Последние новости, собранные с разных уголков земного шара. Мы публикуем аналитические статьи о политике, экономике, культуре, спорте, обществе и многом ином

Из-за россиян в Казахстане начался дефицит машин

В ЕАЭС началась перебалансировка сил

ЕАЭС переживает непростые времена. Сразу два члена союза — Россия и Белоруссия — оказались под самыми масштабными ограничениями за всю историю санкций. На фоне этого в других странах начались шатания: Киргизия посматривает на Казахстан, где все чаще звучит идеи выйти из союза в пользу Запада, Армения сближается с Францией. О том, что ждет объединение и как государства справляются с вызовами — в материале «МК».

Полтора миллиарда для Белоруссии

Белоруссия, как никто другой в ЕАЭС, привыкла к различным формам западного давления. После президентских выборов в 2020-м Европа начала «душить» белорусскую экономику, что по замыслу должно было обрушить «диктаторский режим». Но, в том числе с помощью России, страна выстояла.

В 2022-м в ЕС посчитали Минск причастным к событиям на Украине, поэтому санкции против «большого брата» отзеркалили и на «младшего». Все это больно ударило по стране: в Евразийском банке развития прогнозируют снижение внутреннего валового продукта Белоруссии по итогам года на 4,6%.

Учитывая обстоятельства, ситуация могла бы стать катастрофической, но Россия и Белоруссия преодолевают кризис сообща. По итогам 10 месяцев 2022 года объем взаимной торговли Белоруссии и России составил 36,5 млрд долларов. Доля Москвы в общем товарообороте Минска выросла до 60%. В том числе это продукция сельского хозяйства, нефтехимия, которая оказалась в западной блокаде, а также нефтепродукты, которые страна перерабатывает на своих НПЗ.

На реализацию программ по импортозамещению Путин выделил Лукашенко полтора миллиарда долларов. Весь год в Белоруссию ездили российские губернаторы, чтобы совместно найти решения проблем. Минск согласился заместить России импортные детали, в том числе для корпорации «Сухой», идет работа по линии тягачей и самосвалов, и даже по микроэлектронике. 

«Мы ни в коем случае не должны повторить ошибки, допущенные после распада Советского Союза. Поэтому наш безусловный приоритет — решение чувствительных экономических вопросов, от которых зависит благосостояние населения и, в конечном итоге, поддержка проводимых нами реформ в общественной и политической сферах», — заявил Александр Лукашенко на встрече с Путиным 19 декабря. За прошедший год президенты встречались восемь раз.

Взаимодействие между странами позволило Минску за десять месяцев заместить потери выпадающего экспорта более, чем на 80%, переориентировав его преимущественно на Россию, отметил белорусский министр экономики Александр Червяков: «А сокращение поставок импорта из недружественных стран и Украины было компенсировано на 50% импортом из России. Мы полностью заместили импорт рыбной продукции, масла подсолнечного, генераторов, электродвигателей, полимеров, железнодорожных вагонов, черных и цветных металлов и так далее».

Параллельный импорт из Казахстана под угрозой

В вопросе Украины Казахстан занял нейтральную позицию, а президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что не будет помогать соседу обходить санкции. «Мы получаем уведомления о вторичных санкциях со стороны Запада. Идет очень сложная, деликатная работа, которую я назвал бы прохождением между Сциллой и Харибдой», — объяснял он. Однако после ухода из России зарубежных компаний и торговых марок, заполнять пустующие полки россиян принялся именно Казахстан.

Членство в ЕАЭС дает ряд важных бонусов: единое таможенное пространство и территориальная близость. В Москву поехали бытовая техника, ноутбуки и смартфоны. Экспорт товаров увеличился на 8,6% — Астана стала лидером по параллельному импорту в Россию среди стран экономического союза.

Немало заработал на антироссийских санкциях и казахстанский автопром. Дефицит комплектующих и уход зарубежных брендов подтолкнул россиян покупать машины у соседей. С января по август поставки превысили 6,5 тысяч единиц, что в 15 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года. Из-за ажиотажного спроса осенью в самом Казахстане возник дефицит авто.

Тем не менее, в сентябре Астана сделала резкий поворот в сторону Запада: торговлю с Москвой перевели под санкционный контроль США. «Без разрешения американских чиновников соглашения не осуществляются. Цель — не попасть под вторичные санкции», — заявил глава МИД Казахстана Мухтар Тлеуберди.

Это заявление вызвало сомнение в том, что поток параллельного импорта будет продолжаться. Ввоз техники без разрешения правообладателей удавалось осуществлять за счет старых запасов, и объяснить, зачем теперь стране в 19 миллионов жителей понадобилось телефонов в семь раз больше — задача невыполнимая.

Любопытная история и с «газовым союзом», предложенным Путиным. «В принципе, мы готовы к этому. Почему бы нет» — сказал вначале Токаев, но позже свое мнение изменил. «Казахстан не позволит использовать свою территорию для обхода санкций», — уже как мантру повторил замглавы МИД республики Роман Василенко.

В это же время в стране все громче звучат призывы выйти из ЕАЭС. В Казахстане напоминают, что условия таможенного соглашения, при котором 80% пошлин отходит Москве – невыгодны. Тем не менее, Россия — основной торговый партнер Казахстана. Товарооборот между странами за январь-август составил 16 миллиардов долларов, что на 4,2% выше, чем за аналогичный период 2021-го.

Киргизия не выиграла и не проиграла

Казахстан, Киргизия и Армения приняли две волны миграции россиян. В эти страны уехали сотни тысяч человек. Такой наплыв людей дал толчок развитию экономики: туристический сезон затянулся до зимы, квартиры взлетели в цене.

Руководитель Института социально-политических исследований, политолог Денис Бердаков отметил, что в Киргизию приехали десятки тысяч релокантов, которые привезли с собой серьезные деньги: «Наш туристический бизнес впервые работал в сентябре, хотя он обычно в середине августа закрывался».

«Через страну пошли большие потоки товаров народного потребления: микроэлектроника, одежда, обувь – все те бренды, что ушли из России», — продолжает эксперт. «Как ни парадоксально, Кыргызстан не сказать, чтобы выиграл в долгосрочной перспективе, но по деньгам проигрыша нет. Все понимают, что падение российской экономики плюсов никому не несет. Но по деньгам мы сумели отбиться. Кстати, такая же ситуация и для Казахстана, и для Армении. То есть страны ЕАЭС краткосрочно выиграли довольно серьезно».

Вместе с тем, страны укрепляют связь с государствами, которые Россия считает «недружественными». Президенты ездят в Европу и консультируются с США касательно логистических маршрутов в обход России. Одновременно республики отдаляется от военных интеграционных проектов с Москвой: в октябре власти Киргизии отменили военные учения ОДКБ на своей территории. А власти Армении раскритиковали работу блока в Нагорном Карабахе.

Дезинтеграция – не распад

«С формальной точки зрения, ничего сильно не поменялось, — говорит «МК» доцент кафедры евразийской интеграции РАНХиГС Сергей Рекеда. — В ЕАЭС не появилось новых функций, комиссий или еще чего-то такого. Но с точки зрения условий, в которых союз развивается, конечно, поменялось очень многое. То, что изначально было заложено в договор 2014-го года, сейчас позволяет решать проблемы, которые возникли в связи с санкциями, конфликтом с западными странами».

«Большую роль сыграла свобода передвижения товаров, капитала и людей внутри ЕАЭС, — продолжает эксперт. — Это создало условия для того, что Казахстан, Армения и Киргизия получили неплохие экономические преференции переноса производства, офисов и людей на их территорию. Поэтому там наблюдается рост ВВП и инвестиций. Правда, инфляция тоже подскочила».

Только российская и белорусская экономики столкнуться в этом году с падением ВВП — сокращение составит 3% и 4,6%. Экономики остальных стран ЕАЭС будут расти, говорится в макропрогнозе Евразийского банка развития (ЕАБР). ВВП Казахстана может увеличиться на 2,8%, Армении — на 12,5%, Киргизии — на 3,1%.

«С точки зрения в целом союза, то здесь стало очевидно, что нужно смещать центр тяжести со стороны торговли в сторону промышленной кооперации, выстраивания цепочки НИОК (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ). Это, к слову, о том, что изначально было заложено в договор, но не было сильно востребовано», — отмечает эксперт.

Полномочия ЕАЭС не отвечают размерам кризиса, который был вызван санкциями и ответом на них, подчеркивает Бердаков. По его словам, сейчас в союзе идет перебалансировка сил, потому что на Армению, Казахстан и Киргизию приходится гораздо больше торговли. «Мы наблюдаем серьезное промышленное развитие, банковское, информационное, логистическое. Понятно, что союз будет в некотором роде переформатирован. Но он не распадется».

То, что напряжение растет внутри союза – это очевидно, говорит Рекеда. Это связано с условиями двойственного состояния: одни члены ЕАЭС под санкциями, другие — нет. И те, кто не под ограничениями, естественно, боятся их получить. Это работает на дезинтеграцию, но это не приведет к тому, что страны начнут выходить из ЕАЭС. Союз несет экономические выгоды. И в нынешних условиях потерять их никому не хочется: ни Казахстану, ни Киргизии, ни Армении.