Путешествия и открытия        17 сентября 2013        232         0

Ямская гоньба после польско-шведской интервенции

До нас не дошло почти никаких сведений о ямской гоньбе за период с 1605 по 1612 гг. Возможно, что при Лжедимитрии I и при царе Василии Шуйском (1606-1610 гг.) на некоторых дорогах ещё существовали ямы.

Известно, что когда осенью 1611 г. русский народ поднялся против польских интервентов, то между городами началась оживлённая переписка. Но ни в одном из дошедших до нас документов не сказано, чтобы эти письма, а потом и распоряжения о действии ратного народного ополчения, выступившего под начальством Минина и Пожарского на освобождение Москвы, доставлялись охотниками — везде говорится только о специальных гонцах.

Лихолетье, как называли период польской интервенции московские летописцы, тяжело отразилось и на ямском строении. Ямская гоньба порвалась. Если и оставались ещё на ямах охотники, то они не могли заниматься гоньбой, поскольку не работали соседние ямы.

После изгнания польских интервентов в начале царствования Михаила Романова (1613-1645 гг.) из разных концов государства были получены известия о ямском неустройстве.

Судя по сохранившимся с тех времён наказам стройщикам, ямы строились и возобновлялись «по старине». Однако в устройстве ямской гоньбы вскоре обнаруживается нечто новое. В наказе о возобновлении псковского яма от 1624 г. говорится, чтобы ям устроить по-прежнему, как было в старину. Но в нём наряду с правом населения содержать ямщиков предлагался другой способ сбора подмоги: не самими ямщиками, а казной. Выбор между двумя этими способами уплаты подмоги предоставлен населению.

На содержание ямщиков казна взимала особый сбор с населения, который включал все прежние расходы по ямской гоньбе, т. е. единовременную и ежегодную подмогу ямским охотникам. Из собранной суммы ямщикам выплачивалось жалованье, а остальные деньги посылались в Ямской приказ. Так был введён повышенный сбор денег.

Позднее правительство распорядилось, чтобы все собранные деньги сначала посылались в Ямской приказ, а уже оттуда выдавалось жалованье ямщикам, но, в конце концов, был оставлен прежний порядок взимания сбора.

Выдача жалованья ямщикам сразу превратила ямского охотника из наёмного обществом лица в государева служащего. Переходя в слободу, охотник уже целиком зависел от неё, а с населением он мог не вступать ни в какие отношения. Он становился членом особого сословия — «государевым ямщиком».

И вот, несмотря на то, что служба была ещё очень тяжела, ямские слободы начинают расти.

Раньше, если охотник умирал или сбегал, то на его место нового охотника обязано было выбирать население. Иначе стало при новых порядках. Умер ямщик — слобода заботится, чтобы найти на его место нового, бежал — уже не правительство, а слобода поднимает вопрос о его розыске. И правительство всячески помогает в этом слободе.

Беглых ямщиков разыскивали всевозможными путями и возвращали в те слободы, откуда они бежали. Ямское дело считалось столь нужным, что беглых ямщиков возвращали даже из стрельцов.

Слобода начинает предъявлять свои права не только на ямщика, но и на его семью. Если после умершего ямщика оставался малолетний сын, то слобода старалась, чтобы гоньбу вел ближайший его родственник, пока мальчик не подрастёт. Женится кто-нибудь на вдове ямщика, жители слободы стараются поселить в слободе её нового мужа.

Постепенно население освобождалось от обязанности выбирать ямщиков, правительство само их приглашало.

Расширявшиеся пределы государства требовали устройства ямских путей в тех местах, где было по десятку человек на сотни километров. В такие места ямщики переводились из других слобод. Так организовались, например, слободы на окраинах новых городов и в Сибири. Затем постепенно эта практика распространилась и на многонаселенные области.

К этому времени ямские сборы возросли во много раз. Вызвано это было рядом причин и в основном — развитием ямской гоньбы.

Основной ямской сбор назывался «большими ямскими деньгами» или, точнее, — «деньги ямские государевы охотникам московским и городов разных на жалованье и прогоны». Параллельный же десятирублёвый сбор назывался «малой ямщиной» — «деньги ямские охотникам ямским на прогоны и подмогу».

Правительство очень неохотно освобождало от уплаты ямских сборов. Обычно на льготных грамотах делалась специальная приписка «помимо ямских денег». Единственной льготой, которая давалась при уплате ямских денег, — это право платить их непосредственно в Москву, в Ямской приказ, а не местным сборщикам. Этой льготы усиленно добивалось население — уж очень туго приходилось ему от сборщиков на местах. Собирая ямские деньги, сборщики иногда доводили крестьян до полного разорения. Известны случаи, когда от притеснений при сборе ямских денег разбегались жители целых деревень. Обычно на жалобы населения правительство отделывалось отпиской, что ямские деньги надо платить только согласно окладу и не следует обещать что-либо сборщикам.

Из Москвы посылались сборщикам напоминания, чтобы они заставляли население платить все сборы в срок, ни на один час позднее. В случае же неплатежа приказывалось: «бить батоги и сажать а тюрьму, а из тюрьмы вынося, бить на правеже нещадно, покамест они государевы ямские деньги заплатят».

Трудно узнать, сколько собиралось ямских денег. Известно, что в 1680 г. по Ямскому приказу денег значится 28815 руб., а ямщикам следовало выдать свыше 35 000 руб. Правительству, видимо, приходилось с введением нового порядка оплаты ямской гоньбы заимствовать средства из других источников.

Введя большой ямской сбор, правительство не освободило население от подводной повинности. Если не хватало лошадей на яму (обыкновенно при перевозке воинских грузов), население обязано было давать подводы. Только теперь при сборе подвод предварительно указывалось, со скольких дворов брать подводы и их количество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *