Обработка дерева        16 октября 2012        180         0

Удмуртские резные изделия из дерева как бытовая утварь

В убранстве жилого интерьера широко применялись занавесы, имеющие прямые аналогии с подобными же изделиями, предназначавшимися для украшения кеноса. Занавесы («катанчи») делили жилище южных удмуртов на две половины: «мужскую» и «женскую».

Минимальное использование мебели в жилище освобождало пространство. Наряду с декоративными тканями в нем важное значение занимали деревянные изделия: бытовая и ритуальная посуда, всевозможные прялки и швейки, берестяные туеса и солоницы, люльки для детей и подголовники («йыразьпу»), для которых характерны тектоничность построения форм предметов, пластическая энергия и образность силуэта, скупость в решении декора.

детская берестяная люлька

В отличие от узорных тканей резная бытовая утварь удмуртов и плетение не знают ярких локальных различий на севере и юге Удмуртии, напротив, именно в этих видах народного искусства удмуртов прослеживается обобщенность художественных принципов. Это относится, в первую очередь, к резной бытовой утвари, где у удмуртов сложились общепринятые эстетические представления, которые способствовали выработке четких художественных норм Неродные мастера, используя специфические технологические средства, сумели с наибольшей полнотой выявить декоративные свойства материала.

Резные изделия из дерева

Изделия из дерева обретали собственное выражение в конкретной предметно-пространственной среде интерьера. Об исконности искусства обработки дерева в Удмуртии свидетельствует не только его широкое распространение в быту удмуртов, но и глубокая стилистическая связь со всеми другими видами народного декоративного творчества. Среди бытовой утвари удмуртов можно выделить ритуальные ковши с высокими резными ручками и традиционные токарные чаши для кумышки и каши, а также резные швейки и подголовники, отличающиеся красотой форм и целесообразностью. Для них типично стремление к цельности скульптурного объема.

боченок и ковш

Интересна и разнообразна по формам и украшению посуда ритуальная, которую, как правило, резали из капо-корня, березы, сувеля, ели и осины. В течение многих веков вырабатывались устойчивые приемы ее изготовления, отбирались формы и принципы декорировки. Из удмуртской национальной ритуальной посуды представляет особый интерес большой женский ковш, выполнявшийся, как правило, в виде плавающей ладьи или птицы. Его использовали в дни семейных родовых празднеств. Ковшом обносили всех сидящих за столом, а потом ставили на стол, где он среди целого ансамбля бытовой и ритуальной посуды, разнообразной по форме, масштабу и назначению, являлся основным камертоном, объединяя в выразительную композицию праздничный ансамбль стола. При этом ковш был символом и знаком целостности, сохранения рода и кровного родства. В этих изделиях привлекает именно непосредственность и оригинальность выражения художественного замысла, где все средства исполнения вещи сливаются в особый органический сплав, что мы по существу здесь не выделяем момента утилитарности и особенностей технического исполнения.

деревянный ковш

Большим своеобразием отличаются северо-удмуртские резные ковши, выдолбленные из цельного куска дерева с высокой ручкой, датируемые второй половиной XIX века, в основе которых лежит тип ладьевидного сосуда. Пластика общей формы изделий, говорит о большом художественном вкусе местных резчиков. Изделия обращают на себя внимание не только формами, но и декором, исходящим из свободной транспозиции несложного геометрического узора в виде низкого рельефа. Плавность движения данных изделий обусловила особую текучесть линий и отчетливо выражает сходство их с птицей. Все в этих изделиях, от пластической выразительности форм с их типичным плавным, но строгим обтекаемым силуэтом до тонкой орнаментики, свидетельствует о высокой культуре декоративного оформления предметов народного быта.

ковши из цельного дерева

Среди бытовой деревянной утвари интерес представляют большие чаши, в которых кашу подавали при сговоре о «йырдоне» калыме, а также деревянные подносы, применявшиеся при встрече «сюанчи» (поезжан от жениха), на них помещали разнообразные яства — каравай хлеба, яичницу, масло и др. Одна из характерных черт этих предметов — четкость и правильность формы. Края их в верхней части заовалены ровным ободком. Окончательная отделка такой посуды проводится с помощью того же станка, на котором она изготовлена, поэтому поверхность изделий всегда ровная и тщательно отполированная. Обычно на внутренней или внешней стороне чаш мастера ставили «пусы» — тамги, родовые знаки, которые своей четкой графичностью рисунка украшали ритуальную и бытовую посуду.

боченок для пива и солонки

Берестяные туеса разнообразны по художественным приемам. Они все щедро орнаментированы. Это ромбические мотивы, треугольники, круги, которые и теперь ассоциируются как солярные знаки, от которых веет далекой стариной. Магическая символика, наполняя произведения народного искусства, не определяла все же его основной сути, — главное было в неиссякаемой потребности в красоте и через красоту — в преобразовании жизни.

традиционные берестяные туеса

Жизненно необходимое сочеталось в них с поэтическим, сказочным, с высокой художественной приподнятостью. Трактовка орнаментальных мотивов туесов по характеру орнаментации и способу выполнения близка древним керамическим изделиям, особенно периодам поломской и чепецкой культуры. Вышеизложенное позволяет утверждать, что декор и формы удмуртской традиционной посуды возникли первоначально под влиянием форм и орнамента изделий из глины. В геометрическом орнаменте удмуртов, как было сказано выше, существенное место занимают солярные мотивы, имеющие размещения на предметах быта, трактовка которых и сочетание с другими элементами узора свидетельствуют о весьма длительном их сохранении в народном сознании, что подтверждается этнографическими и фольклорными данными. Нетрудно, например, заметить, что ритуальные действия удмуртов согласованы с движением солнца. Так свадебный хоровод должен двигаться только по солнцу. Считается, что несоблюдение этой традиции может нарушить благополучие молодой пары. И наоборот, во время обрядов, связанных с умершими, все повороты совершаются против движения солнца.

Образ жизни и характер труда удмурта-земледельца наложили отпечаток на весь его бытовой уклад. Природные условия края обусловили не только преимущественную роль в его традиционном народном декоративном искусстве таких местных материалов, как дерево, глина, лен, конопля, но и диктовали мастеру найти такую форму предмета. которая бы при утилитарной целесообразности с наибольшей полнотой выявляла эстетические возможности самого материала.

Понимание и даже подчеркивание предметной основы в художественной обработке дерева удмуртов наиболее полно сказались в искусстве плетения. Простая техника обработки прутьев из ивы, сосновой щепки, бересты, достаточное количество материала под руками, его относительная невесомость и прочность делали плетение первостепенным при изготовлении многих бытовых предметов.

У удмуртов значительного развития, достигло плетение шахматное, продольное, поперечно скользящее, спиральное со всеми его разновидностями. Так, например, шахматное плетение применялось при создании объемных корзин «коробов» из сосновой щепы для хранения шерсти, пуха, а также в них складывали текстильные изделия и белье. Единством замысла и средством воплощения отличаются футляры, плетеные из бересты, в которых хранили ритуальные полотенца (чалмы ). Они изящны и просты по форме. Из корней, ветвей, сосновой дранки плели различную кухонную утварь — чашки для хлеба, плетенки для ложек, корзины для яиц.

плетенные формы для хлеба

Для них характерны тектоничность построения формы, четкость и образность силуэта. Энтазис их низок и не освобождается от приземистости, но плавно очерченный силуэт просматривается хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *