Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        08 февраля 2015        68         0

Я знаю, что ничего не знаю

У Демокрита были друзья. У него были ученики. Они были философы и думали так же, как он. И они говорили, что все вещи на свете всегда состояли из материи, из вещества. А вещество состоит из атомов.

А были и противники. Они выступали против учения Демокрита. Эти философы уверяли, что никаких атомов не было и нет и, что прежде самих вещей на свете существовали их души — у каждой вещи своя душа. Или еще называли ее по-другому — «идея». Вот и прозвали этих философов идеалистами: от слова «идея».

А тех философов, которые, подобно Демокриту, говорили, что материя была всегда, вечно, стали звать материалистами.

Что же получается, если послушать идеалистов: у травы — душа, у горы — душа, у табуретки — душа, у любого камня тоже душа? Как бы ее увидеть, узнать, подсмотреть хоть разок, эту душу?

«Этого сделать нельзя, — сердились идеалисты. — Ведь душа спрятана глубоко внутри каждой вещи. Людям только кажется, что они видят и трогают то главное, из чего сделан стул, или стол, или, скажем, топор. Они видят простые деревянные доски или простое железо, а не видят того, что было и будет всегда, самого важного — их души. Доски истлеют, железо превратится в ржавчину, а идея, душа — бессмертна…»

Давайте разрубим какой-нибудь старый стул, который не жалко, и заглянем в него…

«Душу вы все равно не увидите, она же невидимая, — тут же подскочит идеалист. — Потому что душа не из дерева и не из железа. Она — из ничего!»

Вот так да — из ничего! Разве что-то может быть из ничего?

«Душа может», — отвечали идеалисты.

Вот и доказывай им после этого, что никакой души у вещей нет!..

«Нет, есть!» — уверяли они.

«Нет, нет!» — говорили материалисты.

«Нет, есть!..»

Кто же прав? Кто кого переспорит? Может быть, переспорит тот, кто громче кричит? Нет, мало перекричать другого или, скажем, «доказать» кулаком: я сильнее — значит, я прав. Для этого надо иметь доказательства. А их в те времена почти не было.

Ведь доказательства только наука может дать.

«Я знаю, что ничего не знаю…» — в свое время сказал один философ древности. Человек этот вовсе был не какой-нибудь неуч и вовсе не глуп, хотя и ошибался во многом. (Кто не ошибается?!) На самом деле он знал достаточно много, а по тем временам в особенности. Но чем более всего нового узнавал он, тем больше такого обнаруживал, про что ничего ровным счетом и не знал. Даже страшно ему становилось — сколько еще всего он не понимает, не знает!

Вот он и сказал так. А другие люди, которые и правда, знали совсем мало, ухватились за эти слова мудреца. «Мы знаем, что ничего не знаем!» — хвалились они.

Нашли, право, чем хвастать!..

«Тогда пойдите да поучитесь, — посоветовали бы мы таким людям сегодня. — Поглядите в микроскоп, в телескоп…»

В том-то и беда, что не захотели бы они учиться.

«Зачем изучать вещество, если все равно ничего не узнаешь? Ведь то, что увидеть мы можем, услышать и даже потрогать,— не главное. И может быть, ничего этого вообще нет на свете, а только нам кажется. А самое главное, «душу вещей», узнать все равно невозможно. И никакая наука ее не узнает. Значит, наука и не нужна!» — так говорили идеалисты.

«Нет, наука нужна», — отвечали материалисты.

А ведь и так бывало: в споре побеждал вовсе не тот, кто прав, а тот, кто сильнее.

У противников Демокрита, идеалистов, нашлась сильная помощь — жрецы. Этим жрецам было необходимо, чтобы люди верили в придуманных ими богов. Ведь люди приносили богатые подарки жрецам, чтобы те молились богам.

Жрецы говорили грозно: «Тех, кто не верит в богов, боги накажут!»

А потом за идеалистов стали заступаться попы — церковники. А материалистов, которые вслух говорили людям, что бога нет, попы сажали за железную решетку в тюрьму и не выпускали оттуда. А некоторых, кто хотел узнать всю правду о веществе и атомах, о природе, даже сжигали на кострах.

Вот так да! Человек никого не убил, не ограбил и не ударил. Он лишь хотел узнать правду. Он только думал иначе, не так, как другие. И только за то, что он посмел так думать и говорить, его могли казнить смертной казнью!

Прошло очень много лет, пока появилась настоящая наука, которая смогла доказать, кто же прав — материалисты или идеалисты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *