерство, большое творческое горение привели его к созданию оригинальной высокохудожественной скульптуры.

Показателен пример изменения в фигуре положения лица. В иконописных работах лицо обычно открыто зрителю. В скульптуре же, в связи с поворотом головы влево, виден только профиль. Такое силуэтное очертание мертвого лица создавало большую обобщенность образа.

В местной скульптуре XVII века не был еще достигнут тот уровень пластики, когда лицо передает внутреннее состояние, эмоции изображаемого. Плоские лица, с рельефом только носа и лба, обращают на себя внимание во фронтальных изображениях фигур.

Таковы две скульптуры второй группы работ XVII века, отличающиеся объемностью построения и своеобразием решений. Это — «Никола Можай» из села Покчи и «Параскева-Пятница» из села Ныроба. Фигура первого достигает значительной объемности (с кистями рук она отступает на 44 сантиметра от фона), выпуклость второй тоже ощутительна. В обеих скульптурах характерны также неподвижная прямая постановка фигур и плоскостность форм. Эти признаки, как и малая пластичность лица, восходят к устойчивым традициям местной скульптуры, идущим от древнейших времен.

Стародавней местной деревянной скульптуре свойственна еще упрощенная трактовка ее объемов.

По указанным признакам к обеим названным скульптурам XVII века примыкают еще две. Но выполнены они в духе древнерусских композиций и с более подробной моделировкой лиц.

Ценны вновь появившиеся художественные качества деревянной скульптуры. Мастера особенно заботились о выразительности основных форм человеческой фигуры.

На «Параскеве-Пятнице» заметно сказалось, например, дополнение немудреной рельефности умелой раскраской.

Традиции древнерусской иконописи

Параскева-Пятница – фрагмент из с. Ныроба.

На плоском, с нависшими бровями лице появились думающие широкие глаза, плотно сжатые губы, почти квадратный подбородок. Так цвет, живопись досказывают иногда то, что не могут передать крупные нерасчлененные поверхности скульптуры.

В композиции «Параскевы-Пятницы» видны традиции древнерусской иконописи. Но трактована она в духе народных поверий, как покровительница женщин, «заступница» их в изнурительных домашних работах и тяжелом труде в поле. От икон у нее — крест и свиток с «символом веры» в руках. В остальном — это образ строгой волевой женщины. С сосредоточенным вниманием она смотрит на окружающий мир. Плоскостные формы придают аскетический вид этому женскому образу. Но красочные узоры на белом платке и рельефные орнаменты на одежде уменьшают схематичность, воспринимаются как жизненные черты.

Необычайно характерна также большая скульптура «Николы Можая» из села Покчи (так сокращенно называли в местном крае Николая Можайского). По церковной легенде Николай якобы чудесно появился на стенах удельного города Можайска при осаде его татарами (в Московском княжестве конца XIV века). В руках он держал меч и модель можайской крепости. Татары, будто бы напуганные этим видением, убежали. А можайцы в благодарность сделали деревянную скульптуру Николая.

Этой церковной выдумке противостоят факты. Можайская статуя признается работой западных мастеров. А вообще подобного типа божок был у разных народов с очень отдаленных времен. В руках его находились меч и модель какого-либо предмета (корабля, здания и т. п.), покровителем которого он считался. Из язычества такой божок занесен в христианство.

Кстати сказать, и сверхъестественное удлинение головы «Николы Можая» из села Покчи, как бы подчеркивающее его высокую психическую мощь, известно еще у идолов дохристианского времени (на Урале, например, у деревянного идола с Горбуновского торфяника).

Московские реставраторы удалили поздние наслоения в раскраске и реставрировали голову скульптуры из Покчи. Стало видно, что мастер доделывал в ней росписью то, что не было выявлено в рельефных формах. Росписью обозначены морщины на большом лбу, переданы широко открытые глаза, волосы на голове и борода. В результате этого появляется ощущение несколько меньшей удлиненности головы.

Уверенно, целостно в формах скомпонована фигура Николы. Плоскостные объемы скульптуры строго продуманы. Они упорядочены сообразно с реальными формами, но несколько вытянуты в высоту и в них подчеркнуты вертикальные ритмы.

Традиции древнерусской иконописиНикола Можай из с. Покчи.

Это придает фигуре выражение приподнятости над обыденной действительностью, усиливает в ней черты величественности.

Облик этого старца, «сошедшего» с древней иконы, в скульптуре обретает иное выражение. По поверьям, Никола готов прийти на помощь в беде своим почитателям. Эта сторона и подчеркнута в скульптурном образе. Незыблемо стоящий старец характеризуется как обладатель грозной силы. Он держит огромный высоко поднятый меч в правой руке и храм с бойницами в левой.

В деталях скульптуры хорошо ощущается время ее создания. Например, бойницы у храма — след тех времен, когда церковь еще сражалась с иноверными. Роспись одежды квадратами, образующими кресты, означает, что даже в узорах облачений сберегались старинные образцы.

Скульптуры XVII века выполнены крайне разными мастерами. Некоторых увлекала декоративно-орнаментальная резьба, и они лишь перелагали канонические изображения в рельефы. Но традиционные изобразительные схемы не остановили автора Соликамском скульптуры — мастера крупного дарования — от более правдивого подхода к созданию пластического образа.

Новые выразительные качества в скульптуре связаны с оригинальными творческими решениями. Ваятели их стремятся уменьшить плоскостность фигур, внести жизненные черты в произведения, добиваются объемного построения и так раскрашивают фигуры, чтобы сделать изображения более реальными.

Таким образом, и в скульптуре растет характерное для XVII века преодоление традиций, препятствовавших развитию реалистических начал в русском искусстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *