Путешествия и открытия        08 ноября 2015        73         0

Знания о небе в Древнем Вавилоне

В самые отдаленные времена, о которых дошли до нас сведении, земля Шипар, включавшая в себя долины между Евфратом и Тигром, была населена двумя разными народами с весьма различными языками, внешним обликом и обычаями: северная часть — Аккад — семитической расой, а южная часть — шумерами. Шумеры были местными жителями или первыми иммигрантами, тогда как семиты иммигрировали позднее во все возрастающем количестве из западных пустынь. Язык шумеров указывает на родство не с семитическими или индоевропейскими языками, а скорее с туранскими; во всяком случае, расовая принадлежность этого народа древнейшей культуры неизвестна. В столетия, следующие за 3000 г. до н. э., большие шумерские города на юге (Эриду на море, Ур на границе с пустыней, Урук, Лагаш, Ниппур, Лapca) продемонстрировали образцы наивысшей культуры, причем гегемония принадлежала обычно одному из этих городов. В северных городах (Агаде, Сиппаре, Борсиппе, Вавилоне) эту культуру восприняли семиты, которые после следующей иммиграции постепенно стали доминирующей расой. Когда около 2500 г. до н. э. всей Месопотамией правил Саргон из Агаде, а затем его сын Нарамсин, военные силы страны состояли из семитов, тогда как писцами и гражданскими должностными лицами были шумеры. В следующие столетия господствующее положение вернулось к югу, где правители Лагаша и Ура называли себя «царями Шумера и Аккада». После 2000 г. до н. э., благодаря иммиграции аморитских племен с запада, семиты достигли определенного преобладания. Тогда в период правления той династии, из которой наиболее хорошо известен Хаммурапи, город Вавилон стал столицей обширной империи и центром торговли и культуры.

Шумеры были изобретателями клинообразного письма, в котором для выражения каждого звука, состоявшего из гласной и одной или двух согласных, использовался особый знак. Эти знаки (составлявшиеся из отпечатков, широких с одной стороны и узких — с другой) при помощи стилуса — металлической палочки — наносились на мягкую глиняную пластинку, которая затем подвергалась обжигу. Передача слогов посредством особых знаков полностью соответствовала такому агглютинативному языку как шумерский, в котором отдельные слова и корни просто смыкались. Семиты восприняли эту клинопись, хотя она была несколько неудобна для их языка, с его флексией корней. Когда Вавилон стал культурным центром всего Ближнего Востока, его язык и клинопись вошли в употребление в качество международного языка, признававшегося даже в Египте и Малой Азии.

Дешифровка клинописи и языков, на которых она написана, была одним из важных достижений XIX в.; она пролила свет на совершенно забытый период истории и культуры. Ранее имевшиеся искаженные и анекдотические сведения, почерпнутые главным образом из греческих источников, не шли дальше 700 г. до н. э. Когда Анри Лейярд, под впечатлением от первых раскопок французского консула Ботта, в 1846 г. начал раскопки в местечке Древней Ниневии, он обнаружил удивительные скульптуры, барельефы охотничьих сцен, крылатых быков и драконов. Он был поражен обилием лежавших вокруг черепков с клинообразными надписями и, заподозрив их ценность, послал в Британский музей вместе с произведениями искусства несколько ящиков этих черепков. Важность их была оценена лишь тогда, когда Джордж Смит расшифровал несколько текстов, содержавших рассказ о потопе. После этого были отправлены специальные экспедиции для того, чтобы собрать как можно больше таких текстов. Удалось доказать, что они являются остатками «библиотеки» царя Ашшурбанипала и состоят как из новых записей, так и из копий текстов более ранних столетий, а также из словарей и лексикографических материалов. Эти исследования дали сильный толчок к изучению древней месопотамской культуры (с тех пор эта наука называется «ассириология»). Прежде всего, ассириологов затрудняла смесь двух совершенно различных языков; обычно каждый знак использовался как звук, переносившийся из шумерского языка в семитический в качестве слога; но часто он применялся и как так называемая «идеограмма», т. е. знак для предмета или понятия по его значению в шумерском языке. Таким образом постепенно были расшифрованы одновременно два языка. Литературные фрагменты, дополненные текстами, извлеченными из руин других древних городов, дали нам более ясное представление о культуре и истории этой отдаленной эпохи.

Была обнаружена также и неизвестная ранее древняя астрономия. В этом заново открытом мире небесным телам придавалось гораздо весомое значение, ежели в любой другой стране или в любую иную эпоху. Восстановить все эти забытые знания на основании небольших отрывочных фрагментов было, безусловно, трудно. Только пройдя через неопределенные предположения, внезапные догадки, ложные интерпретации и несостоятельные теории, постепенно удалось приблизиться к истине. В течение многих лет большой известностью пользовалась теория Гуго Винклера. Ссылаясь на то, что вавилоняне в совершенстве знали небесные периоды и изменения вида созвездий из-за прецессии, эта теория утверждала, что астрономическая наука в Вавилоне была высоко развита уже в самые отдаленные времена — между 3000 и 2000 гг. до и. э. Объяснялось даже и то, как это первобытное представление о мире, приобретая характер «астральной мифологии», утверждавшей существование тесной связи между земными и небесными явлениями, стало источником всех более поздних восточных и греческих систем мышления и как оно определило легенды, знания и обычаи вплоть до настоящего времени даже в отдаленных частях Европы. Несостоятельность этой заманчивой, но весьма фантастической теории была доказана позднее, после тщательного изучения текстов. Наши современные знания о вавилонской астрономии базируются главным образом на работе трех иезуитских ученых — ассириолога И. Н. Штрассманера и аст|юномов И. Эппинга и Ф. Кс. Куглера.

Эра первого вавилонского царства явилась кульминацией экономического и политического могущества и культурной жизни. Торговля и ремесла процветали; наиболее важный торговый город Вавилон был не только метрополией обширной месопотамской империи, но и культурным центром всей Передней Азии. Здесь получили завершение достижения предшествующих столетий шумерской культуры, и система теологии приняла форму, сохранившуюся в последующий период. Уклад гражданской жизни нам хорошо известен по высеченному на камне знаменитому «кодексу Хаммурапи», который был обнаружен в XIX в. при раскопках в Сузах. Среди извлеченных при раскопках глиняных табличек мы находим многочисленные гражданские договоры о покупке и продаже земли, а также процентные займы, договоры об арендной плате и плате за службу, которые сдавались в храмы и хранились там как в нотариальных конторах. Благодаря им мы составили нечто вроде календаря со списком имен и дат правления царей, который служит хронологической основой истории.

Среди шумерских названий двенадцати месяцев, использовавшихся при царе Ура — Дунги (они были различны в разных местах), мы находим название для четвертого месяца, составленное из идеограмм для зерна и руки; название одиннадцатого месяца — из идеограмм для хлеба и срезания; название для двенадцатого месяца — из идеограмм для хлеба и дома; следовательно, сезон указан ясно. Так мы можем понять, почему именно одиннадцатый месяц повторяется здесь при интеркаляции. После возвышения Вавилона стали использоваться семитические названия: нисанну, аиру, симанну, дузу, абу, улулу, тишриту, арахсамма, кислиму, тебиту, сабату, адару. В астрономических текстах они указаны едиными знаками, представляющими собой первые слоги их прежних шумерских названий.

В древневавилонском царстве вставным месяцем был второй адару в конце года. Недостатки в регулярности этих интеркаляций, проявлявшиеся и в датах гражданских контрактов, показывают, что они проводились эмпирически, в соответствии с созреванием посевов, или тогда, когда это оказывалось необходимым; бывали даже два последовательных года с тринадцатью месяцами, если календарь слишком уклонялся от нормы. Несколько раз, очевидно, в тех случаях, когда отклонение необходимо было исправить быстрее, удваивался шестой месяц.

Для календаря было необходимо наблюдение некоторых небесных явлений. Чтобы точно фиксировать первый день месяца, требовалось заметить новую Луну в момент ее первого появления. Это было не так уж трудно; в том удивительно теплом климате (за исключением нескольких зимних месяцев и случайных песчаных бурь), с хорошей видимостью на широких равнинах от горизонта до горизонта, жрецы-астрономы со своих ступенчатых башен легко могли отметить первый тонкий серп Лупы на вечернем небе. Для церемониальных целей они должны были уделять внимание также и полнолунию и наблюдать, с целью его предсказания, последнее утреннее появление серпа к концу месяца. Можно ли представить себе, что при этом они не замечали звезд, безмолвно вычерчивающих свои пути и продвигающиеся вперед с всяким следующим месяцем? Трудно представить также и то, что их не поражали яркие планеты, случайно оказывавшиеся среди звезд, и больше всего — несравненная вечерняя звезда. Существует несколько текстов, в которых говорится об этом; из них видно, что несмотря на столь ясное небо, ум древних вавилонян не был всецело занят звездами, как часто предполагалось. Однако в высшей степени вероятно (это подтверждается и некоторыми текстами), что систематическое наблюдение Луны должно было постепенно привести к возрастанию практического интереса к звездам.

Интеркаляция на основе регулярного гелиакического восхода и захода звезд должна была, таким образом, постепенно заменить беспорядочный эмпирический метод наблюдений за посевами. Положительное указание может быть найдено в списке (ассирийской копии с более раннего оригинала неизвестного столетия) тридцати шести названий звезд или созвездии, по 3 для каждого месяца, из которых каждое первое название, очевидно, относится к гелиакическому восходу в этом месяце. Для месяца нисанну мы находим Дилган (т. с. Овен и Кит); для аиру — первое название — Мулмул (Плеяды; мул — означает «звезда»); для симанну это — Сибзианну (Орион) и т. д. Кроме того, существует другой, сильно поврежденный текст, который сообщает: «Звезда Дилган появляется в месяце нисанну; когда звезда отсутствует, месяц должен… звезда Мулмул появляется в месяце аиру…». Таким образом, появление или запаздывание звезды служило указанием для выполнения определенных действий.

Таким образом, мы видим, что многие звезды и созвездия были уже известны и получили названия. Это не означает, что 12 созвездий зодиака были первыми известными созвездиями или занимали особое место. Некоторым доказательством этого может, вероятно, служить тот факт, что эпическая поэма о Гильгамеше, состоящая из 12 песен, каждая из которых соответствует определенному знаку зодиака, имеет многие черты солнечного мифа. Но такое деление могло принадлежать и более поздней версии. Планеты, кажется, там не играли роли, календарь был связан только с неподвижными звездами.

Это знание звезд сохранялось и в последующий период наступившего политического упадка, когда Вавилон был покорен восточными завоевателями — касситами, а западные страны превратились в поле битвы, где египтяне сражались против экспансии хеттов. Сведения об этом времени получены на основании изучения межевых камней (кудурру). Обычно эти пограничные знаки отдавались под покровительство богов, изображения которых на них высекались. Наряду с фигурами, изображающими Солнце, Луну и, вероятно, Венеру, мы находим здесь и другие рисунки, по видимому, представляющие созвездия: бык, колос пшеницы, собака, змея, скорпион, козел с рыбьим хвостом (так позднее изображалось созвездие Козерога). При раскопках в Богазкёе, на месте столицы хеттов в Малой Азии, были обнаружены кирпичи с надписями, призывающими вавилонские божества; в этом перечне — множество названий звезд и видимых в тех широтах созвездии, например Плеяды, Альдебаран, Орион, Сириус, Фомальгаут, Орел, Рыбы, Скорпион. Знак для Скорпиона — гир-таб — состоит из двух идеограмм, обозначающих жало и клешню, с жалом, представленным парой ярких звезд Скорпиона как раз так, как впоследствии он изображался греками, заимствовавшими это созвездие у вавилонян. В соответствии с довольно спорным текстом из Ниппура расстояния от жала Скорпиона и от его головы до Арктура, выраженные в шестидесятых долях, относятся как 9:7. Это, вроде бы подразумевало, что в то время на небе расстояния измерялись с определенной точностью. Когда же из других табличек были добавлены по аналогии отношения и для других звезд: 9 : 11 :14:17 : 19, то оказалось, что это — простой математический текст, в котором звезды были включены в качестве готовых примеров. Предположение некоторых ассириологов о том, что здесь имелись в виду линейные расстояния в пространстве, не согласуется с известными нам вавилонскими представлениями о мире.

Существует и иной, истинно астрономический документ, который, как мы можем сказать определенно, относится к первой вавилонской династии. Этот текст из библиотеки Ашшурбанипала, с данными относительно планеты Венеры, является копией с более ранних текстов. В 1911 г. Куглер добился успеха в дешифровке его содержания. Одна часть текста состоит из множества групп линий, изображающих различные явления планеты (называемой здесь Нин-дар-анна — «госпожа небес») как астрологические предзнаменования, сопровождающиеся соответствующими предсказаниями. Они не могут быть наблюдениями или астрономическими вычислениями, потому что всегда повторяются одни и тс же интервалы времени, а воображаемые даты начала явления, регулярно изменяясь между утренними и вечерними явлениями, всегда приходятся на один и тот же день и месяц.

Временные промежутки между восточным появлением и исчезновением всегда составляют 8 месяцев и 5 дней; затем проходит 3 месяца до западного появления, снова 8 месяцев и 5 дней до исчезновения, затем 7 дней до появления на востоке. 19 месяцев и 17 дней, что составляет правильный период Венеры. Эти интервалы времени и даты появления и исчезновения были выведены из наблюдательных данных, содержащихся в остальной части текста, но среди этих данных встречается много ошибочных, неверно скопированных идеограмм, которые использовались для вывода средних значений, применявшихся при составлении схематических предсказаний. Ошибка, допущенная при переписке, удлинила период невидимости (после восточного исчезновения, которое обычно длится около двух месяцев) до 5 месяцев и 16 дней, и средний период стал равным 3 месяцам. Это показывает, что человек, который впоследствии держал в руках материал для объявления предзнаменований, имел слишком незначительные астрономические познания или обращал на это дело так мало внимания, что использовал для вывода среднего значения грубо отклоняющиеся от него величины. Так как мы знаем значение цифр, то некоторые из ошибок в этих наблюдениях, охватывающих 21 год, могут быть исправлены.

Среди явлений Венеры, оказавшихся не на месте, найдена в восьмом году строчка, читающаяся как «год золотого трона». То же самое обозначение было найдено в текстах гражданских договоров восьмого года эры царя Аммизадуга, предпоследнего царя династии, который правил в течение 21 года. Итак, очевидно, можно было заключить, что 21 год из текста Венеры точно соответствовал 21 году правления этого царя. Это подтверждается тем фактом, что и годы из 13 месяцев в тексте Венеры соответствуют таким же годам в гражданских текстах. Так как явления Венеры для того времени могут быть точно вычислены на основании современных данных, то появилась возможность удостовериться в точности дат правления этого царя, что позволило обосновать хронологию периода, близкого ко второму тысячелетию до н. э. Метод Куглера базировался на утверждении о том, что в 6-ом году, на 26-й день месяца арахсамма Венера на западе исчезла и на 3-й день следующего месяца кислиму вновь появилась на востоке. Следовательно, ее соединение с Солнцем в период года, грубо соответствующий декабрю или январю, почти точно совпало с соединением Луны с Солнцем. Он нашел, что лучше всего эти условия выполнялись 23 января 1971 г. до н. э. Следовательно 1-я вавилонская династия могла править с 2225 г. по 1926 г. до н. э. и что Хаммурапи правил с 2123 по 2081 г. до н. э. Выходит, что дата 1 нисанну в среднем соответствует 26 апреля по нашему календарю. Такое точное отождествление столь древних дат обычно рассматривалось как удивительный пример астрономо-хронологических исследований, но интересно, что первый результат был целиком ошибочен. Существует несколько дат, соответствующих этой. Соединения Венеры с Солнцем происходят каждые 8 лет, наступая с каждым следующим разом всего на 2,4 дня раньше; соединения Луны с Солнцем наступают также через 8 лет, с запозданием с каждым следующим разом на 1,6 дня. Следовательно, обе даты через 8 лет могут удовлетворительно совпасть, после чего явления соединений начинают расходиться все сильнее, причем соединения Венеры раньше наступают, а соединения Луны — позже. После семи периодов по 8 лет соединения Венеры наступают раньше на 17 дней, а соединения Луны — позже на 11 дней, так что совпадение соединений наступает снова, но теперь на 29 дней раньше. Таким образом, мы находим ряды дат (или пары дат через 8 лет), следующие друг за другом с интервалами в 50 лет или в 64 года, и астроном целиком зависит от историка в указании правильного столетия. Когда Куглер проводил свои исследования, историки относили первую вавилонскую династию примерно ко 2-му тысячелетию до н. э.; другие исследователи, пытавшиеся исправить работу Куглера, не отваживались отодвигать события дальше, чем на 120 лет. Кроме того, была известна старая хроника царей Бероса (вавилонского жреца, преподававшего в Греции), относившая династию на 4 столетия позднее. Это вызывало постоянные возражения со стороны историков, однако позднее они изменили свое мнение. Так, теперь считается наиболее вероятным, что дата совпадения соединений была 25 декабря 1641 г. до н. э.; что Хаммурапи правил с 1792 по 1750 г. до н. э. и что вся династия правила 1894 по 1595 г. до н. э., или, возможно, на 64 года позднее, так как в исторических документах остаются некоторые неопределенности.

Однако может оказаться, что планета Венера тщательно наблюдалась уже в первые века вавилонского могущества, а, возможно, даже и ранее. Если бы так же наблюдались и другие планеты, упоминания о них, несомненно, сохранились бы в ассирийских копиях. Однако упоминается только Венера. Совершенно ясно, что жрецы, наблюдавшие серп Луны, обратили внимание на эту самую яркую звезду и что она должна была показаться им исключительно ярким объектом. В поздних текстах Солнце, Луна и Венера часто называются вместе, как триада родственных божеств, в отличие от других четырех планет. Может ли быть, чтобы вавилоняне знали о серпе Венеры в период ее большой яркости до или после нижнего соединения? Существует текст, смысл которого остается спорным. Некоторые ассириологи читают его следующим образом: «Когда Иштар со своим рогом с правой руки приближается к звезде, в стране будет изобилие. Когда Иштар со своим рогом с левой руки приближается к звезде, стране будет плохо». Не исключена вероятность, что при довольно прозрачной атмосфере этих стран рога серпа Венеры были замечены; современные наблюдатели также упоминают подобные примеры. Американский миссионер Д. Т. Штоддарт в письме к Джону Гершелю из Ороомиша (в Персии) писал в 1852 г., что спутники Юпитера и удлиненную форму Сатурна можно было наблюдать в сумерках невооруженным глазом и что через темное стекло сразу же бросалась в глаза полулунная форма Венеры. Это позволяет понять, почему в те древние времена вавилонские жрецы-астрономы уделяли особое внимание Иштар как звезде — сестре Луны. В интересах религии они следили не только за ее появлениями и исчезновениями, но заметили также их регулярность и пытались, хотя и примитивным способом, найти величину этих периодов и пользоваться для предсказаний. Однако это могло быть осуществлено только в более поздний период, например, между 1500 и 1000 гг. до н. э.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *