Путешествия и открытия        18 ноября 2013        97         0

Тверское княжество конца XIII — начала XIV вв.

tverskoe-knyajestvo

Тверь, как и Москва, старше первых упоминаний о ней в письменных источниках. Археологические разведки в Тверском кремле показали, что город возник в XI-XII вв. на основе нескольких поселений. В этом смысле возникновение Твери аналогично древней истории Суздаля. Весьма вероятно, что основное поселение лежало в устье Тверцы на месте Отроча монастыря. Отсюда происходят находки западноевропейских монет XI-XII вв., дрогичинской пломбы и образка XII в.; следы поселения той же поры были обнаружены и ниже тверецкого устья — на левом берегу Волги. Современный им второй поселок лежал на правом берегу Волги при устье речки Тьмаки; здесь найдены, в частности, следы металлургического производства. Возможно, что с этим ремесленным поселком была связана упоминаемая позже деревянная церковь Козьмы и Демьяна — покровителей кузнецов. Как полагают, поселок на устье Тверцы был обязан своим появлением новгородской колонизации; его дальнейший рост был обусловлен выгодным положением на волжском пути в пограничье Новгородской и Суздальской земель.

Первое упоминание Твери в письменных источниках мы находим в «Сказании о чудесах Владимирской иконы богоматери», где есть рассказ о «чуде» с исцелением тверской боярыни; ее посетил поп владимирского Успенского собора Лазарь, а боярыня послала по обету «златые косы и серязи ко иконе». Это упоминание Твери во владимирском литературном произведении свидетельствует о связях Владимира и Твери. Тверь представляла для владимирских князей первостепенный интерес. Они давно вели борьбу за господство на путях из Новгорода в Поволжье: еще Юрий Долгорукий поставил в устье волжской Нерли крепость Коснятин. Видимо, следует доверять сообщению В. Н. Татищева, что в ходе владимирско-новгородской борьбы в 1182 г. Всеволод III укрепил поселение на устье Тьмаки; это было важно для борьбы за Торжок, лежавший в верховьях Тверцы. Следы вала 1182 г. были прослежены при раскопках.

Однако в летописи первое упоминание о Твери относится уже к XIII в., когда в 1209 г., возвращаясь из похода на Торжок, князь Константин Всеволодович был в «Тьфери». В это время Тверь входила в состав Переславского удела, определяя своим именем значительную область на западной окраине Владимирской земли.

С падением значения дпепровско-волховского торгового пути поднимается значение волжского пути и волжской торговли, способствующей развитию городов Твери, Костромы, Ярославля, Нижнего Новгорода. Удар монгольского завоевания, обрушившийся на Владимир, не привел к такому же страшному разгрому Тверь и другие поволжские города. Поэтому в Тверской край стекается бежавшее от татар население из центральных районов и городов Владимирской земли. Это определяет быстрый рост Твери и экономического могущества тверских феодалов.

В 1247 г. оформляется самостоятельное Тверское княжество, возглавляемое князьями владимирского дома. Первым тверским князем был сын Ярослава Всеволодовича — Ярослав, которому наследовали сыновья его — Святослав и Михаил Ярославичи. Между 1274 и 1285 гг. получает начало и самостоятельная Тверская епископия.

Первое десятилетие жизни нового княжества протекает в очень сложной обстановке. Жестокое подавление татарами народных восстаний 1262 г. в городах северо-востока вызвало новый отлив населения в Тверской край; оно уходит и из Ростовского княжества, князья которого идут на союз с захватчиками и становятся опорой ханской политики на Руси.

Новый прилив населения в земли Тверского княжества был связан с татарским походом 1293 г. — «Дюденевой ратью».

Князь Ярослав Ярославич, став великим князем, стремился усилить положение Тверского княжества и сделал неудачную попытку установить свое господство в Новгороде. Так же безуспешны были шаги в этом направлении князя Михаила Ярославича, попытавшегося осуществить права «великого князя всея Руси». Распался, расстроенный татарской политикой, возглавленный Михаилом Ярославичем, недолговечный антитатарский московско-тверской союз, отражавший активность народных масс, стремившихся к борьбе с поработителями. Кратковременное усиление Тверского княжества в первой четверти XIV в. вызвало тревогу в Орде, поднявшей против Михаила Новгород и Москву; однако новгородские рати были разбиты, а в 1317 г. в битве под Бертеневом тверские полки нанесли решительное поражение московско-татарским войскам Юрия и Кавгадыя.

Это показало, что сильнейшей опасностью для татарской власти на Руси были в то время Тверское княжество и его народные массы. Вызванный в Орду Михаил Ярославич был казнен.

Народное восстание 1327 г. в Твери против татар сыграло важную роль в русско-татарских отношениях, изменив систему татарского властвования на Руси. В народных песнях, отразивших эту героическую страницу борьбы тверских горожан и крестьянства с татарами, запечатлена «Тверь старая, Тверь богатая» — крупнейший торгово-ремесленный центр той поры. Его разгром татарской карательной экспедицией крайне ослабил Тверское княжество и усилил позиции Москвы. С этого времени упрочивается реакционная ориентация тверской династии на Литовское княжество.

Таким образом, «первые признаки тяги к национальной самостоятельности», проявившиеся в Тверском княжестве, были подавлены силой ордынской политики раскола русских князей. «Окрепшая Москва взяла в свои руки то национальное знамя, которое было дорого тверским традициям, в борьбе с татарами, о которой издавна мечтали в Твери».

Существенно также подчеркнуть, что политическая деятельность тверских князей не была последовательной; они не рассматривали борьбу с татарами как общерусскую задачу, используя народную ненависть к угнетателям лишь в целях борьбы Тверского княжества с его противниками. Михаил Ярославич в своем соперничестве с Юрием Даниловичем московским опирался на крупное владимирское и тверское боярство, стремясь подавить народные антифеодальные движения, например, в Нижнем Новгороде. Напротив, московская княжеская власть опиралась на местное служилое боярство, стремилась найти поддержку в городах и использовать в своих интересах городские движения. Городские ополчения поддерживали московских князей и в их борьбе с Тверью. Иными словами говоря, Москва возрождала тот союз княжеской власти с городом, который был основой борьбы за общерусскую гегемонию владимирских князей XII-XIII вв. Политика же Москвы в отношении Орды преследовала далеко идущие цели использования татарской силы в интересах объединительной деятельности княжеской власти.

Эти различия в политике Твери и Москвы не могли не сказаться на судьбах культуры и искусства XIII-XIV вв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *