Полевые археологические исследования        08 февраля 2013        117         0

Заря неолита — древнекаменный век

Древнекаменный век

В этой статье нашей основной задачей будет подытожить имеющиеся сведения о происхождении и социальном развитии народов, потомки которых населяли Месопотамию в историческую эпоху. Связь между ними и человеческими сообществами палеолита (древнекаменного века) остается до сих пор трудноуловимой и проблематичной. Мы, однако, не вправе ее игнорировать; и коль скоро мы уже наметили границы интересующего нас географического района, то нерезонно было бы пренебречь полученными наукой данными о присутствии на этой территории человеческих популяций в эпохи, предшествовавшие смене палеолита неолитом. Развитие древнейшей человеческой культуры находится в тесной связи с геологической историей Юго-Западной Азии, которой оно, по сути дела, и обусловлено. Нас, правда, могут интересовать только последние, т. е. наиболее близкие к нам, этапы геологической истории. Прежде всего, нам надлежит дать последовательность этих этапов, а также схему, предопределенную ими, как принято думать, для развития человеческой цивилизации.

Эпоха палеолита, на протяжении которой наблюдается развитие человека от обезьяноподобного предка к homo sapiens, приблизительно совпадает с плейстоценом — «новейшей» фазой геологической истории. Начался плейстоцен 2 млн. лет назад, а закончился 20-12 тыс. лет назад. На протяжении этого периода гигантские ледники, представлявшие собой продолжение полярной ледяной шапки, по меньшей мере, четыре раза сползали, к югу, покрывая значительные территории Евразии и Северной Америки. Нижний палеолит — ранний период древнекаменного века — начался более 2 млн. лет назад, а закончился примерно за 80 тыс. лет до нашего времени.

К последней фазе этого длительного периода принадлежат древнейшие, обнаруженные на Европейском континенте следы первобытных культур (аббевильской, клактонской, ашельской) и останки существ, в которых уже можно усмотреть предков современного человека. Для нас сообразно нашей теме более интересен средний палеолит (80-30 тыс. лет назад), поскольку на севере Ирака он представлен пещерными стоянками мустьерского периода и человеческими останками, среди которых имеются и кости неандертальцев — этой загадочной, отмершей ветви на древе человеческой наследственности.

Немалый интерес представляет для нас и верхний палеолит (30-12 тыс. лет назад). В Иракском Курдистане, да и в других областях Ближнего Востока, остатки этой эпохи изучались всякий раз, когда только представлялась возможность с особой тщательностью, поскольку именно эта эпоха явилась прелюдией к величайшей перемене, происшедшей в конце плейстоцена. Фазы, соответствующие европейским ориньякской и граветтской и представленные находками в Палестине — на горе Кармел, а в Иране — на ряде стоянок, разбросанных между горами Загрос и оз. Урмия, весьма интересны сами по себе, так как дают нам сведения о географическом распространении этих культур; но еще большее значение имеет для нас следующий за ними заключительный, или переходный, этап, поскольку именно данными этого этапа заполняется разрыв между сведениями о недостаточно еще развитых предках человека — с одной стороны, и всем тем, что явил собой homo sapiens, каким мы знаем его теперь, располагая многочисленными свидетельствами его ранних достижений и стремлений, — с другой. Хронология этой заключительной фазы палеолита остается по сей день не вполне четкой. Конец ее, впрочем, определенно должен быть связан с появлением здесь первых земледельческих общин в начале неолита, т. е. вскоре после 10 000 г. до н. э.

Нам довольно трудно представить себе, какие именно геологические и климатические изменения происходили в Западной Азии на протяжении эпохи плейстоцена, когда здесь впервые появился человек. Высоко в горах Анатолии, а в меньшей степени — и в Западном Иране обнаружены некоторые следы периодического оледенения; однако вскоре стало очевидным, что сплошной, ледниковый щит не достигал Ближнего Востока. Напротив, в течение всего почти древнекаменного века из Средиземноморья влажный воздух, обтекая южные склоны гор и распространяясь в восточном и юго-восточном направлениях, нес жизнь степям и нагорьям, благоденствовавшим в условиях весьма умеренного и однообразного климата. Следовательно, на протяжении большей части этого периода южные склоны Тавра и Загроса (т. е. так называемая «верхнепьемонтская зона предгорий и межгорных долин») предоставляли палеолитическим обитателям пещер благоприятные климатические условия и прекрасные возможности для охоты. Поэтому для исследователей доистории Старого Света не было, по-видимому, большой неожиданностью обнаружение следов первобытной кремневой индустрии в пещерах Иракского Курдистана, так же как и в Палестине, Юго-Восточной Анатолии, Северо-Западном Иране.

Не могло вызвать особого удивления и то, что культуры этих охотников имели общие черты с культурами, известными к тому времени в Европе. Ведь все эти области соотносимы с условной географической линией, намечающей пути древних миграций; причем в эпоху плейстоцена эта линия могла прослеживаться значительно четче, чем теперь. Касаясь перемен, которые в этот период претерпели внутренние моря Западной Азии, один авторитетный специалист высказывает, например, предположение, что во время последнего ледникового периода Каспийское море вследствие скопления в нем дождевых вод поднялось примерно на 76 м выше нынешнего его уровня. В отличие от него Черное море уменьшилось и превратилось в соленое озеро, поскольку пересохший Босфор отрезал его от Средиземного моря; таким образом, возник мост, значительно облегчивший передвижения древнего человека между Европой н Азией. На востоке же, напротив, Каспийское море и гигантская зона болот вокруг Аральского моря препятствовала миграциям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *