Передвижение и транспорт        22 ноября 2016        59         0

Воздушные увеселения и приключения

В середине XIX века воздушные шары применялись в мирной, жизни почти исключительно в качестве увеселительного средства.

Число «бродячих воздухоплавателей» все росло. Их подъемы приурочивались уже не к отдельным крупным празднествам и торжествам, а стали постоянными номерами программы на гуляньях. В демонстрации вносили много разнообразия и занимательной выдумки.

charlz-grinПариж по-прежнему оставался центром, поставлявшим воздухоплавателей во все страны. Но в некоторых государствах появились и «национальные герои». Из них наиболее прославился англичанин Чарльз Грин, совершивший около 500 полетов. Он впервые стал наполнять аэростаты светильным газом вместо водорода. Светильный газ дает силу подъемную на 40% меньшую, но зато стоит значительно дешевле.

Грину же принадлежит идея применять в свободном полете гайдроп, т. е. тяжелый канат, 50—100 кг весом и 50—75 м длиной. Распущенный гайдроп способствует устойчивости аэростата в воздухе и значительно облегчает посадку, так как по мере опускания каната на землю нагрузка аэростата уменьшается, а следовательно, уменьшается и скорость спуска. Благодаря этому посадка делается более мягкой.

Однако других усовершенствований в воздушных шарах почти не было. Улучшились лишь материалы и способы изготовления аэростатов, которые стали более надежными. Конечно, совершенствовалось и искусство пилотов. С пропагандой идей воздухоплавания населению прививались понемногу и некоторые сведения из этой области. Отдельные случаи и эпизоды могут иллюстрировать характер воздушных увеселений в середине XIX века.

В Париже к началу пятидесятых годов местом публичных полетов был ипподром, где каждое воскресенье подвизались один или несколько воздухоплавателей.

podyemy-na-ippodrome

Увеселительные подъемы воздушных шаров на парижском ипподроме.

Свободные полеты сменялись привязными подъемами с фейерверками или с «воздушными нимфами», т. е. танцовщицами в балетных костюмах. Подвешенные на тонких, невидимых снизу проволоках, балерины разыгрывали в воздухе целые пантомимы. Пускали также в воздух гигантские раскрашенные фигуры людей или животных, искусно сделанные из бодрюша и наполненные светильным газом. Воздухоплаватели, стекавшиеся в Париж со всех сторон, украшали свои полеты всевозможными трюками. Между прочим большой популярностью пользовались полеты с участием лошадей.

Впервые эту затею удачно выполнил француз Тетю-Брисси, отыскавший себе в цирке спокойного и невозмутимого коня, к тому же слепого. Имея на спине хозяина, одетого бравым кавалеристом, конь поднимался в воздух на совершенно открытой платформе, подвешенной к баллону удлиненной формы.

podyem-tetu-brissi

Один из увеселительных подъемов французского воздухоплавателя Тетю-Брисси.

Так было сделано несколько свободных полетов, конечно, очень непродолжительных, при которых непривязанная лошадь стояла спокойно на платформе. Примеру Брисси последовали и другие воздухоплаватели. А француз Марга делал много раз подъемы верхом на олене.

Эти цирковые номера впервые выяснили, между прочим, что человек лучше приспособлен к пребыванию на больших высотах, чем четвероногие животные. У лошади, например, шла кровь из ноздрей уже на высоте 2000—3000 м, в то время как человек такую высоту переносит легко.

Другой «артист», Пуатвэн, много раз летал верхом на лошади, подвешенной на полотнищах под брюхом непосредственно к обручу воздушного шара, без всякой гондолы или платформы. Разнообразя свои выступления, он сделал под воздушным шаром подвеску для пары маленьких пони и для легкой коляски, в которую они были впряжены.

Перед подъемом Пуатвэн с женой объезжали в этой коляске трибуны, как это делают в цирке. Потом они подкатывали к уже готовому баллону, где стартовая команда быстро подвешивала отдельно лошадей и отдельно коляску за концы осей. В таком виде супруги поднимались в воздух и, опустившись на землю после короткого полета, успевали вернуться в той же коляске снова к публике еще до окончания программы гулянья.

Верхом на лошади сделал несколько полетов и английский воздухоплаватель Галь. Но последняя его демонстрация окончилась трагически. Виной катастрофы, однако, оказалась не лошадь, а всадник, который, как выяснилось, был пьян. Поднявшись в Бордо 9 сентября 1850 г., Галь после часового полета сумел благополучно спуститься. Но при выгрузке лошади помогавшие ему поселяне не смогли удержать баллон после того, как коня отцепили от аэростата. Галь был быстро унесен на очень большую высоту и, очевидно, не смог справиться с управлением. На следующий день нашли его труп в двух километрах от оболочки аэростата, упавшей отдельно.

Бывали несчастные случаи с воздухоплавателями и из-за того, что зрители часто не желали считаться с погодой.

Так, французский воздухоплаватель Арбан, поднявшийся по требованию зрителей в 1849 г. в Булони при морском ветре, был унесен в море и там погиб. А за несколько месяцев перед тем он впервые совершил на аэростате прекрасный перелет через Альпы из Марселя (Франция) к Турину (Италия).

Бывали неприятные происшествия у воздухоплавателей и от различных столкновений с администрацией.

В большинстве стран было запрещено пускать воздушные шары с горящими очагами, так как они служили иногда причиной пожаров. Но бродячие воздухоплаватели не всегда были склонны подчиняться запрету и старались обойти закон, делая подъемы на монгольфьере явочным порядком где-нибудь на пригородном рынке или в парке. Это объясняется тем, что подъемы на монгольфьерах стоили во много раз дешевле, чем на шаре, наполненном газом. Кроме того, газ, даже светильный, можно было достать только в крупных городах.

Позднее обходили запрещение, поднимаясь на монгольфьерах совсем без топки. При этих подъемах оболочку, сшитую из холстины и оклеенную бумагой, наполняли на месте горячим дымным воздухом от костра. Воздухоплаватель, выбрав подходящий момент, когда подъемная сила в баллоне чувствовалась на ощупь, усаживался в подвешенную «сиделку», командовал «пускай» и уносился вверх, отдаваясь на волю ветра и случая. Конечно, продолжительность и высоту таких подъемов нельзя было никак регулировать. Удалым аэронавтам приходилось спускаться, где придется, часто страдая при спуске в неудачном месте.

В дни оживленных публичных полетов на парижском ипподроме один из таких воздухоплавателей, немец Кирш, совершил несколько очень неприятных посадок то на крышу здания, то на колокольню, то прямо в реку. Но акробатическая ловкость всегда выручала его, и он выходил невредимым из самых затруднительных положений.

Перед одним его подъемом произошел забавный случай. Баллон уже был наполнен горячим воздухом, но Кирш хотел подождать большего подогрева. Вдруг баллон, плохо удерживаемый помощниками, вырвался и полетел по ветру, волоча по земле подвешенный к нему якорь. Люди погнались за ним. но схватить не успели. Зато якорь успел подцепить за штанишки зазевавшегося мальчика из толпы и увлек его в воздух. Несчастный хозяин штанов, который совсем не готовился к такому необычному путешествию, поплыл с шаром в воздухе. На счастье, ветер был слабый и без порывов, так что невольный воздухоплаватель через две минуты благополучно опустился на руки гнавшихся за ним людей.

podyem-na-yakore

Подъем поневоле – на якоре воздушного шара.

Комический случай произошел после одного публичного полета в Лондоне.

Супруги Пуатвэн успешно продемонстрировали номер под названием «Похищение Европы Юпитером» на тему древнегреческого мифа: бог Юпитер, превратившись в быка, похищает на себе прельстившую его красавицу. Быка изображал живой, приученный к полетам вол, а украшенная цветами мадам Пуатвэн, в соответствующем легком костюме, восседала на нем в роли мифологической богини Европы (вол был подвешен под брюхом к обручу аэростата). Похищение в небеса совершилось вполне благополучно. Богиня-воздухоплавательница удачно спустилась с небес вместе с похитителем уже вне видимости зрителей и была очень довольна успешным окончанием трюка. Надо думать, что и бык не остался в накладе по возвращении в свое стойло. Казалось бы, надо поставить точку. Но нет, именно после всего этого и началось приключение.

На сцену выступило лондонское общество покровительства животным.

«Ввиду того, что четвероногие при подъеме в атмосферу испытывают беспокойство и страх и страдают на высоте истечением крови из ноздрей и другими недомоганиями, можно решительно утверждать, что облака не являются для них родной стихией». Поэтому общество покровительства животным, встревоженное напрасными страданиями быка-Юпитера, привлекло воздухоплавателей к суду на точном основании существующих в Англии законов (которые французы не хотят уважать).

На суде адвокат Пуатвэнов долго доказывал, — в отсутствии, увы, пострадавшего, мнение которого узнать было трудно, — что истязания никакого не было, так как с быком обращались очень деликатно, гораздо вежливее, например, чем с лошадьми, которых часто стегают хлыстами и даже жестоко бьют.

— Да, но вы силой заставили быка участвовать в полете… Это жестокость…
— Но ведь и лошади тянут повсюду свои лямки тоже не совсем добровольно… Тогда надо запретить езду на лошадях…
— Это другое дело… Лошадей на земле никто за брюхо не подвешивает…
— А разве это запрещается? Посмотрите в балете — балерины уносятся вверх, в холщевые небеса декораций, совершенно в таком же подвешенном состоянии, как плавал в воздухе без декораций и наш артист — бык, изображавший Юпитера.
— Полеты балерин не могут служить оправданием для виновных в принуждении к летанию вола. Танцовщицы не домашние животные. В отношении их закон не говорит ничего. А мучить бедных четвероногих наш закон не позволяет. Платите штраф и больше никаких!..

Пришлось воздухоплавателям внести за жестокое обращение с животными штраф и отказаться от дальнейшего привлечения их к полетам в Англии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *