Последние новости, собранные с разных уголков земного шара. Мы публикуем аналитические статьи о политике, экономике, культуре, спорте, обществе и многом ином

Мишустину показали сушилку для замороженных книг

Премьер приехал в восстановленное после пожара здание ИНИОН РАН

Михаил Мишустин по случаю Дня науки посетил восстановленное из пепла здание ИНИОН РАН, являющееся главным хранилищем книг по социальным и гуманитарным дисциплинам. Ученые ознакомили премьера с первым в мире фундаментальным трудом о деятельности Дональда Трампа и попросили включить бумажную книгу в список традиционных ценностей россиян.

Пожар в библиотеке ИНИОН РАН стал главным событием января 2015 года и настоящей трагедией для сотрудников института. От воды, которой пожарные заливали книгохранилище, пострадало огромное количество ценных экземпляров, а само здание было практически утрачено. (Ущерб, кстати, до конца не подсчитали до сих пор.) Восстановительные работы продолжались около 7 лет, и вот по случаю Дня науки Михаилу Мишустину предъявили результат — четыре этажа современных помещений, читальные залы, буфет, Музей становления общественных наук и, разумеется, современные книгохранилища с пневмопочтой и монорельсовой системой доставки.

Однако первым делом премьера повели в подвал, где установлена… сушильная камера. Дело в том, что часть библиотечных фондов в виде ледяных глыб до сих пор хранится в хладокомбинате Росрезерва. «500 тонн литературы пришлось специально заморозить, и вот теперь мы надеемся вернуть их к жизни с помощью технологии вакуумной сушки», — рассказали Мишустину ученые. По словам директора института Алексея Кузнецова, на просушку такого количества книг уйдет не один год. Кроме того, инновационную сушилку можно использовать при аналогичных ЧП, которые, к сожалению, не редки. «А я верю, что никого не затопит! — прервал его Мишустин. — Все нормально будет, если все делать в соответствии с техникой безопасности».

Специализация ИНИОН РАН — социальные и гуманитарные науки. Фонды формируются по принципу «обязательного экземпляра»: это значит, что все книги соответствующей тематики поступают сюда на хранение хотя в одном экземпляре. Но это касается только российских изданий. С иностранными все стало сложно после 24 февраля 2022 года. «Нас отсекают от баз данных, от современной зарубежной периодики. И не только по политическим мотивам, но также из-за сложностей с оплатой», — пожаловались сотрудники института. Они попросили премьера решить вопрос с закупкой иностранных изданий и получением доступа к цифровым базам данных, поскольку они широко используются в научной работе. В частности, на основе таких источников ученые ИНИОН РАН первыми в мире выпустили фундаментальный труд, подводящий итоги президентства Дональда Трампа. («Неужели первыми в мире?» — не поверил премьер.) А также провели глубокий анализ прямых иностранных инвестиций, раскрывающий роль офшоров в экономике РФ. «Это очень интересно», — обрадовался Мишустин, попросив прислать ссылку на исследование или предоставить его материалы в бумажном виде.

По словам главы кабмина, правительство не против покупать иностранную литературу и зарубежные базы данных по гуманитарным дисциплинам, нужно только понимать — какие именно источники нужны науке. В свою очередь вице-премьер Дмитрий Чернышенко заявил, что «навязанные нам западные ценности и ролевые модели, слава богу, ушли из страны». Указом президента зафиксированы традиционные для России ценности, и теперь перед учеными, занимающимися общественными науками, стоит задача подтвердить их наличие «на всех этапах существования российской цивилизации».

«Зарубежная литература несет свои ценности, свои культурные коды и пропаганду. Мы должны все это изучать и правильно передавать молодежи», — проинформировал участников встречи Чернышенко.

Еще одна просьба ученых касалась поддержки научных изданий. Многие труды сейчас выходят в цифре, но совсем от бумаги отказываться, по их мнению, было бы неправильно, особенно в связи с пропагандируемой властями концепцией духовных скреп. «Бумажная книга — одна из традиционных ценностей, — заявил Мишустину академик Макаров. — Мы же взяли курс на сохранение традиционных ценностей. Значит, и книгу нам нужно сохранить».