Врачевание и погребение        30 октября 2016        143         0

Время жертвоприношений и поводы

zulusy

В поводах, по которым приносятся жертвы, нет недостатка в жизни первобытных народов. Для всех отправлений и оказаний помощи, к которым привлекается жрец, он нуждается в содействии своего духа, коему он служит и коего каждый раз нужно сначала расположить при помощи жертвы.

Без приношения жертвенных даров, например, и исцеление больного есть дело невозможное. Жрецы объявляют часто болезни прямым воздействием голодных, оставленных без внимания, духов. Относительно племени амазулусов сообщается: «В особенности любят духи проникать в плечи и верхнюю часть рук своих скупых на жертвы близких и там производить ломоты (так объясняет себе зулус свой ревматизм). Для того, чтобы стать здоровым, тогда ничего другого не остается, как позвать жреца, чтобы он принес в жертву козу или вола. Наиболее действительно принесение в жертву быка, тогда как заклание овцы мало имеет значения, так как, во-первых, духи мало склонны к овечьим душам, и, во-вторых, овцы — издают не такие громкие звуки при заклании, в силу чего часто духи совсем не узнают, по какой причине им приносится в жертву овца (Г. Кунов, Возникновение религии, стр. 74). Разумеется, жрецы мало склонны к овцам и при заклании жертв предпочитают слышать мычание волов, вместо блеяния овец.

Пользование больного ревматизмом, в этом случае, по нашим понятиям, разумеется, уже не врачебное, а жреческое. Из врача возникает жрец благодаря тому, что цель использования жертвенных даров выступает на передний план, а цель излечения больного отходит на задний план. Если приносящий жертву зулус жертвует быка, то, по окончании молитвы, животное умерщвляется, часть крови с печенью, сердцем и куском желчи и некоторым количеством курительного вещества сжигается на открытом огне. «Прочие части жертвенного животного съедаются жрецом, жертвователем и его челядью» (Кунов, Религия, стр. 121).

У Шнейдера (Религия африканских диких народов, стр. 131, след.) мы находим следующее описание: «заболевший главарь племена адума Кассангой призвал однажды нганга Авуанги, чтобы вопросить его относительно духа, который гложет его душу. Один миссионер, не особенно, правда, встреченный заболевшим приветливо, присутствовал при этом случае. Окружающие образовали большой круг, в середине которого находился больной с лекарствен-ником. Между тем и другим, которые смотрела друг на друга широко раскрытыми глазами — лежала распростертая овчина, на которую было положено несколько волшебных зелий. Вдруг раздается пение и хлопанье в ладоши и нганга начинает: «кто гложет душу Кассангой?» Все восклицают: Оге! и в такт ударяют в ладоши. «Нэумбо, его предшественник, гложет ее. Оге! Ни разу Кассангой не приносил ему в жертву овцы. Оге! Не обрызгал он его могилы кровью ни одной курицы. Oгe! Оге! Маньока оставалась совершенно неизвестной покойному, и банан был для него чуждым блюдом. Оге! Оге! Оге!— Он оставил тебе жен, товары, рабов все, все; а ты не почувствовал никакого сострадания к его тени, ты был неблагодарен. Оге! Оге! Оге! Дай ему! Дай ему! Дай ему! И его острый зуб не будет глубже вонзаться в твое тощее тело; твое сердце не будет более казаться ему злым. Оге! Нгой! Оге!» Вслед за тем лекарственник бросает известное зелье на больного, и пение и хлопанье в ладоши усиливаются. Нганге бормочет еще несколько непонятных слов, потом он удаляется с богатым подарком. А Кассангой приносит в жертву лучших кур над могилой своего предшественника. Что же Нганге знал об этой жертве? Конечно, без сомнения. Разве не должно быть ему известно на основании опыта, что Нзумбо, бывший главарь, не может восстать из могилы и не может, стало быть, взять себе продукты?

У ирокезов и их соседей пирования до истощения считались самым крайним средством спасения больного, который и устраивал пир (Ратцель, Народоведение, стр. 583).

Все случаи и события в семейной жизни, равно как в жизни племени или народа, при которых приносятся жертвы, здесь не могут быть даже и перечислены. Жертвы приносятся при погребении, при многих или при всех празднествах, перед войной, при бездождии, при разразившейся эпидемии.

Одним из подготовительных к войне актов считается у африканских народов, например, также жертва за войско. Ее приношение относится к обязанностям особых докторов войны. Они же приготовляют и зелье войны, благословляют оружие и носящих, сопровождают войско со своими кумирами и амулетами и примешивают к военному кличу свои волшебные пения и шум волшебных барабанов, волшебных колоколов, волшебных трещоток и т. п. (Шнейдер, в указ. месте, стр. 215). Перед битвой бывает заклан бык и за исключением кусков, отложенных для духов, или, как мы скажем, для жрецов, он съедается воинами.

При торжествах всякого рода в кругу диких народов центральное место занимает великая трапеза. А главную роль при регулярных религиозных празднествах играет лекарственник, и не только в Америке, где он окружен хором поющих, танцующих и изводящих себя до состояний конвульсий мужчин, равно как и женщин (Ратцель I, стр. 584).

За общей трапезой принимают участие также духи, вмешивающиеся в толпу празднующих. Как раз ко временам праздников стекаются они потоком. Очень естественно, ибо особую святость получают празднества через участие в них жреца, в сопутствии которого появляется и дух и то, что дается жрецу, дается духу.

Настоящей сферой жертвенной деятельности является погребение умерших, которое, как мы знаем, представляет из себя довольно длительный процесс. Время опекания, этот в пользу жреца предоставленный срок, не у всех народностей и не во все времена бывает одинаков. Его длительность зависит от различных факторов, главным образом, конечно, от условий первобытного способа поселений, от экономической состоятельности родственников умершего, равно как и от общей ступени социального развития. Посмотрим, что Липперт (История культуры, II, стр. 253) сообщает по этому поводу:

«Время, которое предоставляется душе витать на земле, даже и в среде одного и того же народа, бывает различно, смотря по званию умершего. Так скифы справляли тризну по своим царям лишь после годового срока, между тем как труп обыкновенного человека был на пути всего сорок дней с целью получения от всех друзей щедрых культовых приношений — «угощают провожатых и перед трупом также ставят всего» — и затем был окончательно погребаем. Оба срока имеют и до сего дня очень широкое распространение. Первый, годовой, срок, который часто встречается у полу цивилизованных племен Старого Света, должно быть принят также и у северных индейцев. По словам миссионера, там вдова не должна выходить замуж до истечения годового срока, ибо ее муж покидает ее, как говорят индейцы, не ранее как по истечении года; лишь тогда отходит его душа на свое место». «В Сирии некогда был в ходу, по-видимому, сорокадневный срок, ибо это именно тот срок, который выводится в жизни Иисуса. Сорок дней блуждает еще по земле погребенный спаситель, являясь в виде духа и исчезая, а на сороковой день возносится на небо. Этого срока потом и христианская церковь держалась в большинстве стран. У немцев, однако, сохранилось наряду с этим также срок «тридцатого дня». Вплоть до этого дня остается вдова по Саксонскому зерцалу безраздельной обладательницей всего домашнего имущества, как будто бы ее муж еще был в живых. На тридцатый день и теперь еще во многих немецких областях совершается повторение церковных похорон; после них долг по отношению к умершему считается выполненным. Они представляют охристианизированный праздник в честь умершего. Круглое число — тридцать — указывает, конечно, лишь на промежуточное время меж двух одинаковых лунных фаз; месячного срока держались и древние индусы».

К определенной форме погребения мертвых обычай жертвоприношения не приурочен и может выступать в связи с каждой из них и даже выходить за пределы горизонта, очерченного погребальным ритуалом.

Погребенный в положении спящего пользуется правом на жертвы, также как и погребенный в скорченной форме или похороненный на дереве или в земле. Все равно приносятся жертвы, и когда тело каким-нибудь способом мумифицировано, или когда место его заступило какое-нибудь изображение его из дерева или т.п.

Что с истечением специально определенного времени опекания в общем жертвенный культ не гаснет окончательно, но часто еще на долгом протяжении периодически снова вспыхивает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *