Техника живописи и скульптурные приемы        09 февраля 2013        113         0

Японская буддийская скульптура

История японской средневековой скульптуры и времени нового вплотную связана с буддизмом. Буддизм, проникший в Японию в VI в. вскоре стал государственной религией, а буддийская церковь начала играть в стране важную экономическую и политическую роль. С тех пор на протяжении многих столетий буддийская скульптура стала господствующей тематикой в японском искусстве.

Первые буддийские изображения, завезенные в Японию из Китая и Кореи, послужили образцами для местных мастеров. Однако уже в VII в. японские мастера создавали такие работы, которые отнюдь не были простыми копиями иноземных, а представляли произведения подлинно национального искусства. Это подтверждается и такими шедеврами скульптуры, как изображения Мироку — бодисатвы будущего (храм Тюгудзи, г. Нара; храм Корюдзи, г. Киото), бронзовый Якуси Нёрай — Будда-целитель (г. Нара, храм Кофукудзи).

Японская буддийская скульптура

Расцвет японской буддийской скульптуры приходится на VII — VIII вв. Буддийская церковь, пользовалась государственной поддержкой и давала скульпторам и архитекторам множественные заказы. В городах Киото, Камакура и Нара, которые становились столицами Японии, воздвигаются буддийские храмы, создаются монументальные изображения божеств буддийского пантеона (Амида Будда в Камакура, гигантский Вайрочана Будда в храме Тодайдзи в Нара и др.). Эта же эпоха дала немало скульптурных портретов буддийских священников. Некоторые из них, например статуя священника Гандзи в храме Тосёдайдзи в Нара, являются образцами самого высокого искусства.

Японская буддийская скульптураОднако в Японии уже с конца XIII в. происходит упадок буддийской скульптуры, а к концу XVI и в XVII вв. она деградирует окончательно. Работы, созданные в этот период скульпторами-профессионалами, довольно поверхностны, скудны по содержанию. Здесь ясно видна тенденция к украшательству холодному, слепой приверженности традициям. Творческие поиски уступили место добросовестному ремесленничеству.

Следует, однако, иметь в виду, что помимо скульпторов-профессионалов, живших в больших городах и исполнявших заказы богатых храмов, в Японии на протяжении столетий существовали и скульпторы совершенно иной категории. Это были странствующие священники, ставившие своей задачей проповедь религии в отдаленных уголках страны. Как правило, они не обладали никакой специальной художественной подготовкой.

Жившие в основном в Киото и Нара мастера-профессионалы брали слишком высокую плату за буддийские изображения, столь необходимые при учреждении новых храмов и часовен. Их произведения были недоступны бедным странствующим священникам. К тому же практически невозможно было перевозить скульптуры в глухие и отдаленные места страны. Поэтому странствующие священники создавали их сами. Одержимые миссионерским рвением, они постоянно спешили, переходя с места на место, потому и времени на создание священных изображений тратили мало, высекая их подчас из цельного куска дерева грубым резцом. Отсюда грубоватость таких изображений, незаконченность, кажущиеся даже нарочитыми, особенно при первом взгляде на них. Подобные работы получили общее название натабори («вырезанные грубым резцом»). В отличие от скульпторов-профессионалов, произведения которых сосредоточены в основном в храмах Киото, Нара и других крупных городов, странствующие священники оставляли свои натабори в бедных деревенских храмах, часовенках, пещерах, где им случалось переночевать, наконец, отдавали их крестьянам как вознаграждение за пищу и ночлег.

Разница между скульпторами-профессионалами и скульпторами-странствующими проповедниками была в самом подходе к процессу творчества. В период упадка традиционной буддийской скульптуры первые работали по старинке, заботясь лишь о соответствии своих работ канонизированным образцам и не стремясь влить в них новое живое содержание. Их работы приобретали ремесленнический характер.

По-иному относились к подобным изображениям странствующие проповедники. Они были людьми убежденно верующими: для них буддийские изображения были лишь средством выражения этой убежденности, орудием их миссионерской деятельности. Странствующие проповедники жили среди простого народа, постоянно общались с ним. Естественно, что все то, чем жил простой народ, его горести, радости, наивные верования в чудодейственность сил природы, в частности в магическую силу дерева, должны были стать близкими и им. Близость к народу не могла не оказать на странствующих проповедников самого благотворного влияния. Не удивительно поэтому, что ими созданы в то самое время, когда традиционная буддийская скульптура все более деградировала, замечательные, неповторимые по выразительности и силе убеждения работы. Одним из таких скульпторов-странствующих проповедников и был Энку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *