Обряды, обычаи, поверья, мифы, предрассудки        29 декабря 2012        133         0

Закон гостеприимства

1356793720_zakon_gostepriimstvaОтносительно индейцев, живущих селениями в Мексике, Центральной и Южной Америке, сведения наши ограничены, главным образом, рассказами о гостеприимстве, проявленном индейцами в их отношениях к испанцам. Сведений этих все же достаточно для установления того, что закон гостеприимства являлся неотъемлемым элементом их домашнего быта, и можно предполагать, что мы видим здесь только повторение обычаев, установленных в их отношениях друг к другу.

Во всех частях Америки, куда приходили испанцы, двигавшиеся часто в большом числе, как настоящая военная сила, им отводились квартиры в домах индейцев, очищавшихся для этого от жителей, и щедро отпускалось продовольствие. Так, например, в Цемпоала «навстречу вышел вождь в сопровождении старейшин.

Два человека, принадлежащих, несомненно, к самым влиятельным людям племени, поддерживали его под руку, потому что у индейцев был обычай, по которому знатные люди должны встречать друг друга именно в этой позе. Встреча отличалась исключительной любезностью и обилием взаимных приветствий, а жителям было сейчас же приказано найти для испанцев помещение и снабдить их продовольствием». Когда испанцы подошли к Тласкала, тласкаланы «прислали триста индеек и двести корзин с пирогами из teutli, которые они называют tamales. Это составило пятьсот фунтов хлеба и оказалось чрезвычайно существенной помощью для голодающих испанцев». Когда Кортес со своими людьми вошел в Тласкала, «туземцы встретили их чрезвычайно радушно и снабдили всем необходимым». «Войдя в Чолула, испанцы поместились в предоставленном им доме вместе с сопровождавшими их индейцами и получили провизию в изобилии». Хотя испанцев было около 400, а их союзников индейцев около тысячи, они вполне удобно разместились в одном общинном доме, выстроенном по первобытному американскому образцу. Этот факт достоин нашего внимания, потому что он показывает нам тип жилищ оседлых индейцев, живущих селениями. Как правило, они жили в больших домах с многочисленными помещениями, которые могли вместить пятьсот человек и даже больше.

Тип домашнего хозяйства, рассчитанного на несколько отдельных семейств, с которым мы встречаемся у северных индейцев, воспроизводится и у южных индейских племен. Здесь домашние хозяйства гораздо обширнее и рассчитаны на сто и более семейств, помещающихся в одном общинном доме, который иногда и даже довольно часто разделен на несколько групп самостоятельных домашних хозяйств. Такое хозяйство, а большей частью два, три и т. д. составляют пуэбло. Образ жизни этих хозяйств был до сих пор не вполне правильно понят, но его можно еще теперь наблюдать в Новой Мексике, и надо думать, что он станет предметом новых исследований.

Говоря об индейцах майя в Юкатане, замечают, что «они отличаются необыкновенным великодушием и щедростью и спешат накормить всякого человека, который входит к ним в дом». Это вполне убедительное свидетельство распространенности среди майя ирокезского закона гостеприимства и применения этого закона не только во взаимных отношениях туземцев, но и к чужестранцам. Когда Грихалва, около 1517 г., открыл р. Табаско, он поддерживал дружеские отношения с некоторыми племенами Юкатана. «Они немедленно отправили 30 индейцев, нагруженных жареной рыбой, курами, несколькими сортами фруктов и хлебом из индейской муки». Когда Кортес в 1525 году предпринял свою знаменитую экспедицию в Гондурас, он прошел совсем близко от пуэбло Паленка и от пуэбло Копан, не зная о существовании ни того, ни другого, и побывал на берегах озера Пэтен. «Встреченные радушно в селении Апокспалан, Кортес и все его испанцы с их лошадьми поместились в одном доме, а мексиканцы — в других. Все они получали в изобилии «необходимую им провизию». Испанцев было сто человек с пятьюдесятью лошадьми, и с ними шло несколько сот ацтеков. Как раз в этом месте, по рассказу Эррера, Кватемоцин, сопровождавший Кортеса как пленник, был по его приказанию варварски казнен. Затем Кортес посетил остров на озере Пэтен, где был торжественно встречен Канеком, вождем племени, «угостившим его роскошным обедом, к которому были поданы дичь, рыба, пироги, мед и фрукты».

Читая рассказы первых путешественников, побывавших в Южной Америке, мы встречаем подобную же характеристику гостеприимства индейских племен. Около 1500 года Христофор Гуэрра странствовал по берегам Венесуэлы: «Путешественники бросили якорь около селения Курина и были встречены индейцами, предложившими им сойти на берег, но испанцы, которых было не больше тридцати трех человек, на это не решались… Наконец, убедившись в искренности предложения индейцев, испанцы сошли на сушу и в течение двадцати дней своей стоянки пользовались исключительно радушным гостеприимством. Индейцы в изобилии снабжали их олениной, кроликами, гусями, утками, попугаями, рыбой, хлебом из маиса или индейской пшеницы и всякими другими вещами.

Дичь испанцы получали в любом количестве… Из индейских обычаев испанцы отмечают устройство своего рода базаров или ярмарок, а из предметов индейского обихода указываются кружки, кувшины, горшки, блюда и миски, помимо всякой иной посуды». Писарро встретил те же обычаи у перуанцев и других прибрежных племен. Когда он в первый раз посетил берега Перу, он нашел там племя, возглавляемое женщиной. «Эта госпожа вышла к ним навстречу с величавой сдержанностью, держа в руке несколько зеленых веток и колосья индейской пшеницы. На пне большого дерева были приготовлены места для испанцев, а для индейцев были устроены сидения на некотором расстоянии. Индейцы предложили испанцам рыбу и мясо, засушенное разнообразными способами, угостили их фруктами, хлебом и напитками в таком количестве, какое только можно было достать». Когда Писарро подошел к берегу Тумбец, то еще до того, как он высадился, к нему «немедленно направились навстречу десять или двенадцать лодок, доверху нагруженных фруктами, кувшинами с водой и туземным напитком. Кроме того индейцы прислали ему барана». Когда Писарро при втором посещении вошел в Перу, «к нему явились посланцы Атахуальпа и от имени инка поднесли губернатору десять баранов и несколько других сравнительно малоценных вещей. При этом они в очень вежливой форме сообщили ему, что Атахуальпа приказал им спросить Псарро, в какой день он собирается быть в Кахамалька, чтобы можно было к этому дню приготовить необходимую провизию»… «На следующий день явились в еще большем числе вестники Атахуальпа с продовольствием и были приняты с благодарностью». Как замечает туземный историк Гарсилассо де ла Вега, «инка не только не пренебрегает законом гостеприимства к иностранцам, но на всех больших дорогах по его приказанию выстроены дома или убежища, называемые «корпахуачи», где путешественники снабжались продовольствием и всем необходимым в пути. Снабжение производилось из королевских запасов. Если какой-нибудь путешественник по дороге заболевал, его помещали в любой встретившийся на пути дом и ухаживали за ним, вероятно, лучше, чем в его собственном доме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *