Путешествия и открытия        02 апреля 2014        44         0

Возвращение Лазарева на родину

1396411400_suvorovПоследний переход совершал «Суворов» на пути в Европу. Пользуясь благоприятным попутным ветром, он почти каждые сутки делал более 240 миль. Команда работала исключительно четко и слаженно.

Находившиеся на борту «Суворова» итальянские артисты, муж и жена Анжеоли, поражались ловкости и проворству матросов. Они говорили, что еще не видели, чтобы так спокойно и уверенно, без всякого шума и суматохи управляли кораблем. Семья Анжеоли была на корабль принята Лазаревым по просьбе испанского вице-короля в Перу. Артисты давали концерты в Лиме по контракту и теперь возвращались снова в Европу. Муж был комик, а жена известная оперная певица Миланского театра. В хорошую погоду они часто развлекали наших матросов.

Погода резко изменилась с приближением к мысу Горн: крепкие ветры все чаще переходили в штормовые, температура упала до 1 градуса, волнение увеличилось. В широте 41° южной и долготе 272° восточной, уже вблизи мыса Горн, разразился шторм такой, что едва «Суворов» его выдержал. Разбушевавшиеся волны корабль бросали из стороны в сторону. Вода в трюме начала прибывать, пришлось все помпы пустить в ход для ее выкачивания.

22 марта 1816 года «Суворов» обогнул мыс Горн и взял курс на северо-восток. Погода с продвижением к северу стала постепенно улучшаться и матросы, смогли, наконец, просушить мелкие паруса и свою одежду. У матросов еще была одна забота — уход за ламами, альпаками и черепахами, которых Лазарев вез из Перу в Петербург.

Все эти животные благополучно перенесли штормы и изменение климата. Больше всего приходилось беспокоиться за лам, потому что таких нежных животных тропических стран еще ни одному путешественнику не удавалось доставить в Европу. Как правило, они не переносили резкой смены климата и погибали всегда в пути. Но на «Суворове» при хорошем уходе и внимании они чувствовали себя хорошо и доставлены были благополучно в Петербург. Одна из них в пути даже родила, но детеныш через несколько дней погиб.

24 мая в широте 3°47\’ южной и долготе 327° восточной открылся остров Фернандо де-Норонья. Лазарев решил на одни сутки зайти на этот остров, чтобы исправить кое-какие повреждения, нанесенные кораблю штормами.

На следующий день «Суворов» снова вступил под паруса и, имея почти всегда умеренный попутный ветер, благополучно прибыл 8 июня на Портсмутский рейд. После двухнедельной стоянки в Портсмуте, где была произведена поверка хронометров и сделаны незначительные исправления повреждений, «Суворов» покинул берега Англии и под всеми парусами поспешил к родным берегам.

Погода благоприятствовала плаванию, ветер дул свежий, большей частью юго-западный. Перед глазами наших мореплавателей мелькали уже хорошо знакомые берега Норвегии, Дании, Швеции. Вот и родные воды Финского залива, остров Гогланд, Толбухин маяк и долгожданный любимый Кронштадт. Сколько радости было у наших моряков, когда они 15 июля 1816 года снова на Малом Кронштадтском рейде бросили якорь.

«Не стану описывать всего, что мы ощущали на душе после совершения такого долгого плавания в течение двух лет и десяти месяцев. Из своего отечества отсутствие, никаких вестей не имея ни от друзей, ни от родных, едва ли это ощущение описать можно, оно невидимо, и неуловимо, …а на сердце между тем радостно, что вот мы уже на месте и свой долг честно исполнили… Команда вся бодра и здорова. Нашей дружбы ничто не помрачило, приятелями пошли, а воротились друзьями». (Унковский).

На третий день после прибытия «Суворова» в Кронштадт приехали директоры компании Российско-Американской Булдаков, Кремер и Сиверин. Они остались очень довольны успешным плаванием, благодарили Лазарева за благоразумие и распорядительность в торговых делах.

Ламы, альпаки, черепахи, попугаи и редкостные вещи, собранные Лазаревым в различных частях света, были сданы правлению дворца Петергофского, где при проведении праздника для всеобщего обозрения 24 июля поместили их в саду. Даже Александр I с царицей и свитой на диковинных животных приезжал посмотреть.

Так закончилось первое кругосветное плавание Лазарева. После окончания его Лазарев продолжал службу в Балтийском флоте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *