Собирательство, охота, рыбалка        28 апреля 2017        57         Комментарии к записи Земледелие и скотоводство в новокаменный период отключены

Земледелие и скотоводство в новокаменный период

Земледелие и скотоводство в новокаменный период

Важнейшими культурными достижениями новокаменного периода являются земледелие и скотоводство.

Даже по сей день довольно широко распространена теория, что человеческое хозяйство постепенно делало переход от охоты и собирательства дикорастущих растений к кочевому скотоводству и, наконец, к земледелию, т. е., что скотоводство древнее земледелия. Но еще А. Гумбольдт обратил внимание на то, что у американских индейцев не было молочных домашних животных, следовательно, к Америке эта теория неприменима. Впоследствии большинство ученых (Б. Герланд, Ф. Ратцель, А. Геттнер, Э. Ган) выступили противниками этой теории. Они ссылаются на то, что хотя приручить пойманных молодых животных и не трудно, но в неволе они очень редко размножаются, и что разведение животных, в особенности крупных, нельзя считать простым делом, с которым мог бы справиться бродячий охотник. Все известные нам кочевые скотоводы или немного занимаются земледелием, или получают его продукты от земледельцев, тогда как в обширных земледельческих областях, напр., в Океании, обходятся без крупных домашних животных.

Трудно точно ответить на вопрос, как человек пришел к мысли сеять съедобные растения, чтобы потом собирать с них жатву. Сознательного хозяйственного расчета, конечно, быть не могло, но человек не мог не заметить, что семена или корни, попав в почву, непременно будут расти. В первобытном обществе мужчины занимаются охотой и рыбной ловлей, как главным источником пропитания, а женщины собирают семена и плоды диких растений или выкапывают съедобные корни и луковицы посредством заостренной палки. Возвращаясь на места старых стоянок, женщины могли заметить, что из оброненных на землю семян и плодовых косточек выросли те растения, которые необходимы для питания. Воспользовавшись этим наблюдением и посадив в землю горсть семян, женщина стала изобретательницей земледелия. Она же стала первым земледельцем и обрабатывала для посадки семян землю той же палкой, какой выкапывала дикие растения. Заостренный кол, как грубое земледельческое орудие, встречается и в Старом, и в Новом Свете. Улучшением явился кол с плоским заострением на конце, предшественник заступа, и затем мотыга из дерева, камня или рога, образцом для которой мог послужить насаженный на рукоятку каменный топор. Простейшей мотыгой мог служить не очень толстый деревянный ствол с заостренным суком, торчащим на нижнем конце. Потом мотыгу стали делать тяжелее и волочить ее по земле, пропахивая, таким образом, борозду. Две мотыги, соединенные перекладиной и снабженные рукояткой для пахаря и дышлом для тащивших это орудие людей, превратились в первобытный плуг, родоначальник современного усовершенствованного плуга.

Итак, древнейшее земледелие было мотыжным, обработка почвы производилась без помощи упряжных животных, исключительно руками, преимущественно женскими. При мотыжном земледелии, вероятно, раньше начали разводить корнеплодные и клубненосные растения, овощи, плодовые деревья и кустарники, а злаки стали разводить позже, когда уже начал входить в употребление плуг; плуг, однако, не вытеснил лопату и мотыгу, которые и теперь сохраняют свое значение в огородничестве и садоводстве.

Мотыжное земледелие распространялось не из одного центра, а возникало и развивалось самостоятельно в разных местах земного шара, что доказывается местными отличиями в подборе культурных растений. Но с течением времени к местным культурным растениям присоединялись чужеземцы и часто занимали господствующее положение. Так напр., овес и лен распространились из Европы; Азия дала Европе пшеницу, полбу и ячмень, встречающиеся и теперь в диком состоянии в области р. Евфрата, просо (из Ост-Индии) и все наши стручковые растения.

Не все области земного шара представляют одинаковые условия для мотыжного земледелия. Тропический лес для него неблагоприятен, так как трудно найти подходящее место для посева и его расчистить; кроме того, буйная тропическая растительность быстро глушит всходы. Наиболее благоприятна для такого хозяйства область тропических саванн (лесостепи) Азии (Индия и Индийский архипелаг), Африки и Америки, где мы находим его и доныне. Можно предположить, что из области тропических саванн мотыжная обработка земли проникла в степные и лесные области умеренного пояса и держалась там в течении не малого времени, пока не была вытеснена плугом.

В Европе к концу каменного века земледелие достигло значительных успехов, судя по находкам в швейцарских свайных постройках. Там найдены три сорта мелкозернистой, но мучнистой пшеницы, среди которых попадается и крупнозернистая египетская, две разновидности ячменя и лен, который возделывался, вероятно, не только для пряжи, но и ради маслянистых семян. Отсутствуют конопля, крупная чечевица, бобы, садовый мак и овощи. Рожь и овес в каменном веке не возделывались и появляются только в эпоху металлов.

Палеолитический человек в Европе и за ее пределами упорно оставался охотником и собирателем диких растений. И в долине Нила в древнекаменном веке домашние животные отсутствуют. Появление домашних животных и хозяйственное пользование ими является одной из самых главных черт неолитического периода.

Мысль, что наши домашние животные произошли от диких, сравнительно недавно стала достоянием науки. Со времени Линнея до Дарвина ученые повторяли, что домашние животные с самого начала были такими же, каковы они теперь. Сейчас никто уже и не сомневается в истинном происхождении домашних животных, но многое в этом вопросе остается еще невыясненным.

Домашними животными следует считать не всех приручаемых животных, а только таких, которых человек взял на свое попечение, которые регулярно размножаются у него и под влиянием подбора и скрещивания приобретают те или иные наследственные особенности формы и роста, окраски и свойства шерсти, молочности, развития жира и т. п.

В древнекаменном веке домашние животные отсутствуют. Появление домашних животных и хозяйственное пользование ими является одной из самых главных черт неолитического периода.

Дикие животные легко приручаются, и такими животными часто бывают полны напр., хижины многих американских индейцев. Однако, проблема превращения дикого животного в домашнее еще не разрешена, так как дикие животные, содержимые в неволе, размножаться не желают, а если и размножаются, то только тогда, когда для них создается такая же жизненная обстановка, какую они имели на свободе. Вопросы о предках домашних животных, о их первоначальной родине и последовательном распространении также решаются наукой только приблизительно, так как некоторые животные, напр., собака, возникали в разных частях света. Для истории человеческой культуры разрешение этих вопросов, особенно о времени и путях распространения животных, имеют очень важное значение, так как домашние животные принадлежат к инвентарю человека, и пути их странствований бросают свет на древнейшие переселения народов. Если мы видим, что Африка с ее богатой и разнообразной фауной получила, однако, из Азии важнейших домашних животных, то в праве отсюда заключить, что население Африки в разные времена пополнялось азиатскими выходцами.

Древнейшим домашним животным была собака, затем появились свинья и курица. В неолитическую эпоху собака первая примкнула к человеку, как его товарищ и спутник, но, вероятно, это произошло в разных странах в разное время. Общим признаком всех собак является круглый зрачок и 42 зуба, но в остальных отношениях домашние собаки представляют большое разнообразие. Достаточно сказать, что длина туловища самых крупных пород превосходит в 6 раз, а объем в 200 раз длину и объем самых мелких пород. Это разнообразие объясняется не только древностью приручения и подбором, но, главным образом, тем, что породы собак произошли от разных предков и в различных областях. Крупных собак Старого Света производят от мелкого индийского волка (напр., овчарки), более крупного тибетского (доги, сенбернары) и абиссинского; последний считается отдаленным предком борзой собаки, изображения которой встречаются на древнейших египетских памятниках. Более мелких собак Старого Света производят от породы шакала, распространенной в Западной Азии. Действительно, шакал формой черепа и повадками напоминает собаку: он легко приручается и охотно следует за человеком, уходит от наказания, крадучись и оглядываясь назад, как собака. Полагают, что шакал был предком, так называемой, болотной или торфяной собаки (canis paiustris), кости которой находят в кухонных отбросах и свайных постройках новокаменного периода; по величине и строению скелета она близко стоит к нашей легавой собаке и шпицу. Родоначальником американской собаки, напоминающей овчарку, считается койот (canis latrans occidentalis), мелкая разновидность североамериканского волка. В эпоху открытия Америки эта собака стояла ближе к дикому, а не к домашнему животному, и даже не умела лаять.

Судя по разбитым собачьим черепам, находимым в неолитических кухонных, отбросах, люди тогда питались собачьим мясом, как питаются и теперь многие негры, меланезийцы, некоторые народы юго-востока и китайцы; но последние едят собачье мясо только как лечебное средство.

Родиной домашней свиньи считается юго-восточная Азия, где водится так называемая индийская свинья (Sus indicus). Свиноводство с древнего времени имеет распространение в Китае, на Малайском архипелаге и островах Тихого океана. Из юго-восточной Азии индийская свинья давно проникла в Египет и в Европу. В Европе она смешалась с дикой свиньей или кабаном, водившимся здесь еще в делювиальную эпоху. В эпоху свайных построек здесь разводили много свиней, но не держали их в хлеву.

Домашняя птица в новокаменном веке Европы нигде не обнаружена, но курица, вероятно, была уже в это время приручена в других местах. Ее почти всемирное распространение, даже в самых глухих поселениях Центральной Африки, указывает на глубокую древность приручения этой птицы. Ее родо-начальной формой считается дикая банкивская курица, которая водится в лесах Индо-Китая и Малайского архипелага. По мнению Дарвина, курицу приручили малайцы и она сперва распространилась в юго-восточной Азии, в Японии и Китае, где были выведены разнообразные куриные породы, а переселение ее на Запад началось позднее.

Коза, несомненно, была приручена в неолитическую эпоху и при том очень рано, что подтверждается разнообразием козьих пород. Родина козы — горные страны западной Азии: в Персии и М. Азии они и сейчас встречаются дикими. Она давно была приручена в Египте и весьма прижилась в Африке. В Европе в эпоху свайных построек коза мелкой породы была очень многочисленна, но позднее она вытесняется овцою. Несмотря на продолжительное приручение, коза сохранила независимый характер горного животного и легко возвращается в дикое состояние.

Родина овцы — западная Азия и Африканский север. В Европе в палеолитическую эпоху не было ни диких, ни домашних овец; только в эпоху свайных построек появляется маленькая, похожая на козу, «торфяная овца», порода которой и теперь не вымерла. Вне Европы домашняя овца появилась очень давно: в Египте найдены ее остатки, относящиеся к неолитической эпохе. По мнению К. Келлера, мелкие породы овец исходят из Западной Азии. В отличие от козы, овца, под влиянием одомашнения, сильно поглупела.

Лошадь в третичный период водилась в Северной Америке, но, по неизвестным причинам, исчезла там еще до появления человека; в Старом Свете она сохранилась в многочисленных видах. Родина лошади — Средняя Азия. Предком домашней лошади старые натуралисты считали или тарпана, или кулана, пока Н. М. Пржевальский не открыл в Средней Азии дикую лошадь (Equus Przevalskii). Оттуда она распространилась по другим областям Старого Света. В палеолитическую эпоху дикая лошадь водилась стадами в северных частях Азии, Африки и во всей Европе, где она долго не исчезала. Эта дикая лошадь была сравнительно мала, с большой головой, и служила предметом охоты. Приручение и одомашнение лошади началось в новокаменный век. В Европе ручная лошадь появляется сравнительно поздно и, судя по малочисленности ее остатков в эпоху свайных построек, мало применялась в хозяйстве человека. Самые ранние указания на прирученную лошадь имеются для Индии и Китая и относятся к ХХ-му веку до P. X.; в Египте домашняя лошадь появляется позже.

Осел в неолитическом периоде Европы не найден. Родина этого животного — сухие области Восточной Африки и Западной Азии. Египтяне, евреи и арабы пользовались домашним ослом задолго до знакомства с лошадью.

Верблюд происходит из Центральной Азии, где Пржевальский открыл его родоначальника, дикого верблюда, а позже (1900 г.) Свен Гедин наблюдал в области реки Тарима жизнь этих диких верблюдов. Северным частям Старого Света свойственен двугорбый верблюд, южным — одногорбый или дромадер. Приручение верблюдов давно началось в Азии, хотя трудно сказать, произошло ли это в неолитический период, или в век металлов: в Африке домашний верблюд появляется уже в историческое время (IV в. до Р. X). Приручение верблюда было громадным культурным приобретением, открывавшим человеку пути через недоступные прежде степи и пустыни.

Рогатый скот распространен теперь по всей земле в многочисленных породах. Родиной его была Азия; в Африку он проник позже. По мнению А. Геттнера, трудно определить, в каком именно месте начали разводить крупный рогатый скот. Во всяком случае, произошло эго не в тропиках, а в прилегающих частях северного вне тропического пояса, вероятнее всего в передней Азии и на юго-востоке Европы, являющихся прародиной не только большинства домашних животных, но и земледельческих злаков, в первую голову ячменя

Исходными формами пород рогатого скота считаются тур (Bos primigenius) и зондский бык (Bos sondaicus). В Европе в делювиальную эпоху и в последующее доисторическое и историческое время водился широколобый первобытный бык или тур, крупное и сильное животное. За ним охотились и даже пытались приручить, но безуспешно. Однако, одна из пород домашнего быка европейского новокаменного века и бронзового очень похожа на дикого быка и, по-видимому, происходит от него. Проф. К. Келлер считает тура предком широколобого, большерогого, крупного европейского скота. В Европе в древнейших свайных постройках открыта была также мелкая порода рогатого скота («торфяной скот») с короткими сильно изогнутыми рогами, узким длинным черепом и тонкой короткой мордой; в некоторых местах эта порода является единственной. К. Келлер полагает, что исходной формой этой породы был зондский бык или бантенг, одомашненным видом которого является индийский зебу. В Европу он проник с востока или через Северную Африку, распространяясь первоначально по долине реки Роны. Комолый или безрогий скот, ныне распространенный в Северной Европе, азиатского происхождения и в древности был распространен в Африке.

Азии мы также обязаны домашним буйволом, ныне распространенным, как вьючное, верховое и упряжное животное, в южной и западной Азии, на Европейском юге и в Египте. Его дикой родоначальной формой считается индийский буйвол, охотно питающийся осокой и водяными растениями и хорошо переносящий жару и сырость. Время приручения буйвола неизвестно; его древнейшие изображения появляются в Месопотамии и относятся к IV веку до Р. X.

В некоторых частях Передней Индии и Индо-Китая разводится и широколобый бык, а в горах Центральной Азии як, служащий верховым, вьючным и молочным животным.

Хозяйственное использование быка и коровы в древности и теперь у разных народов различны; одни народы разводят их главным образом ради молока и мяса, другие не едят мяса и даже не употребляют в пищу молока и масла и пользуются крупным рогатым скотом только для езды, перевозки грузов и земледельческих работ.

Приручение и одомашнение животных сделало существование людей более обеспеченным и имело величайшие последствия для развития человечества. Это сознавалось в древности, и этим объясняется роль животных в религиозных культах индусов, египтян, греков, римлян, и других пародов. Египетский бык Апис считался воплощением верховного божества; в Греции и Риме запрещалось убивать вола, как служителя богини земледелия Цереры и помощника человека в работе; еврейский закон предписывал также некоторые обязанности человека по отношению к рабочему скоту.

Сосредоточение хозяйства на скотоводстве создало особый тип пастушеских или кочевых народов. По словам Э. Гана, основы европейской культуры были заложены с тех пор, как человек стал пить молоко и запряг вола в плуг. Работа животных, как помощников человека, громадна: бесчисленные стада скота, пасущиеся в степях и на лугах Старого и Нового Света, наши фермы, бойни, фабрики и заводы для переработки продуктов животноводства — все это возникло из наследства, оставленного каменным веком.